Договорное право » Общие правила договорной работы

Как привлечь к ответственности сторону договора, которая недобросовестно ведет переговоры

 

Переговоры по заключению договоров (особенно когда речь идет о дорогостоящих контрактах) могут стоить не только временных, но и значительных финансовых затрат для бизнеса.

 

На необходимость ввести положения о преддоговорной ответственности в Гражданский кодекс РФ было указано в пункте 7.7 раздела V Концепции развития гражданского законодательства РФ. Цель такого дополнения – «предотвращение недобросовестного поведения на стадии переговоров о заключении договора».




 

При этом в концепции особо было отмечено, что необходимо «предусмотреть специальные правила о так называемой преддоговорной ответственности (culpa in contrahendo), ориентируясь на соответствующие правила ряда иностранных правопорядков».

 

В итоге соответствующие правила с 1 июня 2015 года появились в пункте 3 статьи 434.1 Гражданского кодекса РФ (п. 79 Федерального закона от 8 марта 2015 г. № 42-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса РФ»).

 

Внимание! В редакции Гражданского кодекса РФ до 1 июня 2015 года уже было несколько норм, связанных с ведением переговоров и установлением ответственности за необоснованное их прерывание. Их нужно учитывать при работе, так как они по отношению к статье 434.1 Гражданского кодекса РФ являются специальными.

 

К таким нормам, например, относятся следующие.

 

1. Статья 445 «Заключение договора в обязательном порядке». Эта статья устанавливает специальные правила для случаев, когда согласно Гражданскому кодексу РФ или иным законам заключение договора является обязательным. Так, лицо, получившее оферту, должно направить ответ в течение 30 дней со дня получения оферты, если иные сроки не установлены законом, иными правовыми актами или не согласованы сторонами (п. 1 и 3). Если сторона, для которой заключение договора обязательно, уклоняется от его заключения, то другая сторона вправе обратиться в суд с требованием о понуждении заключить договор. При этом сторона, необоснованно уклоняющаяся от заключения договора, должна возместить другой стороне причиненные этим убытки (абз. 2 п. 4).

 

2. Статья 507 «Урегулирование разногласий при заключении договора поставки». Эта статья посвящена ситуации, когда между сторонами возникли разногласия по отдельным условиям договора поставки. Так, пункт 1 налагает определенную обязанность на сторону, которая предложила заключить договор и получила от другой стороны предложение о согласовании некоторых условий. Она должна в течение 30 дней со дня получения этого предложения:

  • принять меры по согласованию соответствующих условий договора либо
  • письменно уведомить другую сторону об отказе от его заключения.

 

Иной срок может быть установлен законом или согласован сторонами.

 

Если указанные действия не будут осуществлены или будет нарушен срок, то сторона, допустившая нарушение, будет обязана возместить убытки, вызванные уклонением от согласования условий договора.

 

Кроме того, стоит обратить внимание на следующее. Если одна сторона при ведении переговоров действует недобросовестно (например, для того чтобы другая сторона не заключила договор с третьим лицом), то такие действия можно квалифицировать как злоупотребление правом (ст. 10 ГК РФ). Это дает возможность применить пункт 4 статьи 10 Гражданского кодекса РФ и потребовать возмещения причиненных убытков. То есть преддоговорная ответственность была возможна и при редакции Гражданского кодекса РФ, действовавшей до вступления статьи 434.1 в силу.

 

 

Что можно потребовать от стороны, которая недобросовестно ведет переговоры

 

Законодатель в пункте 3 статьи 434.1 Гражданского кодекса РФ указал: «Сторона, которая ведет или прерывает переговоры о заключении договора недобросовестно, обязана возместить другой стороне причиненные этим убытки».

 

Данное правило также соответствует Принципам УНИДРУА, в пункте 2 статьи 2.15 которых указано: «…сторона, которая ведет или прерывает переговоры недобросовестно, является ответственной за потери, причиненные другой стороне».

 

Однако тот факт, что с 1 июня 2015 года в Гражданском кодексе РФ появилась новая статья 434.1, не исключает применения к отношениям, возникшим при установлении договорных обязательств, правил главы 59 Гражданского кодекса РФ (п. 8 ст. 434.1 ГК РФ).

 

Пленум Верховного суда РФ уточнил этот тезис в абзаце 1 пункта 19 постановления от 24 марта 2016 г. № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса РФ об ответственности за нарушение обязательств» (далее – Постановление № 7). Он указал, что к отношениям, связанным с причинением вреда недобросовестным поведением при проведении переговоров, применяются именно нормы главы 59 «Обязательства вследствие причинения вреда» Гражданского кодекса РФ. А статья 434.1 содержит лишь исключения из общих правил. Она – частный случай деликтной ответственности.

 

При этом суд привел два примера.

 

Пример 1. Вред причинил работник своим недобросовестным поведением при проведении переговоров.

 

В таком случае вред возмещает юридическое лицо либо гражданин, которые являются работодателем такого работника (ст. 1068 ГК РФ).

 

Пример 2. Вред при проведении переговоров причинен несколькими контрагентами совместно.

 

Эти контрагенты отвечают перед потерпевшим солидарно (ст. 1080 ГК РФ).

 

Внимание! Законодательство может предусматривать специальные способы защиты для случаев, когда сторона переговоров нарушает отдельные виды обязательств.

 

В таких ситуациях нужно руководствоваться специальными нормами. На это указал Верховный суд РФ в пункте 21 Постановления № 7. При этом суд привел четыре примера норм, которые указывают такие способы защиты:

  • статья 495 Гражданского кодекса РФ – когда продавец до заключения договора розничной купли-продажи не предоставляет покупателю информацию о товаре;
  • статья 732 Гражданского кодекса РФ – когда подрядчик до заключения договора бытового подряда не предоставляет заказчику информацию о предлагаемой работе;
  • статья 804 Гражданского кодекса РФ – когда клиент не предоставляет экспедитору информацию, которая необходима для того, чтобы экспедитор исполнил обязанность по договору транспортной экспедиции;
  • статья 944 Гражданского кодекса РФ – когда страхователь сообщает страховщику заведомо ложные сведения об обстоятельствах, которые имеют существенное значение для определения страхового риска.

 

Внимание! Если сторона переговоров предоставила неполную или недостоверную информацию, то потребовать возмещения убытков по пункту 3 статьи 434.1 Гражданского кодекса РФ можно, если это стало основанием для отказа от заключения договора.

 

Такой вывод сделал Пленум Верховного суда РФ в пункте 21 Постановления № 7. В частности, он указал, что в ситуациях, когда сторона предоставила неполную (недостоверную) информацию либо умолчала об обстоятельствах, которые должны быть доведены до другой стороны, такая сторона вправе:

  • либо потребовать признать сделку недействительной и возместить вызванные такой недействительностью убытки (ст. 178 или 179 ГК РФ);

 

Потерпевшая сторона может требовать возмещения убытков по пункту 3 статьи 434.1 Гражданского кодекса РФ только в одном случае – «если действия контрагента по предоставлению неполной или недостоверной информации послужили основанием для отказа стороны от заключения договора» (абз. 2 п. 21 Постановления).

 

Причем об «умолчании» Верховный суд РФ ничего не сказал. Можно предположить, что сторона не вправе привлечь контрагента к преддоговорной ответственности, если:

  • тот умолчал об обстоятельствах, которые в силу характера договора должны были быть доведены до сведения этой стороны, и
  • это стало основанием для отказа от заключения договора.

 

Одна сторона недобросовестно прервала переговоры о заключении договора. Можно ли в таком случае обязать несостоявшегося контрагента исполнить обязательство в натуре (заключить договор или вернуться к переговорному процессу)?

Нет, нельзя.

 

От стороны, которая ведет или прерывает переговоры о заключении договора недобросовестно, можно потребовать лишь возмещения причиненных этим убытков (п. 3 ст. 434.1 ГК РФ).

 

Любые иски о заключении договора или понуждении к возвращению к переговорному процессу будут отклонены российскими судами как основанные на использовании ненадлежащего средства защиты.

 

Дело в том, что введение стандарта добросовестного поведения не создает обязанности заключить договор. Ответственность наступает не за факт незаключения договора, а за недобросовестное поведение на преддоговорной стадии отношений.

 

В ходе переговоров о заключении договора одна сторона действовала недобросовестно, что стало причиной убытков другой стороны. Можно ли потребовать их возмещения, если договор все же был заключен?

Да, можно.

 

Правила статьи 434.1 Гражданского кодекса РФ применяются независимо от того, был ли заключен сторонами договор по результатам переговоров (п. 7 ст. 434.1 ГК РФ).

 

При ведении переговоров одна сторона, осуществляющая предпринимательскую деятельность, дала другой стороне недостоверные заверения об обстоятельствах, имеющих значение для заключения договора. Что в таком случае можно потребовать от недобросовестного контрагента?

 

Можно потребовать:

  • возместить убытки, причиненные недостоверностью таких заверений, или
  • уплатить предусмотренную договором неустойку.

 

Если заверения контрагента имели существенное значение для стороны, положившейся на них, то она также вправе отказаться от договора, если иное не предусмотрено соглашением сторон.

 

Если сторона заключила договор под влиянием обмана или существенного заблуждения, вызванного недостоверными заверениями, то она вправе вместо отказа от договора требовать признания договора недействительным (ст. 179 и 178 ГК РФ).

 

Заверениям об обстоятельствах с 1 июня 2015 года посвящена отдельная статья 431.2 Гражданского кодекса РФ.

 

При согласовании условий договора переговорные возможности сторон были неравны. Одна из сторон при этом была поставлена в положение, которое существенно затруднило согласование иного содержания отдельных условий договора. Что может сделать указанная сторона, если договор был заключен, но все его условия были определены сильной стороной?

 

Если переговорные возможности были явно неравными, то можно воспользоваться правами, предоставленными пунктом 2 статьи 428 Гражданского кодекса РФ присоединившейся к договору стороне, – потребовать расторжения или изменения договора. Но для этого заключенный договор должен:

  • лишать слабую сторону прав, обычно предоставляемых по договорам такого вида,
  • исключать или ограничивать ответственность другой стороны за нарушение обязательств либо
  • содержать другие явно обременительные для слабой стороны условия, которые она исходя из своих разумно понимаемых интересов не приняла бы при наличии равных переговорных возможностей.

 

Если договор будет изменен или расторгнут по требованию слабой стороны, то он будет считаться действовавшим в измененной редакции либо, соответственно, не действовавшим с момента его заключения.

 

Соответствующие правомочия слабой стороны появились в пункте 3 статьи 428 Гражданского кодекса РФ с 1 июня 2015 года.

 

Ранее на них указывал Пленум ВАС РФ в постановлении от 14 марта 2014 г. № 16 «О свободе договора и ее пределах» (далее – постановление № 16): «В случаях, когда будет установлено, что при заключении договора… контрагент был поставлен в положение, затрудняющее согласование иного содержания отдельных условий договора (то есть оказался слабой стороной), суд вправе применить к такому договору положения пункта 2 статьи 428 Гражданского кодекса РФ о договорах присоединения, изменив или расторгнув соответствующий договор по требованию такого контрагента» (п. 9). Более того, Пленум ВАС РФ указал критерии, по которым суд должен оценивать нарушение баланса интересов сторон. Вполне возможно, что, применяя новый пункт 3 статьи 428 Гражданского кодекса РФ, суды будут ориентироваться на указанные разъяснения.

 

Так, в силу пункта 10 постановления № 16 суд должен определить фактическое соотношение переговорных возможностей сторон и выяснить, было ли присоединение к предложенным условиям вынужденным. При этом суд учитывает:

  • уровень профессионализма сторон в соответствующей сфере;
  • конкуренцию на соответствующем рынке;
  • наличие реальной возможности вести переговоры или заключить аналогичный договор с третьими лицами на иных условиях.

 

Кроме того, Пленум ВАС РФ в пункте 9 постановления № 16 предусмотрел в качестве альтернативы еще один вариант борьбы с несправедливыми условиями, навязанными слабой стороне. Вместо подачи иска об изменении договора она может просто заявить о недопустимости применения несправедливых договорных условий на основании статьи 10 Гражданского кодекса РФ или о ничтожности таких условий по статье 169 Гражданского кодекса РФ. Этого будет достаточно, чтобы суд заблокировал применение явно несправедливого условия, навязанного слабой стороне.

 

 

Что относится к убыткам, которые можно возместить по статье 434.1 Гражданского кодекса РФ

 

Законодатель в абзаце 2 пункта 3 статьи 434.1 Гражданского кодекса РФ пояснил, что именно в рассматриваемом случае относится к убыткам, подлежащим возмещению недобросовестной стороной. Речь идет о расходах, которые были понесены другой стороной в связи со следующим:

  • ведением переговоров о заключении договора, а также
  • утратой возможности заключить договор с третьим лицом (возмещение «потери шанса»).

 

То есть статья 434.1 Гражданского кодекса РФ позволяет взыскать все расходы, которые понес участник переговоров, в том числе перед третьими лицами (естественно, если потерпевшая сторона представит надлежащие доказательства).

 

При этом участник переговоров должен быть поставлен в положение, в котором он находился бы, если бы совсем не вступал в переговоры с недобросовестной стороной, либо в положение до начала переговоров. Речь идет о возмещении «отрицательного» («негативного») договорного интереса.

 

На это указал и Верховный суд РФ в абзаце 2 пункта 20 Постановления № 7: «В результате возмещения убытков, причиненных недобросовестным поведением при проведении переговоров, потерпевший должен быть поставлен в положение, в котором он находился бы, если бы не вступал в переговоры с недобросовестным контрагентом».

 

При этом суд:

  • не стал ограничивать статьи расходов, которые подлежат возмещению. Он указал, что это лишь примеры, и назвал еще одну – «расходы по приготовлению к заключению договора»;
  • переименовал «расходы» от утраты возможности заключить договор с третьим лицом в «убытки». То есть потерпевшая сторона в данном случае может взыскать и упущенную выгоду.

 

 

Пример убытков, подлежащих возмещению в связи с недобросовестным ведением переговоров

Инвесторы ведут переговоры о вложении денежных средств в масштабный затратный проект.

При этом параллельно ведутся переговоры с рядом заказчиков и контрагентов, заключаются предварительные договоры.

Внезапно, непредвиденно один из инвесторов прерывает переговоры. Это становится причиной для остановки переговоров с контрагентами.

В такой ситуации недобросовестный инвестор – участник переговоров должен возместить иным участникам расходы на проведение переговоров, убытки, которые им придется возместить третьим лицам и контрагентам.

 

 

Во всем этом состоит отличие от возмещения убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства, по статье 393 Гражданского кодекса РФ.

 

Обоснование: В абзаце 2 пункта 2 этой статьи указано: «Возмещение убытков в полном размере означает, что в результате их возмещения кредитор должен быть поставлен в положение, в котором он находился бы, если бы обязательство было исполнено надлежащим образом». То есть речь идет о возмещении так называемого «положительного» («позитивного») договорного интереса, защите законных ожиданий кредитора в надлежащем исполнении договора.

 

Ограничение преддоговорной ответственности постановкой в состояние до вступления в переговоры вполне логично. Если договор не получит действия, то определять убытки таким образом, как если бы он был заключен, неверно. Увеличение ответственности до состояния, указанного в абзаце 2 пункта 2 статьи 393 Гражданского кодекса РФ, фактически означало бы обязание другой стороны исполнить договор, переговоры о заключении которого не достигли своей цели.

 

 

Кто и что должен доказать в судебном процессе о привлечении стороны к преддоговорной ответственности

 

По общему правилу добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагается, пока не доказано иное (п. 5 ст. 10 ГК РФ).

 

При этом граждане и юридические лица свободны в заключении договора и в проведении переговоров о его заключении. Как правило, их нельзя понудить к его заключению (п. 1 ст. 421 и п. 1 ст. 434.1 ГК РФ).

 

Из этого Верховный суд РФ в абзаце 2 пункта 19 Постановления № 7 сделал два вывода:

 

1) «само по себе прекращение переговоров без указания мотивов отказа не свидетельствует о недобросовестности соответствующей стороны» (об этом см. также 3. Стороны не отвечают за то, что соглашение не достигнуто);

 

2) истец должен доказать то, что, вступая в переговоры, ответчик действовал недобросовестно с целью причинения вреда истцу. Так, потерпевшая сторона должна доказать, что контрагент, например, пытался:

  • получить у нее коммерческую информацию либо
  • воспрепятствовать заключению договора между ней и третьим лицом.

 

При этом не применяется правило о том, что лицо, причинившее вред, освобождается от его возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине (п. 2 ст. 1064 ГК РФ).

 

В то же время в пункте 2 статьи 434.1 Гражданского кодекса РФ законодатель указал действия, которые при проведении переговоров предполагаются недобросовестными. В частности, это такие действия, когда одна сторона:

  • предоставляет другой стороне неполную или недостоверную информацию (в т. ч. умалчивает об обстоятельствах, которые в силу характера договора должны быть доведены до сведения другой стороны);
  • внезапно и неоправданно прекращает переговоры о заключении договора при таких обстоятельствах, при которых другая сторона переговоров не могла разумно этого ожидать.

 

В этих случаях уже ответчик должен доказать добросовестность своих действий (абз. 3 п. 19 Постановления).

 

При этом суды, оценивая действия сторон как добросовестные или недобросовестные, исходят из поведения:

  • ожидаемого от любого участника гражданского оборота,
  • учитывающего права и законные интересы другой стороны,
  • содействующего ей, в том числе в получении необходимой информации.

 

По общему правилу добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагается, пока не доказано иное (п. 5 ст. 10 ГК РФ). Однако это не значит, что суд может признать поведение одной стороны недобросовестным, только если будет обоснованное заявление другой стороны. Если усматривается очевидное отклонение действий участника гражданского оборота от добросовестного поведения, то инициатива может исходить и от самого суда. В таком случае он при рассмотрении дела выносит на обсуждение обстоятельства, явно свидетельствующие о таком недобросовестном поведении, даже если стороны на них не ссылались (п. 2 ст. 56 ГПК РФ, ст. 65 АПК РФ).

 

На это указал Пленум ВС РФ в пункте 1 постановления от 23 июня 2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса РФ».

 

Что нужно сделать, чтобы взыскать со стороны переговоров убытки, понесенные из-за утраты возможности заключить договор с третьим лицом (возместить «потерю шанса»)?

 

Для этого потерпевшая сторона должна представить доказательства реальности указанных потерь. Однако на данный момент сложно понять, как суды будут устанавливать:

  • воспользовалась бы сторона шансом на заключение договора с третьим лицом, если бы другая сторона не допускала нарушений;
  • на каких условиях такой договор был бы заключен;
  • был бы этот договор исполнен.

 

При этом помимо доказательств реальности «упущенного шанса» необходимо также доказать размер убытков. Однако это может быть не так принципиально. Дело в том, что с 1 июня 2015 года в статье 393 Гражданского кодекса РФ появился пункт 5. Согласно его содержанию суд не откажет в возмещении убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства, только на том основании, что их размер не может быть установлен с разумной степенью достоверности. В таком случае суд сам его определяет с учетом всех обстоятельств дела исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности допущенному нарушению обязательства. Представляется, что суды могут применять данную норму и при установлении размера преддоговорной ответственности.

 

Важно иметь в виду, что ответственность за «потерю шанса» может в конкретных случаях нарушать баланс интересов участников преддоговорных отношений. Есть риск того, что сторона преддоговорного процесса понесет несправедливую ответственность, а другая сторона получит внеэкономическое обогащение.


По материалам открытых источников