Договорное право » Финансовая аренда (лизинг)

Как лизингодателю доказать надлежащее исполнение обязательств по передаче лизингового имущества

 

По закону лизингодатель обязан предоставить (передать) лизинговое имущество лизингополучателю в срок, установленный договором, а если такой срок не определен – в разумный срок. Другими словами, лизингодатель отвечает за то, чтобы контрагент вовремя получил предмет лизинга либо от продавца имущества, либо от самого лизингодателя.

 

По общему правилу (т. е. если договор не предусматривает иное) непосредственную передачу имущества осуществляет его продавец (п. 1 ст. 668 ГК РФ). Однако нередко на практике стороны договора лизинга устанавливают, что лизингодатель сначала должен получить имущество от продавца, а затем передать его лизингополучателю.




 

В обоих случаях считается, что обязанность по передаче имущества в лизинг исполняет лизингодатель.

 

Бывают ситуации, когда лизингополучатель приходит к выводу о том, что лизингодатель нарушил обязательство по передаче предмета лизинга. В итоге лизингополучатель или направляет предложение о расторжении договора лизинга, или предъявляет иск о расторжении договора и взыскании убытков.

 

Вместе с тем, закон позволяет потребовать расторжения договора и взыскания убытков лишь в случае, если просрочка передачи имущества допущена по обстоятельствам, за которые отвечает лизингодатель (п. 2 ст. 668 ГК РФ). Следовательно, задача лизингодателя – доказать, что он:

  • либо передал имущество в установленный срок (разумный срок);
  • либо не предоставил имущество, поскольку срок исполнения обязательства по его передаче еще не истек;
  • либо не отвечает за обстоятельства, по которым контрагент не получил имущество во временное владение и пользование.

 

Что делать, если лизингополучатель предъявляет требования в досудебном порядке

 

Алгоритм действий, которые потребуется совершить лизингодателю, будет зависеть от того, какое именно сообщение (предложение, уведомление, претензию) направил лизингополучатель:

  • предложение о расторжении договора в связи с тем, что лизингодатель нарушил обязательство по передаче предмета лизинга;
  • предложение расторгнуть договор без указания причин расторжения;
  • претензию о передаче имущества в лизинг;
  • претензию о возмещении убытков в связи с нарушением обязательства по передаче имущества.

 

Лизингополучатель направил предложение расторгнуть договор в связи c нарушением обязательства по передаче имущества

 

Лизингодатель может получить от лизингополучателя сообщение (письмо), в котором контрагент:

  • предлагает расторгнуть договор по соглашению сторон;
  • указывает на то, что лизингодатель не исполнил (исполнил ненадлежащим образом) обязанность по передаче имущества в лизинг;
  • предупреждает лизингодателя о том, что в случае отказа подписать соглашение о расторжении договора лизингополучатель предъявит иск о расторжении договора и возмещении убытков.

 

Составлению ответа на такое письмо понадобится уделить пристальное внимание. Дело в том, что если лизингодатель не убедит контрагента продолжить договорные отношения, тот получит право обратиться в суд с требованиями о расторжении договора и взыскании убытков (п. 2 ст. 452, п. 5 ст. 453 ГК РФ). В итоге лизингодателю придется тратить время и средства на участие в судебных разбирательствах, а при удовлетворении иска – нести затраты на возмещение убытков и судебных расходов, возникших у истца.

 

Чтобы этого не допустить, в ответе (отказе на предложение лизингополучателя) нужно привести обоснования того, что обязанность по передаче лизингового имущества исполнена надлежащим образом.

 

Лизингополучатель направил предложение расторгнуть договор без указания причин расторжения

 

Если лизингополучатель не пояснил, почему он намерен прекратить договорные отношения, лизингодателю имеет смысл уточнить у него причины расторжения договора. Ведь от того, по каким основаниям контрагент желает расторгнуть договор, зависит дальнейшее поведение лизингодателя.

 

Например, может оказаться, что лизингополучатель не считает действия лизингодателя неправомерными, а хочет прекратить отношения в силу других обстоятельств (например, в связи с возникшими материальными трудностями). В этом случае у лизингодателя, отказавшегося подписать соглашение о расторжении договора, не возникнет риск того, что контрагент обратится в суд с требованием расторгнуть договор.

 

Может сложиться и иная ситуация: контрагент не считает обязанность по передаче имущества нарушенной, однако при этом предложение о расторжении договора лизингодателю стоит расценивать именно как меру досудебного урегулирования спора. К примеру, впоследствии лизингополучатель может пояснить, что намерен расторгнуть договор лизинга по причине того, что лизинговое имущество имеет недостатки, не позволяющие использовать его по целевому назначению. Следовательно, в этом случае лизингодателю нужно будет доказать не факт надлежащего исполнения обязанности по передаче имущества, а факт того, что имущество передано в надлежащем состоянии.

 

Наконец, если выяснится, что намерение лизингополучателя расторгнуть договор связано с нарушением обязательства по передаче предмета лизинга, лизингодателю понадобится доказать факт надлежащего исполнения такого обязательства и убедить контрагента не прекращать договорные отношения.

 

Лизингополучатель направил претензию о передаче имущества в лизинг

 

Лизингодателю имеет смысл направить ответ на такую претензию с пояснениями о том, что лизингополучатель не вправе требовать от контрагента передачи лизингового имущества.

 

Дело в том, что правила пункта 3 статьи 611 Гражданского кодекса РФ, позволяющие арендатору истребовать имущество от арендодателя, не применяются к отношениям по договору лизинга, поскольку противоречат специальным нормам § 6 главы 34 Гражданского кодекса РФ. Пункт 2 статьи 668 Гражданского кодекса РФ наделяет лизингополучателя правом потребовать от лизингодателя, не передавшего имущество, лишь расторжения договора и взыскания убытков.

 

К такому выводу пришел, в частности, ФАС Восточно-Сибирского округа в постановлении от 24 февраля 2009 г. № А19-6543/08-58-Ф02-458/09, А19-6543/08-58-Ф02-459/09 по делу № А19-6543/08-58. ВАС РФ с этим выводом согласился (определение от 11 июня 2009 г. № 7139/09).

 

Лизингополучатель направил претензию о возмещении убытков

 

Лизингодатель может получить от лизингополучателя претензию, в которой контрагент не предлагает расторгнуть договор по соглашению сторон, однако при этом:

  • указывает на то, что лизингодатель не исполнил (исполнил ненадлежащим образом) обязанность по передаче имущества в лизинг;
  • требует возмещения убытков, вызванных неисполнением обязательства (например, выплаты суммы в размере перечисленного лизингодателю авансового платежа).

 

Лизингодателю стоит направить ответ на такую претензию с пояснениями о том, что по правилам пункта 2 статьи 668 Гражданского кодекса РФ лизингополучатель может предъявить требование о возмещении убытков только одновременно с требованием о расторжении договора. Другими словами, возмещаются те убытки, которые причинены расторжением договора в связи с существенным нарушением, допущенным лизингодателем (п. 5 ст. 453 ГК РФ). Поскольку в сложившейся ситуации лизингополучатель не предлагает расторгнуть договор лизинга и этот договор продолжает действовать, у лизингополучателя нет оснований требовать возмещения убытков (выплаты суммы аванса).

 

Внимание! Лизингополучатель может потребовать вернуть сумму авансового платежа и при этом отказаться от исполнения договора в одностороннем порядке, если такое право прямо прописано в договоре лизинга.

 

Требование об уплате суммы аванса контрагент сможет предъявить, если будут выполняться следующие условия:

  • стороны предусмотрели в договоре лизинга право лизингополучателя в одностороннем порядке отказаться от исполнения этого договора в случае, если лизингодатель нарушит обязательство по передаче лизингового имущества;
  • по мнению лизингополучателя, наступили основания для одностороннего отказа (например, лизингодатель, получивший лизинговое имущество от продавца, не передал это имущество в лизинг);
  • лизингополучатель воспользовался правом на односторонний отказ.

 

В этой ситуации лизингополучатель может направить в адрес контрагента уведомление об одностороннем отказе вместе с требованием уплатить сумму перечисленного аванса (неосновательного обогащения).

 

Если лизингодатель считает, что он исполнил обязанность по предоставлению лизингового имущества надлежащим образом, то он может:

  • либо направить контрагенту ответ с пояснениями о том, что основания для одностороннего отказа не наступили, договор продолжает действовать, неосновательного обогащения на стороне лизингодателя не возникло;
  • либо предъявить иск о признании одностороннего отказа недействительным.

 

В обоих случаях понадобится доказать факт надлежащего исполнения обязанности по передаче имущества.

 

Что делать, если лизингополучатель предъявляет иск о расторжении договора и возмещении убытков

 

Если лизингополучатель предъявил требования о расторжении договора лизинга и возмещении убытков (взыскании авансового платежа) либо только требование о расторжении договора, лизингодателю, прежде всего, нужно проверить, соблюден ли досудебный порядок урегулирования спора.

 

Дело в том, что перед обращением в суд лизингополучатель должен направить в адрес лизингодателя предложение о расторжении договора (п. 2 ст. 452 ГК РФ, п. 60 постановления от 1 июля 1996 г. Пленума Верховного суда РФ № 6, Пленума ВАС РФ № 8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»).

 

Иск о расторжении договора и взыскании убытков контрагент сможет предъявить в каждом из следующих случаев:

  • если в ответ на предложение лизингополучателя лизингодатель направит отказ расторгнуть договор;
  • если лизингополучатель не получит ответ в течение срока, предусмотренного в договоре лизинга или в предложении. В случае если ни договор, ни предложение не будут устанавливать срок для ответа, такой срок составит тридцать дней.

 

Если выяснится, что лизингополучатель нарушил порядок досудебного урегулирования спора и (или) не представил доказательства направления предложения лизингодателю, суд оставит требования истца без рассмотрения (п. 2 ч. 1 ст. 148 АПК РФ).

 


Пример из практики: поскольку лизингополучатель нарушил порядок досудебного урегулирования спора, суд оставил требования о расторжении договора и взыскании задолженности без рассмотрения 

ООО «С.» (лизингодатель) и ЗАО «Р.» (лизингополучатель) заключили договор лизинга. Посчитав, что лизингодатель не исполнил обязанность по передаче лизингового имущества, ЗАО «Р.» направило в адрес ООО «С.» предложение о расторжении договора. Затем лизингополучатель обратился в суд с иском:

  • о расторжении договора лизинга;
  • о взыскании задолженности в размере перечисленного аванса.

Суд установил, что со дня направления предложения до момента предъявления иска не истекли установленные законом тридцать дней (п. 2 ст. 452 ГК РФ). Кроме того, истец не представил доказательства (почтовые квитанции), подтверждающие факт направления лизингодателю письма с предложением. Поскольку истцом не соблюден порядок досудебного урегулирования спора, суд оставил требование о расторжении договора без рассмотрения (п. 2 ч. 1 ст. 148 АПК РФ). Так как договор не прекратил действие, суд решил, что лизингополучатель не вправе потребовать взыскания суммы перечисленного аванса (постановление ФАС Московского округа от 13 марта 2012 г. по делу № А40-22384/11-114-192).


 

Если суд установит, что порядок досудебного урегулирования спора соблюден, лизингодателю понадобится доказать, что он исполнил обязанность по передаче предмета лизинга надлежащим образом.

 

Как возразить на довод о нарушении обязательства по передаче лизингового имущества

 

Аргументация лизингодателя будет различаться в зависимости от конкретной ситуации, сложившейся при исполнении договора лизинга:

  • лизингополучатель получил имущество в установленный срок;
  • лизингополучатель не получил имущество, поскольку не истек срок исполнения обязательства по его передаче;
  • лизингополучатель не получил имущество в связи с нарушениями, допущенными продавцом этого имущества;
  • лизингополучатель не получил имущество и при этом в договоре лизинга перечислены обстоятельства, при наступлении которых лизингополучатель вправе потребовать расторжения договора.

 

Лизингополучатель получил имущество в установленный срок

 

Случаи, при которых лизингополучатель, получивший имущество в лизинг, настаивает на том, что обязательство лизингодателя по передаче такого имущества не было исполнено, на практике встречаются достаточно редко. Однако, если такая ситуация все-таки возникла, лизингодателю потребуется доказать факт передачи имущества в лизинг.

 

Доказательствами того, что лизинговое имущество передано лизингополучателю в установленный срок, будут:

  • договор лизинга, в котором стороны установили срок передачи имущества лизингополучателю (если договор не содержит такого условия, то считается, что лизингодатель должен предоставить предмет лизинга в разумный срок);
  • договор купли-продажи, заключенный во исполнение договора лизинга и содержащий условие о сроке передачи товара покупателю (т. е. лизингодателю) либо лизингополучателю;
  • документы, подтверждающие оплату лизингового имущества (например, платежные поручения с отметкой банка об их исполнении);
  • акт приема-передачи имущества по договору купли-продажи и (или) товарная накладная;
  • акт приема-передачи имущества во временное владение и пользование лизингополучателю. Если по каким-либо причинам стороны договора лизинга не подписали такой акт, нужно попытаться представить иные доказательства того, что предмет лизинга находится во владении лизингополучателя. Так, если продавец обязался передать имущество непосредственно лизингополучателю, лизингодателю имеет смысл запросить у продавца документы, подтверждающие факт передачи предмета лизинга (например, товарно-транспортную накладную).

 

Лизингополучатель не получил имущество, поскольку не истек срок исполнения обязательства по его передаче

 

Лизингодателю достаточно сослаться на условие договора лизинга, устанавливающее срок передачи имущества в лизинг.

 


Пример формулировки ответа на претензию лизингополучателя с обоснованием того, что срок, в течение которого лизингодатель обязался предоставить имущество в лизинг, еще не истек

«В соответствии с пунктом 2.6 договора лизинга от 15 ноября 2012 г. № 15 Лизингодатель обязуется передать Лизинговое имущество Лизингополучателю в течение тридцати дней с момента получения такого имущества от Продавца.

Лизинговое имущество получено от Продавца 29 ноября 2012 года, что подтверждается актом приема-передачи. Письмом от 30 ноября 2012 года Лизингодатель уведомил Лизингополучателя о факте получения Лизингового имущества. Срок, в течение которого Лизингодатель обязан передать Лизинговое имущество Лизингополучателю во временное владение и пользование, истекает 29 декабря 2012 года. Следовательно, на момент предъявления требований (5 декабря 2012 года) срок исполнения обязательства по передаче имущества в лизинг еще не истек».


 

Если договор лизинга не содержит указания на срок, в течение которого имущество должно быть предоставлено в лизинг, лизингодателю понадобится доказать, что не истек разумный срок для передачи лизингового имущества.

 


Пример формулировки ответа на претензию лизингополучателя с обоснованием того, что разумный срок для предоставления имущества в лизинг еще не истек

«В соответствии с пунктом 2.6 договора лизинга от 15 ноября 2012 г. № 15 Лизингодатель обязуется передать в лизинг Лизинговое имущество, полученное от Продавца.

Поскольку стороны договора лизинга не установили срок для передачи предмета лизинга, лизингодатель в силу пункта 2 статьи 668 Гражданского кодекса РФ должен предоставить Лизинговое имущество в разумный срок.

Лизинговое имущество получено от Продавца 29 ноября 2012 года, что подтверждается актом приема-передачи. Следовательно, на момент предъявления требований (30 ноября 2012 года) срок исполнения обязательства по передаче имущества в лизинг еще не истек».


 

Лизингополучатель не получил имущество в связи с нарушениями, допущенными продавцом этого имущества

 

В такой ситуации лизингодателю нужно доказать, что:

  • лизингодатель исполнил договор купли-продажи надлежащим образом (к примеру, оплатил товар, что подтверждается платежными поручениями с отметкой банка об их исполнении);
  • продавец нарушил свои обязательства (например, в установленный срок не произвел доставку оборудования на склад лизингополучателя);
  • лизингодатель не отвечает за нарушения, допущенные продавцом. Лизингодатель не несет ответственности за неисполнение продавцом обязательств по договору купли-продажи, если соблюдаются два условия (п. 2 ст. 670 ГК РФ, п. 2 ст. 22 Федерального закона от 29 октября 1998 г. № 164-ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)»; далее – Закон о лизинге):

1) продавца лизингового имущества выбрал лизингополучатель. Указание на то, какая из сторон определяет продавца, обычно содержится в договоре лизинга;

2) договор лизинга не предусматривает условия о том, что лизингодатель отвечает за неисполнение (ненадлежащее исполнение) продавцом обязанностей по договору купли-продажи.

 

Если лизингодателю удастся обосновать все перечисленные доводы, лизингополучатель, вероятнее всего, не сможет добиться расторжения договора лизинга и взыскания с контрагента убытков (см., например, постановления ФАС Уральского округа от 7 октября 2011 г. № Ф09-5780/11 по делу № А07-216/2011, ФАС Московского округа от 16 июня 2011 г. № КГ-А40/5457-11 по делу № А40-90522/10-105-801, от 25 ноября 2010 г. № КГ-А40/14200-10 по делу № А40-31200/10-54-197, ФАС Северо-Западного округа от 11 марта 2010 г. по делу № А56-21540/2009, от 28 января 2010 г. по делу № А56-21543/2009).

 


Пример из практики: лизингодатель доказал, что имущество не передано лизингополучателю по обстоятельствам, за которые лизингодатель не отвечает 

ООО «У.» (лизингодатель) заключило с индивидуальным предпринимателем В. (лизингополучатель) договоры лизинга, по которым лизингодатель обязался приобрести у ООО «А.» (продавца) транспортные средства и передать их лизингополучателю во временное владение и пользование.

ООО «У.» заключило с продавцом договор купли-продажи транспортных средств и оплатило товар. Поскольку предприниматель В. не получил имущество в установленный срок, он направил в адрес лизингодателя предложение расторгнуть договоры лизинга по соглашению сторон. Лизингодатель отказался прекращать договорные отношения, в связи с чем лизингополучатель обратился в суд с требованием о расторжении договоров лизинга.

Ответчик привел следующие доводы в свою защиту:

  • лизингодатель исполнил обязательство по оплате транспортных средств надлежащим образом, что подтверждается платежными поручениями;
  • продавец должен был передать товар непосредственно лизингополучателю;
  • продавца имущества выбрал лизингополучатель.

Суд согласился с аргументацией ответчика, посчитав, что обязательство по передаче имущества нарушил продавец, в то время как лизингодатель исполнил обязательства по договорам лизинга и договору купли-продажи надлежащим образом. Поскольку лизингодатель не отвечает за нарушения со стороны продавца (п. 2 ст. 670 ГК РФ) и риск неисполнения продавцом договора купли-продажи несет лизингополучатель (п. 2 ст. 22 Закона о лизинге), суд решил, что у истца нет оснований требовать расторжения договоров лизинга (постановление ФАС Уральского округа от 7 октября 2011 г. № Ф09-5780/11 по делу № А07-216/2011).


 

Внимание! Сам по себе факт нарушения продавцом обязательств по договору купли-продажи не свидетельствует о том, что обязательство лизингодателя по предоставлению имущества в лизинг исполнено надлежащим образом.

 

В договоре лизинга стороны могут конкретизировать, какие действия, связанные с передачей имущества, должен совершить лизингодатель. Если лизингодатель нарушит установленный порядок предоставления имущества, ссылки на неисполнение продавцом договора купли-продажи может оказаться недостаточно для того, чтобы обязательство по передаче вещи в лизинг считалось исполненным.

 

В частности, обязательство по передаче имущества будет считаться нарушенным в следующих случаях.

1. Лизингодатель получил имущество от продавца, но не передал его лизингополучателю во временное владение и пользование (постановление ФАС Поволжского округа от 9 июля 2009 г. по делу № А49-5774/2008). В этой ситуации довода о том, что продавец нарушил срок передачи имущества лизингодателю, будет недостаточно, чтобы доказать факт надлежащего исполнения обязательства по предоставлению имущества в лизинг.

2. Лизингодатель нарушил установленный порядок уведомления лизингополучателя о времени и месте передачи имущества.

 


Пример из практики: поскольку лизингодатель не проинформировал лизингополучателя о времени и месте передачи имущества и не доказал, что действительно был готов предоставить имущество в лизинг, суд удовлетворил требование лизингополучателя о расторжении договора лизинга 

ООО «Ф.» (лизингодатель) заключило с ООО «Л.» (лизингополучатель) договор лизинга, по которому лизингодатель обязался приобрести у ООО «Т.» (продавца) лизинговое имущество и передать его в установленный срок лизингополучателю. Стороны установили, что непосредственную передачу имущества лизингополучателю осуществляет продавец, однако при этом лизингодатель должен известить ООО «Л.» о дне и месте приемки-передачи предмета лизинга по электронной почте либо по факсу и телефону. После того как лизингополучатель получит имущество от продавца, ему необходимо подписать акт приемки-передачи с лизингодателем.

Поскольку лизингодатель не известил лизингополучателя о дне и месте приемки-передачи лизингового имущества в течение допустимого договором срока, ООО «Л.» обратилось в суд с иском о расторжении договора лизинга.

Лизингодатель сослался на то, что заключил договор купли-продажи с продавцом и исполнил обязательства по этому договору надлежащим образом. Сотрудник ООО «Ф.» посредством телефонной связи уведомил лизингополучателя о дне и месте передачи имущества. Следовательно, срок передачи имущества нарушил продавец и поэтому именно он является надлежащим ответчиком.

Суд посчитал, что лизингодатель не доказал факт надлежащего исполнения обязательства по передаче лизингового имущества. Так, ответчик не представил:

  • акт приема-передачи лизингового имущества, подписанный сторонами договора лизинга;
  • доказательства того, что лизингодатель по электронной почте либо по факсу уведомил лизингополучателя о времени и месте передачи имущества;
  • доказательства того, что ООО «Т.» было готово передать имущество в том месте и в то время, о которых сотрудник ООО «Ф.» якобы известил лизингополучателя по телефону.

По закону лизингополучатель, не получивший имущество по обстоятельствам, за которые отвечает лизингодатель, вправе предъявить к лизингодателю требования о расторжении договора лизинга и возмещении убытков (п. 2 ст. 668 ГК РФ). В итоге суд решил, что лизингодатель нарушил условия договора лизинга, и удовлетворил требование истца (постановление ФАС Московского округа от 15 июня 2010 г. № КГ-А40/5499-10 по делу № А40-98230/09-64-615).


 

Совет: Если лизингодателю не удастся доказать, что он не отвечает за нарушения со стороны продавца, имеет смысл проверить, есть ли возможность предъявить к лизингополучателю встречное требование.

 

Так, лизингодатель вправе предъявить требование о взыскании убытков, если выполняются следующие условия (п. 2 ст. 22 Закона о лизинге):

  • по договору лизинга продавца лизингового имущества выбрал лизингополучатель;
  • продавец нарушил свои обязательства по договору купли-продажи;
  • нарушения со стороны продавца повлекли возникновение убытков у лизингодателя;
  • договор не освобождал лизингополучателя от обязанности возместить убытки в случае неисполнения продавцом договора купли-продажи.

 

Иск о взыскании убытков лизингодатель вправе предъявить к лизингополучателю независимо от того, предъявил ли тот требования о расторжении договора лизинга и взыскании убытков. Однако особенно целесообразно подать такой иск в качестве ответной меры на действия контрагента.

 


Пример из практики: суд посчитал, что лизингодатель отвечал за обстоятельства, по которым имущество не было передано в лизинг, но вместе с тем удовлетворил встречное требование лизингодателя о взыскании с лизингополучателя убытков в связи с нарушениями со стороны продавца 

ООО «П.» (лизингодатель) заключило с ООО «С.» (лизингополучатель) договор лизинга, по которому лизингодатель обязался приобрести у ООО «Т.» (продавца) автокран и передать его лизингополучателю во временное владение и пользование. Стороны предусмотрели обязанность по внесению лизингополучателем авансового платежа.

Во исполнение договора лизинга ООО «П.» заключило с ООО «Т.» договор купли-продажи, сформулировав в нем следующие условия:

  • в течение 5 банковских дней с момента подписания договора покупатель перечисляет продавцу 30 процентов от цены договора, а оставшиеся 70 процентов – в течение 7 банковских дней со дня получения от продавца уведомления о готовности имущества к отгрузке;
  • покупатель вправе в одностороннем порядке отказаться от исполнения договора купли-продажи в случае, если продавец не поставит товар в установленный срок.

ООО «П.» выплатило ООО «Т.» 30 процентов от стоимости имущества, а затем, получив уведомление от продавца о готовности товара к отгрузке, перечислило оставшуюся часть оплаты. Однако продавец имущество не передал, в связи с чем лизингодатель не смог передать автокран в лизинг.

Поскольку лизингополучатель не получил имущество во временное владение и пользование, он предъявил к лизингодателю требования:

  • о расторжении договора лизинга;
  • о взыскании неосновательного обогащения в виде перечисленного аванса;
  • о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами.

Лизингодатель предъявил к лизингополучателю встречный иск о взыскании убытков, сославшись на то, что продавец, выбранный лизингополучателем, нарушил договор купли-продажи (п. 2 ст. 22 Закона о лизинге).

Суд первой инстанции отказал лизингополучателю в удовлетворении требований, установив, что лизингодатель исполнил обязательства по договору купли-продажи надлежащим образом.

Суды апелляционной и кассационной инстанций не согласились с таким выводом. По мнению судов, лизингодатель исполнил обязанность по передаче имущества в лизинг ненадлежащим образом, поскольку:

  • не принял необходимые меры для понуждения продавца к исполнению договора купли-продажи и не проявил действительной заинтересованности в поставке имущества;
  • не воспользовался правом на односторонний отказ, предусмотренным договором купли-продажи.

По закону лизингополучатель, не получивший имущество по обстоятельствам, за которые отвечает лизингодатель, вправе предъявить к лизингодателю требование о расторжении договора лизинга и возмещении убытков (п. 2 ст. 668 ГК РФ). Суды посчитали, что требования лизингополучателя обоснованны, и удовлетворили иск в полном объеме.

Встречное требование лизингодателя суды также удовлетворили, сославшись на пункт 2 статьи 22 Закона о лизинге, однако снизили размер убытков. По мнению судов, убытки, которые лизингополучатель обязан возместить, составляют лишь 30 процентов от стоимости имущества. Сумму, составляющую 70 процентов от цены договора купли-продажи, лизингополучатель возмещать не должен, потому что такая сумма была уплачена по вине лизингодателя. Так, ООО «П.» не проявило должной осмотрительности и осторожности при перечислении денежных средств продавцу, поскольку не убедилось, что товар был действительно готов к отгрузке (постановление ФАС Волго-Вятского округа от 4 мая 2012 г. по делу № А38-2207/2011).


 

Договор лизинга предусматривает основания, позволяющие лизингополучателю потребовать расторжения договора

 

При заключении договора лизинга стороны могут самостоятельно установить основания досрочного расторжения этого договора по требованию лизингополучателя (абз. 6 ст. 620 ГК РФ). В частности, стороны вправе конкретизировать, при каком обстоятельстве (обстоятельствах) лизингополучатель, не получивший имущество в лизинг, может предъявить требование о расторжении договора.

 

Задача лизингодателя – доказать, что это обстоятельство не наступило. Например, если таким обстоятельством является факт расторжения договора купли-продажи лизингового имущества (независимо от того, по чьей инициативе он расторгнут), то лизингодателю важно доказать, что отношения между ним и продавцом не прекращены. Если ему удастся обосновать, что договор купли-продажи продолжает действовать и лизингополучатель не получил имущество по иным причинам (например, в связи с нарушениями продавца), то лизингополучателю придется доказать факт ненадлежащего исполнения лизингодателем обязательства по передаче имущества в лизинг.

 

Если же лизингодатель не сможет опровергнуть факт наступления обстоятельства, позволяющего предъявить требование о расторжении договора, то лизингополучатель без труда добьется прекращения договорных отношений. Причем ему не понадобится доказывать факт того, что лизингодатель исполнил обязанность по передаче лизингового имущества ненадлежащим образом.

 

Вопрос: Лизингодатель не может опровергнуть факт наступления обстоятельства, позволяющего лизингополучателю предъявить требование о расторжении договора. Вправе ли лизингополучатель потребовать возмещения убытков, причиненных расторжением договора?

 

Право потребовать возмещения убытков в полном объеме возникнет у лизингополучателя, если будут выполняться два условия:

  • стороны установили, что обязательство по предоставлению имущества в лизинг считается нарушенным при наступлении конкретного обстоятельства, указанного в договоре лизинга (например, при расторжении договора купли-продажи независимо от того, по чьей инициативе он расторгнут);
  • такое обстоятельство наступило.

 

В этой ситуации договор лизинга прекратит действие в связи с существенным нарушением со стороны лизингодателя. Следовательно, лизингополучатель сможет взыскать убытки в полном объеме (п. 3 ст. 453, п. 2 ст. 668 ГК РФ).

 

Если же стороны не предусмотрели, что наступление конкретного обстоятельства свидетельствует о ненадлежащем исполнении лизингодателем обязанности по передаче имущества, то при расторжении договора лизинга лизингополучателю вряд ли удастся взыскать убытки в полном объеме. Однако лизингополучатель сможет взыскать сумму перечисленного аванса по правилам главы 60 Гражданского кодекса РФ.

 


Пример из практики: поскольку стороны договора лизинга предусмотрели обстоятельство, позволяющее лизингополучателю потребовать расторжения договора, и такое обстоятельство наступило, суд удовлетворил иск о расторжении договора и взыскании неосновательного обогащения 

ЗАО «Е.» (лизингодатель) заключило с ООО «К.» (лизингополучатель) договор лизинга, по которому лизингодатель обязался приобрести лизинговое имущество у ООО «П.» (продавца) и передать его лизингополучателю во временное владение и пользование. Стороны договора лизинга установили, что лизингополучатель вправе потребовать расторжения этого договора в случае, если продавец по любой причине не передаст имущество лизингодателю и в связи с этим будет расторгнут договор купли-продажи.

Лизингополучатель перечислил лизингодателю авансовый платеж, предусмотренный договором лизинга, после чего ЗАО «Е.» заключило с ООО «П.» договор купли-продажи. Через несколько месяцев стороны договора купли-продажи подписали соглашение о его расторжении. По этой причине лизингополучатель, не получивший имущество в лизинг, предъявил к лизингодателю требования:

  • о расторжении договора лизинга;
  • о взыскании неосновательного обогащения;
  • о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами.

Суд установил, что договор лизинга содержал указание на обстоятельство, при наступлении которого у лизингополучателя возникает право потребовать расторжения договора. Такое обстоятельство наступило, что подтверждается соглашением о расторжении договора купли-продажи. Порядок досудебного урегулирования спора истцом соблюден (п. 2 ст. 452 ГК РФ). По этим причинам суд признал договор лизинга расторгнутым. Поскольку лизингополучатель перечислил лизингодателю аванс, а затем отношения сторон прекратились, на стороне лизингодателя возникло неосновательное обогащение в размере полученного аванса (ст. 1102 ГК РФ). Суд взыскал с ответчика сумму аванса, однако оснований для взыскания процентов по статье 395 Гражданского кодекса РФ не нашел (постановление ФАС Московского округа от 7 июня 2011 г. № КГ-А40/5076-11 по делу № А40-69831/10-55-586).


По материалам открытых источников