Договорное право » Посреднические договоры

Какие требования вправе предъвить посредник при нарушении заказчиком условий договора

 

Посредник выполнил все обязанности по посредническому договору: совершил в интересах клиента сделку с третьим лицом или фактические действия (например, оказал услуги по рекламе товара), а также представил отчет и передал все полученное по сделке. Однако клиент не исполнил договор надлежащим образом. Требования, которые посреднику стоит предъявить для защиты своих интересов, различаются в зависимости от того, какое именно нарушение допустил контрагент:

 

 




Требования в связи с невыплатой вознаграждения по посредническому договору

 

Отношения посредничества, как правило, являются возмездными. Это означает, что клиент обязан заплатить посреднику вознаграждение за проделанную работу (ст. 972, 991, 1006 ГК РФ). Если он нарушил такую обязанность, то посредник вправе предъявить к нему требования о взыскании:

 

Взыскание вознаграждения

 

Чтобы взыскать с клиента сумму вознаграждения, в исковом заявлении нужно:

 

1) указать на нарушение статьи 972, 991, 1006 Гражданского кодекса РФ (в зависимости от вида посреднического договора). Так, истец должен доказать, что он исполнил поручение надлежащим образом, но не получил вознаграждение;

 

2) сослаться на общие нормы об исполнении обязательств (гл. 22 ГК РФ):

  • обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона (ст. 309 ГК РФ);
  • по общему правилу не допускается односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий (ст. 310 ГК РФ).

 

Само требование можно сформулировать по-разному (обычно это не влияет на исход дела, если посредник правильно обосновывает свою позицию):

  • о взыскании вознаграждения (см., например, постановление Арбитражного суда Центрального округа от 24 августа 2015 г. № Ф10-2334/2015 по делу № А84-490/2014) либо
  • о взыскании долга (задолженности) по договору (см., к примеру, постановления Арбитражного суда Московского округа от 14 марта 2016 г. № Ф05-2029/2016 по делу № А40-61067/2015, Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 25 февраля 2016 г. № Ф04-46/2016 по делу № А46-1252/2015, от 28 декабря 2015 г. № Ф04-28218/2015 по делу № А45-9471/2015, Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 2 апреля 2015 г. № Ф02-654/2015 по делу № А19-18284/2013).

 

 

Пример из практики: суд взыскал задолженность по агентскому договору, поскольку агент совершил необходимые сделки с третьими лицами, но не получил вознаграждение от принципала 

ЗАО «С.» (принципал) заключило с индивидуальным предпринимателем Ж. (агент) агентский договор на совершение с третьими лицами сделок по страхованию.

Агент совершил необходимые сделки, получил по ним страховые премии и перечислил их в полном объеме принципалу.

Однако принципал не выплатил вознаграждение и сообщил о намерении расторгнуть договор в одностороннем порядке. В связи с этим агент обратился в суд с требованием о взыскании задолженности по оплате.

Суд установил, что:

  • агент исполнил поручение надлежащим образом и при этом не удержал вознаграждение из страховых премий, а
  • принципал не произвел оплату (ст. 1006 ГК РФ) и к тому же нарушил порядок расторжения договора, в связи с чем тот продолжает действовать.

В результате суд взыскал с принципала сумму вознаграждения (постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 24 сентября 2015 г. № Ф07-7531/2015 по делу № А56-78235/2014).

 

 

Взыскание неустойки или процентов

 

Чтобы определить, что именно вправе взыскать посредник (неустойку или проценты по ст. 395 ГК РФ), необходимо проанализировать условия посреднического договора. В частности, нужно проверить, предусматривает договор неустойку за нарушение обязательства по выплате вознаграждения или нет.

 

Если стороны не согласовали такую неустойку, то от клиента можно потребовать выплаты процентов по статье 395 Гражданского кодекса РФ.

 

Если условие о неустойке согласовано, то с клиента, как правило, можно взыскать именно ее, а не проценты. В частности, требовать выплаты процентов нельзя, если договор (п. 4 ст. 395 ГК РФ, п. 42 постановления Пленума Верховного суда РФ от 24 марта 2016 г. № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств»):

  • предусматривает зачетную неустойку (т. е. когда убытки разрешено взыскать лишь в части, не покрытой неустойкой, – абз. 1 п. 1 ст. 394 ГК РФ) и
  • не содержит прямого указания на то, что наряду с неустойкой можно взыскать проценты.

 

 

Требования к клиенту, не возместившему посреднику понесенные расходы

 

Клиент обязан возместить расходы, понесенные посредником в процессе выполнения поручения (п. 2 ст. 975, ст. 1001 ГК РФ). Причины возникновения расходов могут быть самыми разными: расходы по погрузке товара, по его упаковке, по транспортировке и т. д. В любом случае посредник не должен тратить собственные средства при исполнении того или иного действия. Общее правило для всех посреднических договоров: посредник выполняет поручение за счет клиента (п. 1 ст. 971, п. 1 ст. 990, п. 1 ст. 1005 ГК РФ).

 

К недобросовестному клиенту посредник вправе предъявить требование о возмещении (взыскании) расходов, связанных с исполнением поручения. Кроме того, можно потребовать взыскания неустойки или процентов за пользование чужими денежными средствами.

 

Бремя доказывания размера понесенных расходов лежит на посреднике. Доказательствами расходов являются документы, подтверждающие совершение посредником какого-либо действия в интересах клиента. Например, расходы по транспортировке товара можно подтвердить договором на перевозку груза, документами по оплате перевозки (платежными поручениями), товарно-транспортными накладными (коносаментами).

 

 

Пример из практики: суд взыскал с клиента издержки в размере платежей, списанных со счета таможенного представителя 

АО «В.» (клиент) заключило с ООО «П.» (таможенный представитель) договор, по которому представитель обязался:

  • производить таможенное декларирование товаров и транспортных средств клиента, а также
  • совершать соответствующие таможенные операции.

Представитель задекларировал товар, однако Московская областная таможня:

  • изменила его классификацию;
  • потребовала внести таможенные платежи;
  • списала со счета представителя задолженность по таким платежам.

По этой причине представитель направил клиенту претензию о возмещении убытков в размере списанных средств. Поскольку тот не ответил на претензию, представитель обратился в суд с требованием об их взыскании.

Суд расценил соглашение между клиентом и таможенным представителем как договор поручения (ст. 971 ГК РФ). По такому договору доверитель обязан возместить поверенному расходы. В итоге суд решил, что «понесенные истцом в указанной сумме издержки подлежат компенсации последнему за счет ответчика, на основании статей 309, 310, 975 Гражданского кодекса Российской Федерации» (постановление Арбитражного суда Московского округа от 7 апреля 2015 г. № Ф05-3167/2015 по делу № А40-109260/14).

 

 

Внимание! Нельзя требовать возмещения расходов по ведению деятельности организации-посредника, не связанной напрямую с исполнением поручения. Суд откажет в удовлетворении такого требования.

 

Не подлежат возмещению затраты на:

  • выплату зарплаты сотрудникам организации-посредника;
  • аренду офиса;
  • оплату услуг связи;
  • иные услуги, связанные с функционированием юридического лица и не имеющие прямого отношения к поручению клиента.

 

Наиболее четко такой вывод сделал ФАС Восточно-Сибирского округа в 2007 году: «…затраты на аренду офиса, оплату услуг связи, почты, банков, на канцелярские товары, оплату труда сотрудников не возмещаются и не должны возмещаться, поскольку они понесены комиссионером не в интересах комитента в процессе исполнения его поручения, а для ведения деятельности самого комиссионера, направленной на получение дохода» (постановление от 2 октября 2007 г. № А33-6163/07-Ф02-6153/07 по делу № А33-6163/07).

 

Может ли посредник требовать возмещения расходов по хранению находящегося у него имущества клиента?

По общему правилу не может.

 

Закон запрещает комиссионеру требовать возмещения расходов по хранению имущества комитента, если только договор прямо не предусматривает иное (абз. 2 ст. 1001 ГК РФ). Это правило обычно распространяется на все виды посреднических договоров. Например, расходы по хранению агентом имущества принципала рассматриваются судами как невозмещаемые (постановление ФАС Центрального округа от 10 июня 2010 г. по делу № А23-4596/09А-14-152).

 

 

Требования в случае одностороннего отказа клиента от договора

 

По закону клиент вправе отказаться от исполнения любого посреднического договора за исключением срочного договора агентирования (ст. 1010 ГК РФ).

 

Сам по себе односторонний отказ нельзя считать нарушением договора, поскольку такой отказ – это право клиента (п. 1 ст. 977, п. 1 ст. 1003, ст. 1010 ГК РФ). Однако зачастую отказ от исполнения договора нарушает интересы посредника. Поэтому Гражданский кодекс РФ обязывает клиента возместить те или иные убытки, вызванные отменой поручения.

 

Так, посредник вправе предъявить следующие требования (в зависимости от того, о каком договоре идет речь):

  • либо возместить понесенные расходы и выплатить вознаграждение за сделки (иную работу), совершенные до прекращения договора, – при отказе клиента от исполнения бессрочного договора комиссии (п. 2 ст. 1003 ГК РФ), бессрочного договора агентирования по модели договора комиссии, а также договора поручения, по которому поверенный не действует в качестве коммерческого представителя (п. 1 ст. 978 ГК РФ);
  • либо возместить все убытки (реальный ущерб и упущенную выгоду) – при отказе клиента от исполнения срочного договора комиссии (п. 1 ст. 1003), бессрочного договора агентирования по модели договора поручения или договора поручения, по которому поверенный действует в качестве коммерческого представителя (п. 2 ст. 978 ГК РФ). Вместе с тем, на практике суды редко удовлетворяют требование о взыскании упущенной выгоды (см., например, постановление ФАС Московского округа от 27 февраля 2014 г. № Ф05-1602/2014 по делу № А40-37172/13-137-357). В частности, к ней не относят дополнительную выгоду, которую посредник мог бы получить при исполнении договора (постановление ФАС Московского округа от 9 апреля 2009 г. № КГ-А41/2295-09-П по делу № А41-К1-3752/06).

 

Кроме того, с клиента можно взыскать плату за односторонний отказ, если стороны (п. 3 ст. 310 ГК РФ):

  • заключили договор в рамках осуществления ими предпринимательской деятельности и
  • прямо предусмотрели условие о плате за односторонний отказ.

 

 

Вправе ли посредник потребовать взыскания неустойки за односторонний отказ клиента от исполнения посреднического договора?

За сам отказ не вправе, но вправе за нарушения, которые были до него.

 

Должник выплачивает неустойку в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства (п. 1 ст. 330 ГК РФ). Отказ от посреднического договора – это право клиента, а не нарушение договора (п. 1 ст. 977, п. 1 ст. 1003, ст. 1010 ГК РФ). Следовательно, нельзя применить меру гражданско-правовой ответственности (т. е. неустойку) за правомерные действия клиента. За сам отказ можно потребовать лишь соответствующую плату, если ее предусматривает договор.

 

В то же время ничто не запрещает взыскать неустойку, если клиент:

  • сначала нарушил свои обязательства, обеспеченные неустойкой (например, не выплатил вознаграждение или не возместил расходы), а
  • затем заявил об одностороннем отказе.

 

Причем в такой ситуации неустойку можно взыскать не только за период действия договора, но и за последующий временной промежуток вплоть до исполнения основного обязательства (п. 10 постановления Пленума ВАС РФ от 6 июня 2014 г. № 35 «О последствиях расторжения договора»; далее – постановление № 35).

 

 

Пример из практики: суд взыскал неустойку за нарушение обязанности по выплате агентского вознаграждения за период, когда агентский договор уже прекратил действие по инициативе принципала 

ООО «В.» (принципал) заключило с индивидуальным предпринимателем Б. (агент) агентский договор, направленный на управление обособленным подразделением. Стороны предусмотрели неустойку за нарушение обязанности по выплате агентского вознаграждения.

Принципал не выплатил вознаграждение, а затем заявил об отказе от исполнения договора. В связи с этим агент обратился в суд с требованием взыскать:

  • задолженность по вознаграждению и
  • неустойку, начисленную в том числе за период после расторжения договора.

Суд первой инстанции удовлетворил требования в полном объеме.

Апелляция изменила такое решение и отказала во взыскании неустойки за период, когда договор прекратил действие (п. 3 постановления № 35).

Кассация посчитала, что апелляционный суд неправильно истолковал постановление № 35. В пункте 3 «речь идет о невозможности начисления неустойки после даты расторжения договора применительно к тем обязательствам сторон, которые они должны были выполнить после расторжения договора (так, как если бы он не был расторгнут)». Однако в сложившейся ситуации принципал нарушил свою обязанность до того, как заявил о расторжении договора. В таком случае неустойку можно начислить по день фактического исполнения обязательства, а не до момента прекращения договорных отношений (п. 10 постановления № 35).

В результате агенту удалось взыскать неустойку за период после расторжения договора (постановление Арбитражного суда Уральского округа от 16 октября 2015 г. № Ф09-6844/15 по делу № А07-24947/2014, определением Верховного суда РФ от 29 февраля 2016 г. № 309-ЭС15-18750 отказано в передаче дела в Судебную коллегию по экономическим спорам Верховного суда РФ для пересмотра в порядке кассационного производства).

 


По материалам открытых источников