Договорное право » Финансовые услуги

Как клиенту возразить на претензии финансового агента по поводу неисполнения должником уступленного требования

 

В договоре финансирования под уступку денежного требования может быть предусмотрено, что клиент отвечает за неисполнение или ненадлежащее исполнение должником денежного требования, уступленного финансовому агенту. Это означает, что клиент обязан выплатить финансовому агенту денежную сумму, которую не выплатил должник, в случае предъявления финансовым агентом требования к исполнению (постановления ФАС Московского округа от 15 мая 2013 г. по делу № А40-82249/12-42-425 и ФАС Западно-Сибирского округа от 9 октября 2008 г. № Ф04-6270/2008(13495-А70-13)). По общему правилу (т. е. если в договоре нет такого условия) клиент не несет такой ответственности.

 

Таким образом, в зависимости от формулировок договора возможны четыре ситуации:




  • клиент не несет ответственности за должника;
  • клиент несет субсидиарную ответственность;
  • клиент несет солидарную ответственность с должником;
  • клиент является единственным надлежащим ответчиком в случае неисполнения требования должником.

 

 

Можно доказать, что ответственность клиента не предусмотрена договором факторинга

 

Ответственность клиента за неисполнение должником денежного требования может быть установлена по двум разновидностям договора: финансирования денежного требования под его покупку (п. 1 ст. 831 ГК РФ), а также финансирования с обеспечением в виде уступки требования (п. 2 ст. 831 ГК РФ). Это подтверждает судебная практика (постановления ФАС Центрального округа от 30 ноября 2011 г. по делу № А64-942/2010 и ФАС Западно-Сибирского округа от 25 января 2011 г. по делу № А46-87/2010).

 

Риск наступления ответственности по договору финансирования под уступку денежного требования зависит от того, как именно стороны сформулировали об этом условия договора. В одном из дел суд исходя из анализа договорных положений пришел к выводу, что клиент не несет ответственности за неисполнение (ненадлежащее исполнение) должником денежного требования. При этом суд сослался на недоказанность того, что в договоре финансирования под уступку денежного требования есть условие об ответственности клиента. По мнению суда, ответственным перед финансовым агентом был только должник. Предусмотренная в договоре ответственность клиента за остаток долга по возврату сумм финансирования, а также за оплату иных сумм, которые финансовый агент вправе удержать с клиента в соответствии с договором, не означает ответственности клиента за неисполнение должником денежного требования. Поэтому суды отказали финансовому агенту в иске о взыскании задолженности с клиента.

 

 

Пример из практики: суд указал, что применение солидарной ответственности к клиенту неправомерно, поскольку это не предусмотрено в договоре факторинга 

Банк (финансовый агент, истец) и предприниматель В. (клиент, ответчик) заключили генеральный договор факторингового обслуживания. Во исполнение договора банк предоставил предпринимателю финансирование в счет денежного требования к ООО «К.» (дебитор), возникшего в результате передачи дебитору (должнику) товара. Денежные требования на эту сумму предприниматель передал банку. Это подтверждается реестрами уступленных требований.

ООО «К.» не в полной мере оплатило уступленные требования, в результате чего у него возникла задолженность перед банком. Банк обратился в суд с иском к предпринимателю В.

Суд первой инстанции в удовлетворении исковых требований отказал. Суд апелляционной инстанции это решение суда оставил без изменений. При этом суды основывались на том, что:

  • нет доказательств наличия в договоре условия об ответственности продавца за неисполнение дебиторами своих обязательств по оплате полученного товара;
  • при заключении договора стороны исходили из выплаты вознаграждения банку путем удержания им денежных средств, уплачиваемых дебиторами.

Суд кассационной инстанции подтвердил обоснованность выводов нижестоящих судов.

Денежное требование к должнику может быть уступлено клиентом финансовому агенту в целях обеспечения исполнения обязательства клиента перед финансовым агентом (п. 2 ст. 831 ГК РФ).

В договоре факторинга стороны установили, что уступаемые предпринимателем денежные требования являются обеспечением его обязательств перед банком.

Пункт 8.1 договора устанавливал следующее. Если денежные средства, которые финансовый агент получил от дебиторов, оказались меньше суммы долга клиента перед финансовым агентом, обеспеченной уступкой требования, то клиент вне зависимости от срока возврата им финансирования и уплаты вознаграждения остается ответственным перед финансовым агентом:

  • за остаток долга по возврату сумм текущего финансирования;
  • за выплату финансовому агенту вознаграждения;
  • за оплату иных сумм, которые финансовый агент вправе удержать с клиента в соответствии с договором и тарифным планом.

Ответственность клиента (ответчика по делу) за неисполнение или ненадлежащее исполнение дебитором требования, являющегося предметом уступки, должна быть установлена условиями заключенного договора финансирования под уступку денежного требования (п. 3 ст. 827 ГК РФ).

Однако в данном договоре ответственность клиента перед финансовым агентом за неисполнение должником денежного требования стороны не предусмотрели. К такому выводу пришли суды всех трех инстанций.

В договоре определено, что погашение сумм текущего финансирования и вознаграждения по тарифному плану финансового агента осуществляется без дополнительного согласия клиента, в том числе досрочно. Финансовый агент удерживает соответствующие суммы из платежа, поступившего от дебитора в счет погашения уступленных денежных требований. Невозможность удержания данных сумм суды не установили. Таким образом, солидарная ответственность клиента и должника в данном случае неприменима. Коллегия судей ВАС РФ согласилась с выводами нижестоящих судов и отказала финансовому агенту в передаче дела для пересмотра в порядке надзора (постановление ФАС Уральского округа от 26 апреля 2012 г. № Ф09-1885/12 по делу № А60-18875/2011, определением ВАС РФ от 5 октября 2012 г. № ВАС-9615/12 отказано в передаче дела в Президиум ВАС РФ).

 

 

Можно доказать, что ответственность носит субсидиарный, а не солидарный характер

 

Ответственность клиента может быть солидарной либо субсидиарной – в зависимости от того, как это стороны предусмотрели в договоре (ст. 322, 399 ГК РФ).

 

Субсидиарная ответственность клиента ограничивается разницей между суммой, на которую клиент уступил финансовому агенту денежное требование, и суммой, которую финансовый агент фактически получил от должника. Если в договоре факторинга стороны согласуют, что клиент обязан перечислить финансовому агенту разницу между суммой уступленного денежного требования и суммой платежей, которые агент фактически получил в оплату денежного требования, тем самым они установят субсидиарную ответственность клиента за ненадлежащее исполнение обязательства должником.

 

Субсидиарная ответственность выгодна клиенту тем, что финансовый агент сначала должен предъявить требование к должнику, и только если не получит от него ответ (или получит отказ), сможет обратиться с соответствующим требованием к клиенту. В этом случае финансовый агент вправе потребовать сумму задолженности с клиента как принявшего на себя риск невыплаты должником суммы долга. Такой порядок предъявления требования говорит о субсидиарном (дополнительном) характере этого вида ответственности.

 

В случае солидарной ответственности финансовый агент может обратиться с требованием о выплате задолженности сразу к клиенту. При этом солидарная ответственность клиента аналогична отношениям по договору поручительства. А поручитель по общему правилу отвечает перед кредитором в том же объеме, как и должник, включая уплату процентов, возмещение судебных издержек по взысканию долга и других убытков кредитора, вызванных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства должником, если иное не предусмотрено договором поручительства (п. 2 ст. 363 ГК РФ).

 

Солидарная ответственность клиента и должника не освобождает должника от обязательства по оплате товара надлежащему кредитору (т. е. финансовому агенту). При солидарной ответственности финансовый агент вправе выбрать, к кому обратиться за взысканием долга: ко всем солидарным должникам или к кому-либо из них индивидуально (постановление ФАС Московского округа от 26 июля 2011 г. № КГ-А40/7759-11 по делу № А40-82468/10-81-713, определением ВАС РФ от 21 декабря 2011 г. № ВАС-14451/11 отказано в передаче дела для пересмотра в порядке надзора).

 

Из этого следует, что субсидиарная ответственность выгоднее солидарной – причем как для клиента по договору факторинга, так и для должника.

 

Обоснование: До предъявления требований к лицу, которое несет ответственность дополнительно к ответственности основного должника (субсидиарную ответственность), кредитор должен предъявить требование к основному должнику.

 

Если основной должник отказался удовлетворить требование кредитора или кредитор не получил от него в разумный срок ответ на предъявленное требование, это требование может быть предъявлено лицу, несущему субсидиарную ответственность.

 

Кредитор не вправе требовать удовлетворения своего требования к основному должнику от лица, несущего субсидиарную ответственность, если это требование может быть удовлетворено путем зачета встречного требования к основному должнику либо бесспорного взыскания средств с основного должника.

 

Такие правила устанавливает статья 399 Гражданского кодекса РФ.

 

Солидарная обязанность (ответственность) возникает, если солидарность обязанности или требования предусмотрена договором или установлена законом. При солидарной обязанности должников кредитор вправе требовать исполнения как от всех должников совместно, так и от любого из них в отдельности – притом как полностью, так и в части долга. Кредитор, не получивший полного удовлетворения от одного из солидарных должников, имеет право требовать недополученное от остальных солидарных должников. При солидарности требования любой из солидарных кредиторов вправе предъявить к должнику требование в полном объеме (ст. 322–326 ГК РФ).

 

В примере из практики, приведенном ниже, суд проанализировал условия договора и сделал вывод о субсидиарной ответственности клиента по договору факторинга. Это помогло должнику избежать взыскания денежных средств.

 

 

Пример из практики: поскольку в договоре факторинга стороны предусмотрели субсидиарный характер ответственности клиента, суд взыскал с него сумму задолженности, не оплаченную должником, по правилам о субсидиарной ответственности 

Банк (финансовый агент) и ООО «И.» (продавец, клиент) заключили генеральный договор факторингового обслуживания поставок внутри России. В период действия договора факторинга продавец уступил финансовому агенту денежные требования к заводу (покупателю, должнику) по договору поставки. Об уступке права требования продавец известил завод письмом и указал на необходимость осуществления заводом платежей банку. Банк выполнил обязательства по финансированию поставок в полном объеме.

В связи с тем, что денежные требования завод оплатил банку лишь частично (оставшуюся сумму завод по распоряжению клиента перечислил на расчетные счета ООО «И.», открытые в других банках), банк обратился с иском в суд о взыскании задолженности в солидарном порядке с клиента и должника.

Суд первой инстанции удовлетворил требования банка. На основании системного толкования норм Гражданского кодекса РФ и положений договора факторинга суд пришел к выводу, что в рассматриваемом случае при ненадлежащем исполнении обязательств по оплате банку уступленных денежных требований ответчики являются солидарными должниками. При этом должник (завод) пояснил, что по распоряжениям клиента (продавца) оплачивал товар непосредственно самому клиенту, который принимал платежи и не перечислял их банку в соответствии с договором факторинга, и именно на стороне клиента лежит обязанность возместить банку денежные средства, поступившие в его адрес от завода. Суд первой инстанции отклонил эти возражения завода, указав, что исполнение обязательства ненадлежащему лицу приравнивается к неисполнению обязательства и влечет соответствующие правовые последствия.

Апелляционный суд оставил решение без изменения. Однако кассационный суд усомнился в правильности выводов нижестоящих судов. Поэтому он направил дело в суд первой инстанции на новое рассмотрение в части взыскания денежных средств с должника.

При новом рассмотрении дела суды всех трех инстанций в удовлетворении исковых требований к должнику отказали.

Суды признали подлежащими удовлетворению исковые требования банка только за счет клиента – ООО «И.». При этом суды учли тот факт, что оплату по договору поставки завод произвел полностью с учетом требований клиента направить платежи непосредственно на его счета.

Клиент не отвечает за неисполнение или ненадлежащее исполнение должником требования, являющегося предметом уступки, в случае предъявления его финансовым агентом к исполнению, если иное не предусмотрено договором между клиентом и финансовым агентом (п. 3 ст. 827 ГК РФ).

Диспозитивность формулировки данной нормы свидетельствует о том, что действующее законодательство не запрещает сторонам договора факторинга заключить соглашение об ответственности клиента за должника.

В таком дополнительном соглашении к договору факторинга стороны и предусмотрели, что ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение должником (заводом) денежных требований, подпадающих под условия соглашения, несет клиент. Если должник не оплатит полностью или частично денежное требование, которое подпадает под условия соглашения, в течение 42 дней с даты наступления срока платежа, клиент обязан в течение трех банковских дней перечислить финансовому агенту разницу между суммой уступленного денежного требования и суммой платежей, фактически полученных финансовым агентом в оплату данного денежного требования. При этом уступленное денежное требование считается исполненным надлежащим образом только в случае поступления соответствующей суммы на счет фактора.

Оценив заключенный сторонами договор факторинга, суд пришел к выводу, что его положения в совокупности с дополнительным соглашением к договору предусматривают ответственность клиента (ООО «И.») за неисполнение должником (заводом) денежного требования, об уступке которого должник был уведомлен надлежащим образом. С учетом статьи 322 и главы 43 Гражданского кодекса РФ и путем толкования договора факторинга суд сделал вывод о том, что ответственность, установленная в договоре, не является солидарной для клиента и завода.

Исходя из условий договора клиент взял на себя риск того, что завод (должник) не выполнит полностью свои обязательства и остаток по долгам клиент будет выплачивать финансовому агенту.

Таким образом, договором установлена не солидарная ответственность клиента и должника, а субсидиарная ответственность клиента перед финансовым агентом. С учетом изложенного суды взыскали сумму задолженности с клиента (постановление ФАС Волго-Вятского округа от 29 октября 2010 г. по делу № А43-838/2009, определением ВАС РФ от 5 апреля 2011 г. № ВАС-16532/09 отказано в передаче дела для пересмотра в порядке надзора).

 

 

В рамках еще одного дела суды отказали в удовлетворении иска финансового агента к должнику: «Из условий договора факторингового обслуживания следует, что клиент (продавец) взял на себя риск того, что должник (покупатель) не выполнит полностью свои обязательства, и остаток по долгам клиент будет выплачивать финансовому агенту. Поскольку оплата по договору поставки производилась покупателем продавцу с учетом требования последнего о направлении платежей непосредственно ему, суды пришли к обоснованному выводу о том, что договором установлена не солидарная ответственность клиента и должника, а субсидиарная ответственность клиента перед финансовым агентом». Таким образом, субсидиарный или солидарный характер ответственности клиента следует из договора факторинга. Исходя из анализа условий договора в данном случае ответственность клиента перед финансовым агентом является субсидиарной (постановление ФАС Московского округа от 10 сентября 2012 г. по делу № А40-23680/11-34-205, определением ВАС РФ от 21 января 2013 г. № ВАС-18048/12 отказано в передаче дела в Президиум ВАС РФ для пересмотра в порядке надзора).

 

В другом деле суд признал правомерным применение солидарной ответственности за ненадлежащее исполнение договора к продавцу (клиенту), должнику, а также к поручителю по договору поручительства, заключенному для обеспечения исполнения обязательств из договора факторинга. Суд обосновал это тем, что такой вид ответственности закреплен договором факторинга и договором поручительства, а должник (покупатель) исполнил свою обязанность по оплате товара ненадлежащим образом (частично).

 

 

Пример из практики: суд пришел к выводу о солидарной ответственности клиента, должника и поручителя по договору факторинга 

По договору об общих условиях факторингового обслуживания между ЗАО «Р.» (финансовым агентом), ООО «К.» (клиентом) и ООО «Г.» (дебитором) клиент уступил финансовому агенту денежные требования к дебитору, вытекающие из договора поставки. Исполняя свои обязательства, финансовый агент произвел авансирование клиента, а клиент в свою очередь на основании реестров денежных требований уступил фактору право требования задолженности с ООО «Г.».

Финансовый агент предъявил дебитору требование об оплате суммы долга и неустойки, которое дебитор исполнил частично. В договоре факторинга стороны предусмотрели, что клиент несет солидарную ответственность за ненадлежащее исполнение ООО «Г.» обязательств по оплате денежных требований по договору поставки, а также в случае неисполнения дебитором своих денежных обязательств клиент обязуется уплатить фактору пени в размере 0,1 процента от не оплаченной в срок суммы за каждый день просрочки возврата.

По договору поручительства, заключенному между ЗАО «Р.» и поручителем, последний обязался отвечать за исполнение дебитором – ООО «Г.» обязательств по договору поставки и договору факторинга.

В договоре поручительства стороны установили, что поручитель и дебитор отвечают перед фактором солидарно. В случае несвоевременного или ненадлежащего исполнения дебитором своих денежных обязательств перед кредитором поручитель обязан не позднее трех дней с момента получения требования выплатить кредитору сумму денежных средств, причитающихся к оплате, а в случае нарушения поручителем указанного срока уплатить кредитору неустойку в размере 0,1 процента от не уплаченной в срок суммы за каждый день просрочки.

Поскольку сумму задолженности финансовому агенту не выплатили, то он обратился в суд с иском к клиенту, должнику и поручителю о взыскании задолженности.

Суды пришли к выводу о солидарном взыскании суммы задолженности с ответчиков. Поскольку в договоре факторинга и договоре поручительства стороны предусмотрели ответственность клиента и поручителя за ненадлежащее исполнение своих обязательств дебитором, требование фактора о солидарном взыскании задолженности и неустойки с ответчиков обоснованно. О применении двойной ответственности за одно обязательство здесь речи не идет, поскольку она установлена в разных договорах (факторинга и поручительства) (постановление ФАС Московского округа от 12 мая 2010 г. № КГ-А40/4253-10 по делу № А40-53874/09-29-411, определением ВАС РФ от 27 сентября 2010 г. № ВАС-11737/10 отказано в передаче дела для пересмотра в порядке надзора).

 

 

Таким образом, суды руководствуются законодательным положением об установлении ответственности за неисполнение должником денежного требования в договоре факторинга. То есть если договором такая ответственность клиента не предусмотрена, то клиент вправе, ссылаясь на отсутствие в договоре условий о его ответственности, возражать на требования финансового агента об оплате денежного требования за должника. Если же ответственность в договоре установлена, то суд разбирается, каким образом она сформулирована – отвечает клиент солидарно либо субсидиарно.

 

Совет: Если в договоре факторинга стороны определенно не указали, что ответственность является солидарной, то в суде клиенту имеет смысл настаивать на субсидиарном характере ответственности и использовать это в своих интересах.

 

Может ли клиент предъявить к должнику требования о возврате сумм, которые клиент выплатил вместо должника финансовому агенту?

Да, может, но ссылаться при этом нужно не на положения Гражданского кодекса РФ о факторинге, а на нормы о перемене лиц в обязательстве. Разница заключается в том, когда начинает течь срок исковой давности.

 

Должник, который исполнил солидарную обязанность, имеет право регрессного требования к остальным должникам. Также и лицо, которое несет субсидиарную ответственность, может выдвинуть регрессное требование к должнику. Это устанавливают правила пункта 2 статьи 325 и пункта 3 статьи 399 Гражданского кодекса РФ. Исходя из этих норм клиент вправе обратиться с регрессным требованием к должнику, после того как выплатит за него сумму платежа финансовому агенту.

 

Однако глава 43 Гражданского кодекса РФ (о факторинге) не предусматривает право требования клиента к должнику в порядке регресса в случае неисполнения должником обязательств в результате уступки права требования по договору факторинга. В приведенном ниже примере из практики суд как раз сослался на отсутствие права регресса в главе 43 Гражданского кодекса РФ, а также на отсутствие условия об этом в самом договоре факторинга. В связи с этим суд сделал вывод о том, что у клиента, который вместо должника осуществил платеж финансовому агенту, не возникает права регрессного требования к должнику. Однако клиент вправе требовать от должника платежа на основании главы 24 Гражданского кодекса РФ, то есть в результате перемены лиц в обязательстве.

 

 

Пример из практики: суд пришел к выводу, что клиент не имеет право регрессного требования к должнику, поскольку ни положения законодательства о факторинге, ни договор факторинга, заключенный сторонами, такую возможность не предусматривает 

Банк (фактор) и ООО «С.» (клиент) заключили договор факторинга. ООО «К.» (покупатель) и ООО «С.» (поставщик) также заключили договор поставки. При этом ООО «К.» (должник) было уведомлено о том, что поставщик заключил с банком договор о финансировании банком поставок под обеспечение – уступку денежных требований к дебиторам.

Банк профинансировал ООО «С.» согласно договору факторинга. ООО «С.» поставило в адрес ООО «К.» товар, который покупатель оплатил частично. Клиент возвратил банку часть сумм финансирования. Платежными поручениями также подтверждается оплата долга по договорам поставки. Претензией в адрес должника клиент потребовал от него погасить долг. Однако в ответе на претензию должник сослался, что у него отсутствуют документы, которые бы подтверждали наличие задолженности, и просил их представить.

Клиент 24 сентября 2009 года обратился в суд с иском к должнику. Ответчик сослался на пропуск срока исковой давности. По его мнению, этот срок начинал течь со дня, когда истек срок оплаты последней партии товара (26 июня 2006 года).

Однако истец, ссылаясь на договор факторинга, указал на то, что право на регрессное исковое требование к должнику возникло с момента возврата клиентом банку суммы финансирования (т. е. с 3 ноября 2006 года).

Суд решил, что право регресса у клиента отсутствует по следующим причинам.

  • Клиент ссылался на договор факторинга, указывая на наличие у должника регрессного обязательства перед ним. Однако стороной этого договора должник не является. В силу этого возложение на должника обязательств из указанного договора противоречит статье 307 Гражданского кодекса РФ.
  • Содержание договора факторинга не свидетельствует о возникновении у клиента права на регрессное требование к должнику после возврата банку суммы финансирования.
  • Более того, глава 43 Гражданского кодекса РФ также не предусматривает право требования клиента (истца) к должнику (ответчику) в порядке регресса в случае неисполнения должником обязательств в результате уступки права требования по договору факторинга.

Таким образом, после возврата банку суммы финансирования клиент стал обладателем права требования к должнику в порядке главы 24 Гражданского кодекса РФ (перемены лица в обязательстве).

При этом перемена лиц в обязательстве не влечет изменения срока исковой давности и порядка его исчисления (ст. 201 ГК РФ). Следовательно, срок исковой давности нужно отсчитывать от даты, когда ответчик должен был оплатить товар по договору поставки.

А значит, в данном деле этот срок истек к моменту предъявления иска (постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 26 августа 2010 г. по делу № А65-27263/2009, постановлением ФАС Поволжского округа от 1 декабря 2010 г. по делу № А65-27263/2009 данное постановление оставлено без изменений).

 

 

Следовательно, для клиента важно то, как именно положения о его ответственности за неисполнение должником обязательств стороны пропишут в договоре факторинга.

 

Клиент может оказаться в ситуации, когда из анализа условий договора суд сделает вывод об ответственности одного клиента за неисполнение обязательства должником.

 

Так, в следующем примере из практики суд счел, что стороны не согласовали, как именно (солидарно или субсидиарно) отвечает клиент за неисполнение требования должником. Вместо этого они прописали в договоре условие о том, что если дебитор не исполняет или ненадлежащим образом исполняет денежное требование, то клиент обязан вернуть финансовому агенту сумму финансирования или ее непогашенную часть, возместить понесенные финансовым агентом расходы и убытки и выплатить ему вознаграждение. На основании этого суды пришли к выводу, что лицом, которое будет отвечать за неисполнение должником денежного требования, является клиент, который и должен выступать надлежащим ответчиком по делу. То есть суды не стали привлекать в качестве ответчика дебитора.

 

 

Пример из практики: суд пришел к выводу об отсутствии солидарной ответственности клиента и должника. Ответственным лицом по требованию финансового агента суд признал только клиента 

Банк (фактор) обязался осуществлять финансирование ООО «Г.» (продавец, клиент), а последнее – возвратить полученные денежные средства и уплатить финансовому агенту предусмотренное договором факторинга вознаграждение, а также уступить финансовому агенту денежные требования продавца к третьим лицам (дебиторам).

В договоре факторинга стороны предусмотрели, что денежные требования, уступаемые финансовому агенту, обеспечивают обязательства продавца по возмещению денежных средств, полученных в качестве финансирования продавца. Если дебитор не исполняет или ненадлежаще исполняет денежное требование, уступленное финансовому агенту, то клиент (продавец) обязуется вернуть финансовому агенту полученную сумму финансирования или ее непогашенную часть, возместить понесенные им расходы и убытки, а также выплатить вознаграждение финансового агента. В связи с этим суды первой и апелляционной инстанций отклонили довод истца о солидарной ответственности должника и клиента по требованию банка. Суд кассационной инстанции поддержал их и отметил, что нижестоящие суды сделали правильный вывод о том, что лицом, ответственным за неисполнение должником денежного требования, является клиент, который должен выступать надлежащим ответчиком по делу (постановление ФАС Северо-Западного округа от 28 сентября 2010 г. № А21-11402/2009).

 

 

В другом споре ФАС Московского округа отказал финансовому агенту во взыскании задолженности солидарно с должника и клиента, поскольку, как указал суд: «солидарная ответственность продавца и покупателя перед фактором не следует ни из норм главы 43 Гражданского кодекса Российской Федерации, ни из условий договора факторинга». Суд пришел к выводу о наличии оснований для взыскания задолженности только с клиента (постановление ФАС Московского округа от 23 августа 2011 г. № КГ-А40/8908-11, определением ВАС РФ от 12 декабря 2011 г. № ВАС-16092/11 отказано в передаче дела для пересмотра в порядке надзора). На отсутствие солидарной ответственности сторон указал суд и в другом деле. Суд взыскал сумму долга только с клиента, а в удовлетворении исковых требований о взыскании задолженности с дебитора отказал (определение ВАС РФ от 18 мая 2011 г. № ВАС-4268/11).

 

Совет: Клиенту нужно обратить внимание на то, предусмотрена ли в договоре его ответственность за неисполнение должником денежного требования, а если предусмотрена – то каким образом. Формулировка этого условия влияет на то, придется ли клиенту отвечать за должника, а также сможет ли он предъявить тому требования о возврате выплаченных вместо него денежных сумм.

 

Если в договоре стороны согласовали условия о субсидиарной или солидарной ответственности клиента, то он впоследствии имеет право регресса к должнику по общим положениям о солидарной и субсидиарной ответственности (ст. 325 и 399 ГК РФ). Если такого условия в договоре нет, то клиент не имеет такого права.


По материалам открытых источников