Договорное право » Периодика

Работа с госзаказом по-новому. Как не попасть в реестр недобросовестных поставщиков

Журнал «Юрист компании» № 1, Январь 2014

 

Для большинства компаний участие в государственных и муниципальных закупках является основным источником дохода. В то же время госзаказ таит в себе огромное количество подводных камней, в том числе риск попасть в реестр недобросовестных поставщиков. Причем с 1 января 2014 года этот риск стал еще серьезнее. Это связано со вступлением в силу Федерального закона от 05.04.13 № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для государственных и муниципальных нужд» (далее – закон № 44ФЗ), который полностью заменил Федеральный закон от 21.07.05 № 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд» (далее – закон № 94-ФЗ). Согласно новым положениям, теперь в реестр будут включаться сведения не только о самих компаниях (поставщиках, подрядчиках, исполнителях), но и об их учредителях, членах коллегиальных исполнительных органов и лицах, исполняющих функции единоличного исполнительного органа (п. 1, 2 ч. 3 ст. 104 закона № 44-ФЗ). Это означает, что в случае попадания компании в реестр ее учредители не смогут, как раньше, открыть другую компанию и продолжить участвовать в госзакупках. В такой ситуации придется либо вовсе забыть о работе с госзаказом, либо создавать компании с номинальными учредителями и директорами, что тоже рискованно. Поэтому в рамках закупок важно действовать крайне осмотрительно, чтобы избежать включения в реестр недобросовестных поставщиков.

 




 

Процедура включения в реестр недобросовестных поставщиков

 

Как и прежний закон № 94-ФЗ, закон № 44-ФЗ предусматривает включение недобросовестных поставщиков в реестр сроком на два года (ч. 9 ст. 104 закона № 44-ФЗ). В течение этих двух лет компания, включенная в такой реестр, не вправе участвовать в госзакупках (ч. 6 ст. 31 закона № 44-ФЗ). Процедура включения в реестр недобросовестных поставщиков тоже не изменилась: в зависимости от основания госзаказчик передает в ФАС России документ, подтверждающий факт уклонения участника закупок от заключения контракта (протокол об отказе от заключения контракта), мотивированный протокол об одностороннем отказе от исполнения контракта либо вступившее в силу решение суда о расторжении контракта. Если же речь идет об оборонном заказе, то данные документы госзаказчик передает в Рособоронзаказ (п. 3 постановления Правительства РФ от 26.08.13 № 728 «Об определении полномочий федеральных органов исполнительной власти в сфере закупок <…>»). Далее проводится проверка и соответствующий государственный орган выносит решение о включении или об отказе во включении компании в реестр недобросовестных поставщиков.

 

Но нужно учитывать одно существенное изменение – теперь при принятии решения о включении компании в реестр недобросовестных поставщиков в реестр попадут еще и фамилии, имена, отчества учредителей, членов коллегиальных исполнительных органов, а также лиц, исполняющих функции единоличного исполнительного органа компании – участника закупки (п. 2 ч. 3 ст. 104 закона № 44-ФЗ).

 

 

Включение в реестр при уклонении от заключения контракта

 

Еще один риск – в случае уклонения или отказа участника закупок от заключения контракта внесенные им денежные средства в качестве обеспечения заявки возврату не подлежат (п. 1 ч. 13 ст. 44 закона № 44-ФЗ).

 

Как в законе № 94-ФЗ, так и в новом законе компания может попасть в реестр в случае уклонения от заключения госконтракта (ч. 2 ст. 104 закона № 44-ФЗ). В частности, уклонением считаются ситуации, когда компания-победитель не направила госзаказчику в установленный срок подписанный проект контракта, документы, подтверждающие представление обеспечения исполнения контракта (в определенных случаях), либо если она направила документы по форме и содержанию, не соответствующие требованиям закона № 44-ФЗ.

 

Исходя из этих положений факт непредставления документов в срок в любом случае признается уклонением от заключения контракта, и не важно, по каким причинам это произошло. В итоге по практике прежнего закона (№ 94-ФЗ) во многих случаях ФАС России и Рособоронзаказ формально принимали решения о включении компаний в реестр недобросовестных поставщиков.

 

У судов же сложилась другая позиция. Они приравнивают включение участника закупки в реестр недобросовестных поставщиков к санкции (мере государственного принуждения) и указывают, что госорганы, принимая такое решение, не должны ограничиваться лишь формальным установлением факта нарушения законодательства. Это следует из позиции, сформулированной в постановлении Конституционного суда от 30.07.01 № 13-П, от 21.11.02 № 15-П, согласно которой меры государственного понуждения должны применяться с учетом характера совершенного правонарушения, размера причиненного вреда, степени вины правонарушителя, его имущественного положения и иных существенных обстоятельств. А применяемые госорганами санкции должны отвечать требованиям Конституции, соответствовать принципу юридического равенства, быть соразмерными конституционно защищаемым целям и ценностям, исключать возможность их произвольного истолкования и применения. В связи с этим суды считают, что при принятии решения о включении компании в реестр нужно исследовать все обстоятельства дела, дав оценку существенности нарушения, степени вины компании и ущербу, нанесенному госзаказчику. Такая позиция судов дает возможность доказывать незаконность включения в реестр недобросовестных поставщиков в случае неподписания контракта по причинам, не зависящим от компании.

 

 

ВАС РФ настаивает на ограничении формального одхода

 

Высший арбитражный суд тоже подтверждал, что включение компании в реестр недобросовестных поставщиков имеет характер санкции и что к применению этой санкции нельзя подходить формально.

 

В определении от 17.09.12 № ВАС-11617/12, которым было отказано в передаче дела на рассмотрение в порядке надзора, рассматривалась следующая ситуация. Компания попала в реестр недобросовестных поставщиков из-за того, что бухгалтерская отчетность, представленная заказчику ее поручителем, не соответствовала тем данным, которые заказчик получил о нем из налоговой. Суды, включая ВАС РФ, признали незаконным решение о включении компании в реестр недобросовестных поставщиков, поскольку в ее действиях не было признаков недобросовестности, а также вины в том, что ее поручитель предоставил недостоверные сведения бухгалтерской отчетности. Сейчас эта ситуация не актуальна, поскольку такой вид обеспечения госконтракта, как поручительство, позднее был исключен из прежнего закона (№ 94-ФЗ), в новом законе № 44-ФЗ этот вид обеспечения тоже не предусмотрен. Но в любом случае озвученный Высшим арбитражным судом общий подход к пониманию включения в реестр недобросовестных поставщиков как санкции может применяться и в других случаях, когда решается вопрос о добросовестности компании. ВАС РФ указал, что включение сведений в реестр недобросовестных поставщиков является санкцией за недобросовестное поведение участника размещения заказа, выражающееся в намеренном и умышленном нарушении положений закона. Но если действия компании были направлены на заключение госконтракта, то ее нельзя считать недобросовестной, а значит, основания для признания ее уклонившейся от заключения госконтракта и включения сведений о ней в реестр отсутствуют.

 

Проект договора получен после окончания срока подписания. Одной из ситуаций, когда компанию могут признать уклоняющейся от заключения госконтракта, является случай, когда она не имеет реальной возможности подписать проект контракта, потому что получила его уже после того, как истек срок для подписания. Но в таких случаях судебная практика защищает интересы участников закупок.

 

Например, в одном деле госзаказчик направил 2 марта участнику закупки проект договора с указанием, что он должен быть подписан до 7 марта. Но к этому сроку компания еще не получила письмо с проектом. Тем не менее ФАС России включила ее в реестр недобросовестных поставщиков. Суды трех инстанций встали на сторону компании. Они установили, что на самом деле письмо с проектом контракта было получено только 12 марта, то есть после истечения срока для его подписания. ФАС России ссылалась на то, что на штемпеле была указана дата 5 марта, что, по ее мнению, подтверждало получение письма именно 5 марта. Но, как было установлено, это была дата прибытия письма в почтовое отделение получателя, а не дата его фактического получения. Также ФАС России указывала на то, что сотрудник госзаказчика лично пытался вручить проект контракта, приехав по юрадресу, но обнаружил, что компания по этому адресу не находится. Суды отклонили этот довод, поскольку он не был подтвержден документально. Еще одним аргументом в пользу компании стало то, что исходя из требований закона № 94-ФЗ контракт мог быть заключен до 22 марта, поэтому столь короткий срок (до 7 марта), назначенный заказчиком, нельзя считать разумным (постановление ФАС Московского округа от 26.03.13 по делу № А40-52202/12-152-171).

 

Технический сбой. Если невозможность подписания контракта в срок была связана с техническими проблемами, тоже есть шанс избежать попадания в реестр. Как правило, это касается ситуаций, когда закупки происходят в электронном виде и компания не может отправить подписанный проект договора: например, если в офисе неожиданно отключили интернет или электроэнергию.

 

 

ПРИМЕР ИЗ ПРАКТИКИ

Компания стала победителем открытого аукциона в электронной форме. Госзаказчик направил ей проект контракта по телекоммуникационным каналам связи, но компания не смогла отправить его в подписанном виде. Через месяц госзаказчик составил протокол об отказе от заключения контракта по причине уклонения поставщика. В итоге антимонопольная служба включила компанию в реестр недобросовестных поставщиков. Обжалуя это решение в суде, компания указала, что в момент отправления подписанного контракта произошел технический сбой (доступ в интернет с компьютеров компании стал невозможен). Эту техническую проблему удалось устранить только через месяц. В подтверждение этого компания представила акт, составленный исполнителем, который устранил неисправность, а также электронную переписку с представителем госзаказчика, из которой видно, что компания пыталась отправить контракт другими способами. В такой ситуации суды признали, что нарушение сроков подписания контракта произошло по причине, не зависящей от компании, а ввиду возникших препятствий технического характера. Поэтому решение о включении компании в реестр недобросовестных поставщиков является незаконным (постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 13.08.13 по делу № А19-22295/2012).

 

 

В судебной практике немало примеров аналогичных споров, удачно разрешенных в пользу компаний (например, постановления ФАС Московского округа от 22.05.12 по делу № А40-56760/11-146-466, Восточно-Сибирского округа от 10.12.12 по делу № А33-6652/2012, Волго-Вятского округа от 04.07.12 по делу № А38-4526/2011, Четвертого арбитражного апелляционного суда от 22.04.13 по делу № А10-4555/12).

 

Таким образом, чтобы не попасть в реестр недобросовестных поставщиков из-за технического сбоя, нужно иметь доказательства того, что технические проблемы действительно имели место в конкретные даты. Кроме того, важно подтвердить еще и то, что компания пыталась предпринять иные меры для заключения контракта (например, представить переписку с сотрудниками госзаказчика). Без таких доказательств оспорить решение о включении в реестр не получится (см., например, постановление ФАС Дальневосточного округа от 27.09.12 по делу № А59-5850/2011).

 

 

Включение в реестр при существенном нарушении условий контракта

 

Еще одно основание для включения в реестр недобросовестных поставщиков – нарушение компанией своих обязательств по уже заключенному контракту. Причем если в случае с уклонением от заключения контракта у компании есть шансы доказать, что она добросовестно пыталась принять все возможные меры к тому, чтобы контракт все-таки был подписан, то при установлении существенного нарушения заключенного контракта избежать включения в реестр почти невозможно.

 

Основание – судебное решение о расторжении контракта. Согласно закону № 44-ФЗ, в реестр недобросовестных поставщиков должна быть включена информация о поставщиках, с которыми контракты были расторгнуты по решению суда (ч. 2 ст. 104 закона № 44-ФЗ). Здесь речь идет о ситуации, когда суд расторгает контракт из-за существенного нарушения условий контракта со стороны поставщика. В пример можно привести следующую ситуацию: подрядчик, заключивший муниципальный контракт, при выполнении работ отступил от техзадания. В самом контракте была предусмотрена возможность его расторжения в судебном порядке, в том числе в случае выполнения подрядчиком работ с отступлениями от требований техзадания. Госзаказчик обратился в суд с иском о расторжении контракта и получил решение в свою пользу. На основании решения суда сведения о подрядчике были включены в реестр недобросовестных поставщиков (постановление ФАС Северо-Западного округа от 21.02.13 по делу № А21-2779/12). Таким образом, расторжение контракта в судебном порядке при условии нарушения участником закупок обязательств ведет к безоговорочному включению информации о таком участнике в реестр.

 

28 января Президиум ВАС РФ рассмотрит вопрос о том, допустимо ли вообще включать в госконтракт третейскую оговорку (дела № А40-148581/2012, А40-160147/2012).

 

Существует только одна уловка в такой ситуации – предусмотреть в контракте с госзаказчиком третейскую оговорку. Шансы, что госзаказчик согласится на это, минимальны (в основном госзаказчики стараются придерживаться условий своих типовых договоров). Но, как показывает судебная практика, иногда они все-таки соглашаются на такой вариант (чаще всего третейская оговорка встречается в московских госконтрактах). Дело в том, что, по мнению арбитражных судов, в норме закона, позволяющей включить компанию в реестр недобросовестных поставщиков из-за того, что контракт с ней был расторгнут по решению суда, речь идет только о государственных судах, но не о третейских. Поэтому даже если третейский суд установит со стороны поставщика существенное нарушение условий контракта и вынесет решение о его расторжении, это не будет являться основанием для включения в реестр недобросовестных поставщиков (постановления ФАС Московского округа от 05.11.13 по делу № А40-159394/12-152-1169, от 12.09.13 по делу № А40-159392/2012, Девятого арбитражного апелляционного суда от 07.06.13 по делу № А40-172048/2012). В пример приведена судебная практика по применению части 2 статьи 19 закона № 94-ФЗ, которая предусматривала норму, аналогичную части 2 статьи 104 закона № 44-ФЗ.

 

Это не значит, что теперь поставщик не может отказаться от исполнения контракта в одностороннем порядке. Такой отказ возможен, но только если в контракте было предусмотрено право заказчика принять решение об одностороннем отказе от исполнения контракта (ч. 19 ст. 95 закона № 44-ФЗ).

 

Основание – односторонний отказ заказчика. Раньше закон № 94-ФЗ предусматривал возможность включения участника закупки в реестр «в случае одностороннего отказа стороны от исполнения контракта». Это предполагало возможность включения в реестр в случае отказа от контракта любой из сторон. Теперь же поставщик может попасть в реестр, только если заказчик откажется от контракта из-за существенного нарушения поставщиком взятых на себя обязательств (ч. 2 ст. 104 закона № 44-ФЗ). Но нужно учитывать, что эта норма не нашла и вряд ли найдет широкое применение по причине нежелания заказчиков отстаивать и обосновывать в суде причины одностороннего отказа от контракта. Гораздо охотнее заказчики будут пользоваться проверенным инструментом расторжения контрактов в судебном порядке.


По материалам открытых источников