Договорное право » Финансовая аренда (лизинг)

Какие дополнительные сопутствующие договоры следует заключить лизингодателю

 

Закон предусматривает, что для надлежащего исполнения договора финансовой аренды субъекты лизинга заключают обязательные и сопутствующие договоры (п. 2 ст. 15 Федерального закона от 29 октября 1998 г. № 164-ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)»; далее – Закон о лизинге).

 

Обязательным считается только один договор – договор купли-продажи лизингового имущества. Если лизингодатель его не заключит, то в любом случае нарушит договор лизинга.




 

Сопутствующие договоры лизингодателю может потребоваться заключить по условиям конкретного договора лизинга (например, если стороны предусмотрели обязанность по страхованию лизингового имущества). Лизингодатель может заключить такие договоры и по собственной инициативе исходя из конкретной ситуации (к примеру, с целью предоставить обеспечение для получения кредита на приобретение предмета лизинга). Вместе с тем, закон обязанность по заключению этих договоров не устанавливает.

 

К сопутствующим договорам относятся:

  • договор о привлечении средств (абз. 3 п. 2 ст. 15 Закона о лизинге);
  • договоры залога, независимой гарантии, поручительства (абз. 3 п. 2 ст. 15 Закона о лизинге);
  • договоры страхования (ст. 21 Закона о лизинге).

 

Привлечение средств на приобретение лизингового имущества

 

Как правило, при исполнении договора лизинга лизингодателю приходится нести значительные финансовые затраты на приобретение лизингового имущества. Даже крупным лизинговым компаниям не всегда удается купить предмет лизинга за счет собственных средств. Поэтому к договорам, сопутствующим договору лизинга, закон относит договор о привлечении средств.

 

Вместе с тем, Гражданский кодекс РФ указания на договор о привлечении средств не содержит. Что, впрочем, не мешает лизингодателю совершить такую сделку в силу принципа свободы договора (п. 2 ст. 421 ГК РФ). Однако надежнее и проще воспользоваться теми договорными конструкциями, которые уже урегулированы законом. А именно заключить договор кредита с банком либо получить деньги от любого юридического или физического лица с помощью договора займа.

 

Более того, в научной литературе можно встретить мнение, что под термином «договор о привлечении средств» Закон о лизинге как раз и подразумевает договоры кредита и займа (а не самостоятельный договор, не поименованный в ГК РФ). Другими словами, именно с помощью договоров кредита или займа лизингодатель может привлечь средства на приобретение лизингового имущества.

 

Залог, независимая гарантия, поручительство как договоры, сопутствующие договору лизинга

 

На практике существует немало способов, с помощью которых можно обеспечить обязательства по гражданско-правовым договорам (ст. 329 ГК РФ). Однако Закон о лизинге делает акцент только на трех из них (на залоге, независимой гарантии, поручительстве) как на наиболее подходящих для лизинговых отношений. Эти три способа Закон о лизинге относит к договорам, сопутствующим договору лизинга.

 

Заключать такие договоры лизингодателю приходится, как правило, не для обеспечения обязательств по договору лизинга, а для того чтобы предоставить обеспечение по кредитному или заемному обязательству, направленному на привлечение средств для покупки лизингового имущества. Ведь далеко не каждый кредитор (заимодавец) готов выдать заемщику денежные средства безо всяких гарантий их своевременного возврата. Кроме того, предоставление таких гарантий может отвечать интересам лизингодателя. К примеру, банки выдают кредиты на выгодных условиях в первую очередь тем заемщикам, у которых есть поручители либо залоговое обеспечение по кредиту.

 

Специальные правила Закон о лизинге предусматривает в отношении залога лизингового имущества. Так, лизингодатель вправе в целях привлечения денежных средств использовать в качестве залога предмет лизинга, который будет приобретен в будущем (п. 2 ст. 18 Закона о лизинге). Другими словами, лизингодатель при получении кредита может передать в залог не свое имущество (т. е. имущество, принадлежащее ему на праве собственности в момент оформления кредита), а имущество, которое будет куплено на основании договора лизинга.

 

Такие правила выгодны лизингодателю, поскольку обременения возникнут не в отношении вещей, используемых им в личных хозяйственных целях (например, автомобилей организации-лизингодателя), а в отношении имущества, которое будет передано в аренду лизингополучателю (к примеру, в отношении лизингового оборудования).

 

Однако при выкупном лизинге последствия передачи лизингового имущества в залог будут иными. До того момента, как лизингополучатель внесет все лизинговые платежи, заложенной будет считаться не сама вещь, а требования лизингодателя к лизингополучателю об уплате лизинговых платежей (абз. 6 п. 10 постановления Пленума ВАС РФ от 14 марта 2014 г. № 17 «Об отдельных вопросах, связанных с договором выкупного лизинга»; далее – постановление № 17). Особые правила будут действовать, когда лизингополучатель внесет всю сумму платежей и выкупит имущество.

 

 

При предоставлении в лизинг заложенного имущества лизингодатель обязан предупредить лизингополучателя о правах залогодержателя на предмет лизинга (п. 3 ст. 18 Закона о лизинге). Указать на то, что лизинговое имущество заложено, имеет смысл непосредственно в договоре лизинга при его заключении. В этом случае лизингополучатель не сможет доказать, что контрагент не предупредил его о правах третьих лиц на предмет лизинга.

 

 


Пример формулировки условия о предоставлении в лизинг заложенного имущества

«В целях привлечения денежных средств, необходимых для приобретения лизингового имущества, лизингодатель заключает кредитный договор и предоставляет кредитору обеспечение в виде залога. Предметом залога является лизинговое имущество».


 

Если договор лизинга уже заключен, лизингодателю, получившему кредит под залог лизингового имущества, имеет смысл настоять на подписании с лизингополучателем дополнительного соглашения к договору лизинга. В таком соглашении (приложении, являющемся неотъемлемой частью договора) нужно указать, что предмет лизинга передан в залог по правилам пункта 3 статьи 18 Закона о лизинге. Если лизингополучатель подпишет такое соглашение, дальнейших споров, связанных с предоставлением в лизинг заложенного имущества, вероятнее всего, удастся избежать.

 

Можно предупредить лизингополучателя о передаче лизингового имущества в залог и путем направления соответствующего уведомления. Однако сам по себе факт того, что лизингодатель сообщил о возникновении прав третьих лиц на предмет залога и исполнил тем самым требование пункта 3 статьи 18 Закона о лизинге, далеко не всегда будет свидетельствовать о надлежащем исполнении договора лизинга. К примеру, договор может содержать условие о том, что лизингодатель должен предоставить в лизинг вещь, свободную от прав третьих лиц. В такой ситуации одного только уведомления о передаче имущества в залог окажется недостаточно для выполнения лизингового обязательства. Поэтому лизингодателю, получившему кредит под залог лизингового имущества, целесообразно включить указание на передачу имущества в залог именно в текст договора лизинга.

 

Если лизингодатель не уведомит лизингополучателя о заключении договора залога лизингового имущества, лизингополучатель будет вправе потребовать:

  • либо уменьшить размер лизинговых платежей (абз. 2 ст. 613 ГК РФ);
  • либо возместить убытки (ст. 393 ГК РФ);
  • либо расторгнуть договор лизинга и возместить убытки, причиненные таким расторжением (п. 2 ст. 450, п. 5 ст. 453, абз. 2 ст. 613 ГК РФ). Если между сторонами был заключен договор лизинга с правом выкупа имущества, помимо расторжения договора, лизингополучатель может потребовать взыскания уплаченной части выкупной цены.

 

Вместе с тем, неуведомление лизингополучателя о передаче лизингового имущества в залог не будет влиять на действительность договора залога. В одном из своих определений ВАС РФ указал: «Неисполнение… обязанности по информированию лизингополучателя о правах третьих лиц на предмет лизинга свидетельствует не о недействительности договора залога, а о ненадлежащем исполнении лизингодателем возложенной на него Законом о лизинге обязанности» (определение ВАС РФ от 28 октября 2011 г. № ВАС-13505/11). Таким образом, лизингополучатель, не уведомленный о залоге предмета лизинга, не вправе потребовать признания договора залога недействительным.

 

Внимание! О том, что в лизинг передается заложенное имущество, необходимо уведомить лизингополучателя даже тогда, когда сам лизингодатель договор залога не заключал.

 

Бывают ситуации, когда лизингодатель приобретает имущество, которое уже находится в залоге. Если лизингодателю изначально известно о том, что имущество заложено, либо если он узнает об этом впоследствии, он должен предупредить лизингополучателя по правилам пункта 3 статьи 18 Закона о лизинге. В противном случае у лизингополучателя возникнут такие же права, как и в случае, когда лизингодатель не предупреждает контрагента о получении кредита под залог предмета лизинга.

 


Пример из практики: лизингодатель, узнавший о том, что приобретенное им лизинговое имущество находится в залоге, не предупредил об этом лизингополучателя. Суд посчитал, что тем самым лизингодатель допустил существенное нарушение договора лизинга. В итоге суд удовлетворил иск лизингополучателя о расторжении договора и взыскании уплаченной части выкупной цены 

ЗАО «П.» (лизингодатель) заключило с унитарным предприятием «П.» (лизингополучатель) договоры лизинга, по которым лизингодатель обязался приобрести автобусы (лизинговое имущество) у ООО «П.» (продавца) и передать их лизингополучателю во временное владение и пользование. Договоры предусматривали условие о выкупе имущества лизингополучателем.

Через месяц после предоставления имущества в лизинг лизингодатель получил письмо от банка (ОАО «С.») с информацией о том, что в отношении автобусов заключен договор залога, по которому банк является залогодержателем. Лизингодатель не уведомил об этом предприятие «П.» и продолжил получать лизинговые платежи.

Позднее банк предъявил требования к своему должнику по основному обязательству (ООО «В.»). Суд установил, что ООО «В.» получило в банке кредит и в качестве обеспечения своевременного возврата денежных средств передало в залог автобусы. Затем в отношении автобусов было заключено несколько договоров купли-продажи. Последним из таких договоров стал договор между ООО «П.» и лизингодателем. Решив, что ООО «В.» не исполнило свои обязательства по кредитному договору, суд обратил взыскание на заложенное имущество. В итоге лизингополучатель лишился возможности пользоваться лизинговым имуществом.

Посчитав, что лизингодатель нарушил свои обязательства, лизингополучатель обратился в суд с иском о расторжении договоров лизинга и взыскании части уплаченной выкупной цены.

Суд решил, что лизингодатель допустил существенное нарушение договора лизинга – не уведомил лизингополучателя о том, что приобретенное имущество находилось в залоге (п. 3 ст. 18 Закона о лизинге). Закон предусматривает, что при существенном нарушении договора сторона, права которой нарушены, может потребовать прекращения договорных отношений (п. 2 ст. 450 ГК РФ). Поскольку договоры лизинга подлежат расторжению, прекращается и обязательство ответчика передать автобусы в собственность истцу. Следовательно, у лизингодателя отсутствуют основания удерживать перечисленную ему часть выкупной цены лизингового имущества. По этим причинам суд удовлетворил требования истца (постановление ФАС Волго-Вятского округа от 30 августа 2011 г. по делу № А79-9573/2010, определением ВАС РФ от 12 декабря 2011 г. № ВАС-14782/11 отказано в передаче дела в Президиум ВАС РФ для пересмотра в порядке надзора).


 

Совет: Лизингодателю, предоставившему обеспечение в виде залога лизингового имущества, имеет смысл учитывать позицию Президиума ВАС РФ, приведенную в постановлении от 22 марта 2012 г. № 16533/11.

 

Это постановление содержит два важных вывода.

 

1. Лизингодатель вправе передать лизинговое имущество в залог не только до предоставления его в лизинг, но и во время нахождения имущества в пользовании лизингополучателя.

 

Такой вывод содержится и в более ранних судебных актах (постановления ФАС Московского округа от 18 августа 2011 г. № КГ-А41/8848-11 по делу № А40-122002/10-31-1088, ФАС Северо-Западного округа от 3 февраля 2012 г. по делу № А56-73424/2010). Суды обосновывают свою позицию тем, что лизингодатель, оставаясь собственником лизингового имущества, вправе распоряжаться таким имуществом любыми способами, не противоречащими закону (ст. 209 ГК РФ). Закон не запрещает передать в залог вещь, находящуюся во временном владении и пользовании лизингополучателя (п. 3 ст. 334, п. 2 ст. 335 ГК РФ). Лизингодателю нужно лишь уведомить лизингополучателя о заключении договора залога.

 

Президиум ВАС РФ подтвердил возможность залога лизингового имущества в любой момент действия договора лизинга. Причем Президиум ВАС РФ указал, что лизингодатель вправе передать такое имущество в залог независимо от того, содержит договор лизинга условие о выкупе имущества лизингополучателем или нет. Не запрещено лизингодателю предоставить предмет лизинга в обеспечение обязательства третьего лица.

 

2. При выкупе лизингового имущества лизингополучателем договор залога, по которому лизингодатель выступает в роли залогодателя, скорее всего, прекратится.

 

Заключая договор лизинга с выкупом лизингового имущества, лизингодатель должен понимать, что при приобретении имущества лизингополучателем, вероятнее всего, прекратится обеспечение обязательства, в отношении которого был заключен договор залога (подп. 3 п. 1 ст. 352 ГК РФ). Например, если лизингодатель получит кредит под залог лизингового имущества, но лизингополучатель такое имущество выкупит, кредитор вряд ли сможет обратить взыскание на предмет лизинга. Следовательно, лизингодателю, действующему по договору кредита в качестве заемщика и нарушившему такой договор, придется отвечать перед контрагентом по общим правилам (т. е. только за счет собственных средств, а не за счет средств, вырученных от реализации лизингового имущества по правилам статьи 350 Гражданского кодекса РФ).

 

Впрочем, шанс сохранить обеспечение обязательства в виде залога все же будет. Договор залога продолжит действие, несмотря на переход права собственности на имущество к лизингополучателю, если кредитор (залогодержатель) докажет: он не знал и не должен был знать о том, что предмет залога является предметом лизинга или будет передан в лизинг (абз. 8 п. 10 постановления № 17). Лишь в этом случае кредитор сможет обратить взыскание на имущество, выкупленное лизингополучателем, по долгу лизингодателя.

 

Однако вероятность того, что залогодержателю удастся доказать свою неосведомленность о предоставлении заложенного имущества в лизинг, невелика. Дело в том, что залогодержатель считается осведомленным о заключении договора лизинга уже тогда, когда заключает договор залога с организацией, основной вид деятельности которой – лизинговые операции (абз. 3 п. 10 постановления № 17).

 

Таким образом, лизинговой компании (коммерческой организации, выполняющей функции лизингодателя в соответствии со своими учредительными документами) имеет смысл исходить из того, что если лизингополучатель выкупит заложенное имущество, залог прекратится.

 


Пример из практики: Президиум ВАС РФ указал, что лизингодатель вправе передать лизинговое имущество в залог в любой момент действия договора лизинга. Однако если договор лизинга содержит условие о праве выкупа имущества и лизингополучатель таким правом воспользовался, договор залога прекращает действие 

ООО «С.» (лизингодатель) заключило с ЗАО «Б.» (лизингополучатель) договор лизинга морского судна, содержащий условие о выкупе лизингового имущества. Лизингодатель приобрел судно и передал его во временное владение и пользование лизингополучателю.

Во время действия договора лизинга ООО «С.» заключило с ОАО «Банк» (залогодержатель) договор ипотеки судна. Такой договор был заключен в обеспечение обязательства третьего лица, получившего кредит у ОАО «Банк».

Позднее лизингополучатель досрочно внес всю сумму лизинговых платежей и выкупную цену. Стороны договора лизинга заключили договор купли-продажи лизингового имущества, в связи с чем право собственности на судно перешло к ЗАО «Б.».

В момент регистрации перехода права собственности на выкупленное судно в Российском международном реестре судов ЗАО «Б.» узнало о том, что судно передано в ипотеку. Посчитав, что интересы собственника нарушены, ЗАО «Б.» предъявило к ООО «С.» и ОАО «Банк» иск:

  • о признании договора ипотеки недействительным;
  • о применении последствий его недействительности в виде обязания ОАО «Банк» подать заявление капитану морского порта «Большой порт Санкт-Петербург» о снятии обременения – погашении регистрационной записи об ипотеке в отношении судна.

Суд первой инстанции в удовлетворении требований отказал, посчитав, что лизингодатель, являющийся собственником лизингового имущества, вправе передавать такое имущество в залог в любой момент действия договора лизинга (ст. 209 ГК РФ).

Суды апелляционной и кассационной инстанций решили, что договор ипотеки является недействительным (ничтожным), поскольку лизингодатель нарушил правила пункта 2 статьи 18 Закона о лизинге. По мнению судов, закон разрешает передать предмет лизинга в залог только для обеспечения исполнения денежного обязательства, направленного на приобретение лизингового имущества. Если такое имущество уже приобретено лизингодателем и передано в лизинг, договор залога заключить нельзя.

Президиум ВАС РФ с выводами судов апелляционной и кассационной инстанций не согласился. Он указал, что «передача лизингодателями в залог имущества, уже фактически переданного лизингополучателям в лизинг, законодательству не противоречит, поскольку не затрагивает прав исправных лизингополучателей, вытекающих из договоров лизинга». Таким образом, Президиум ВАС РФ посчитал договор ипотеки судна действительным.

Однако, по мнению Президиума ВАС РФ, при выкупе лизингового имущества лизингополучателем залог предмета лизинга прекращается на основании подпункта 3 пункта 1 статьи 352 Гражданского кодекса РФ. Поскольку договор залога прекращает действие, залогодержатель теряет право требовать обращения взыскания на лизинговое имущество (ст. 348, 349 ГК РФ).

Сохранение регистрационной записи о нахождении судна в ипотеке у залогодержателя после прекращения этой ипотеки нарушает права лизингополучателя. Поэтому лизингополучатель может обратиться в суд с требованием о погашении регистрационной записи (п. 52 постановления от 29 апреля 2010 г. Пленума Верховного суда РФ № 10, Пленума ВАС РФ № 22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав»). По сути именно такое требование и было предъявлено истцом.

В результате Президиум ВАС РФ отменил решения судов нижестоящих инстанций и обязал капитана морского порта «Большой порт Санкт-Петербург» снять обременение – погасить регистрационную запись об ипотеке в отношении судна (постановление Президиума ВАС РФ от 22 марта 2012 г. № 16533/11).


 

Страхование лизингового имущества и иные виды страхования по договору лизинга

 

Лизингодатель может заключить следующие договоры страхования:

 

1) договор страхования предмета лизинга (п. 1 ст. 21 Закона о лизинге);

 

2) договор страхования риска ответственности за причинение вреда (подп. 2 п. 2 ст. 929, ст. 931 ГК РФ). Лизингодатель вправе застраховать риск ответственности по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц (внедоговорного вреда);

 

3) договор страхования предпринимательского риска (п. 2 ст. 21 Закона о лизинге, подп. 3 п. 2 ст. 929, ст. 933 ГК РФ). Лизингодатель может застраховать риск убытков от лизинговой деятельности, возникших по следующим причинам:

  • лизингополучатель нарушил обязательства по договору лизинга;
  • изменились условия лизинговой деятельности по обстоятельствам, не зависящим от лизингодателя.

 

С помощью договора страхования предмета лизинга можно застраховать риск утраты (гибели), недостачи или повреждения лизингового имущества. Например, если лизингодатель (страхователь по договору страхования) застрахует предоставляемый в лизинг автомобиль от утраты в результате угона и такой автомобиль будет угнан, страховщик (контрагент лизингодателя по договору страхования) возместит убытки, связанные с угоном (в пределах страховой суммы). Однако то, какая из сторон договора лизинга получит страховое возмещение, будет зависеть от условий этого договора и договора страхования.

 

Дело в том, что Закон о лизинге позволяет участникам лизинговых отношений самостоятельно определить, кто из них будет действовать в качестве страхователя и выгодоприобретателя (п. 1 ст. 21 Закона о лизинге). Если в роли страхователя выступает лизингодатель (т. е. если именно он заключает договор страхования), то возможны два варианта:

 

1) лизингодатель страхует лизинговое имущество в свою пользу. Другими словами, он уплачивает страховую премию и при наступлении страхового случая получает предусмотренное договором возмещение;

 

2) лизингодатель страхует имущество в пользу лизингополучателя (выгодоприобретателя). В этой ситуации у лизингодателя отсутствует возможность получить страховое возмещение. Вместе с тем, обязанность уплатить страховую премию сохраняется (п. 1 ст. 954 ГК РФ). Очевидно, что такой порядок страхования лизингодателю не выгоден. Поэтому имеет смысл либо вовсе не страховать имущество в пользу лизингополучателя (не прописывать эту обязанность в договоре лизинга), либо настоять на том, чтобы лизингополучатель возместил лизингодателю расходы по страхованию. Расходы по страхованию (т. е. сумму страховой премии) допускается включить в состав лизинговых платежей. В таком случае лизингополучатель будет возмещать расходы одновременно с внесением арендной платы.

 

Вопрос: На какой срок лизингодатель может застраховать лизинговое имущество?

 

Закон устанавливает, что предмет лизинга можно застраховать на период с момента поставки имущества продавцом до момента окончания срока действия договора лизинга (п. 1 ст. 21 Закона о лизинге). Вместе с тем, сторонам договора лизинга разрешается предусмотреть иные правила. К примеру, допускается застраховать имущество на один год, несмотря на то что срок лизинга составляет пять лет.

 

Лизингодателю имеет смысл определить период страхования исходя из конкретной ситуации.

 

Предположим, например, что стороны договора лизинга установили следующий порядок передачи лизингового имущества: продавец передает предмет лизинга (оборудование) лизингодателю, лизингодатель в течение месяца хранит имущество у себя на складе и лишь после этого предоставляет в аренду. В такой ситуации лизингодателю, намеревающемуся застраховать имущество в свою пользу, может оказаться невыгодным уплачивать страховую премию с момента поставки товара продавцом. Ведь пока оборудование будет находиться на складе, риск его утраты (гибели) будет достаточно мал. Такой риск возрастет после передачи имущества лизингополучателю и начала эксплуатации оборудования. Выходит, целесообразнее будет застраховать имущество с момента его фактической передачи во временное владение и пользование контрагенту.

 

 

Внимание! Нарушение условия о страховании лизингового имущества влечет негативные последствия для лизингодателя.

 

Если стороны договора лизинга установили обязанность лизингодателя заключить договор страхования лизингового имущества и такая обязанность была нарушена, у лизингодателя возникает ответственность перед контрагентом.

 

Вместе с тем, меры ответственности за неисполнение (ненадлежащее исполнение) обязанности по страхованию предмета лизинга закон не конкретизирует. Такие меры (санкции) могут быть предусмотрены в договоре лизинга. К примеру, договор может содержать условие о неустойке за нарушение срока страхования имущества.

 

Но даже если санкции в договоре не указаны, риск наступления негативных последствий остается. Так, в отношении лизингодателя действуют общие правила об обязанности должника возместить кредитору убытки (ст. 15, 393 ГК РФ). Судебная практика показывает, что лизингополучателям удается взыскать убытки с лизингодателей, не застраховавших лизинговое имущество в соответствии с условиями договора лизинга.

 


Пример из практики: лизингодатель обязался застраховать лизинговое имущество в свою пользу и при наступлении страхового случая перечислить сумму страхового возмещения лизингополучателю. Страховой случай наступил, и лизингополучатель понес расходы на ремонт имущества. Однако страховую выплату получить не удалось, поскольку лизингодатель застраховал предмет лизинга на более короткий срок по сравнению с тем сроком, который предусмотрели стороны. Президиум ВАС РФ указал, что в такой ситуации лизингодатель должен возместить лизингополучателю убытки 

ООО «Д.» (лизингодатель) заключило с ООО «Е.» (лизингополучатель) договор лизинга, содержащий условие о выкупе лизингового имущества (автомобилей). Лизингодатель обязался застраховать автомобили от риска причинения ущерба на период до момента передачи их в собственность лизингополучателю (до момента подписания акта приема-передачи). Стороны установили, что лизингодатель страхует имущество в свою пользу, однако при наступлении страхового случая перечисляет полученное страховое возмещение лизингополучателю. В состав лизинговых платежей стороны включили выкупную цену автомобилей, а также сумму, предназначенную для возмещения расходов по страхованию.

Лизингополучатель досрочно внес лизинговые платежи, однако лизингодатель не подписал акт передачи имущества в собственность контрагенту.

Впоследствии при управлении автомобилем, полученным в лизинг, сотрудник ООО «Е.» попал в ДТП. В результате аварии автомобилю был причинен ущерб. Однако страховое возмещение получить не удалось, поскольку, как выяснилось, договор страхования лизингового имущества прекратил свое действие.

ООО «Е.» посчитало, что лизингодатель исполнил обязанность по страхованию предмета лизинга ненадлежащим образом, в связи с чем лизингополучателю причинены убытки. В итоге лизингополучатель предъявил к контрагенту требование о возмещении убытков, в состав которых вошли стоимость восстановительного ремонта автомобиля и расходы на проведение оценочной экспертизы.

Суд первой инстанции удовлетворил требование истца. Однако суды апелляционной и кассационной инстанций посчитали, что лизингодатель не должен нести ответственность перед лизингополучателем. По мнению судов, причиной повреждения автомобиля стали виновные действия водителя, нарушившего правила дорожного движения. Именно водитель (сотрудник ООО «Е.») является непосредственным причинителем вреда.

Президиум ВАС РФ указал, что суды апелляционной и кассационной инстанций не приняли во внимание цель, ради которой стороны договора лизинга предусмотрели условие о страховании автомобилей. Лизингодатель обязался заключить договор страхования для того, чтобы при наступлении страхового случая можно было получить страховое возмещение и компенсировать таким образом причиненный имуществу ущерб. «Поэтому сам по себе тот факт, что дорожно-транспортное происшествие произошло по вине работника лизингополучателя, не свидетельствует о невозможности заблаговременной минимизации последствий риска повреждения автомашины посредством страхования».

Президиум ВАС РФ посчитал, что лизингодатель нарушил обязанность по страхованию имущества. По условиям договора лизинга ООО «Д.» должно было застраховать автомобили на период до передачи их в собственность контрагенту, то есть по меньшей мере до того момента, как будет внесен последний платеж в соответствии с установленным графиком. Досрочное внесение лизинговых платежей от такой обязанности лизингодателя не освобождает. К тому же суд установил, что ООО «Д.» не подписало акт передачи имущества в собственность лизингополучателю.

Следовательно, лизингополучатель был вправе рассчитывать на то, что если лизинговое имущество будет повреждено, лизингодатель получит страховую выплату и перечислит ее контрагенту. Страховой случай наступил в пределах срока, в течение которого лизингополучатель мог рассчитывать на страховое возмещение. Но так как лизингодатель нарушил обязательство по страхованию имущества, получить возмещение от страховщика не удалось. В этом случае лизингодатель должен возместить лизингополучателю убытки (ст. 15, 309, п. 1 ст. 393 ГК РФ).

В итоге Президиум ВАС РФ отменил постановления судов апелляционной и кассационной инстанций, оставив решение суда первой инстанции без изменения (постановление Президиума ВАС РФ от 25 декабря 2012 г. № 10008/12).


По материалам открытых источников