Договорное право » Финансовые услуги

В каких случаях заимодавец может оспорить договор займа

 

Как и любой другой договор, договор займа можно оспорить двумя способами. Договор можно признать:

  • недействительным
  • незаключенным.

 

Кроме того, при определенных обстоятельствах заимодавец может просто потребовать досрочного возврата предмета займа.




 

Признание судом договора займа недействительным

 

Потребовать возврата денежных средств заимодавец может, если суд признает договор займа недействительным. В частности, суд может признать договор займа недействительной сделкой в случае превышения заимодавцем имеющихся у него полномочий на заключение договора займа.

 

Поэтому заимодавец вправе обратиться в суд с иском о признании договора займа недействительным на том основании, что со стороны заимодавца он подписан неуполномоченным лицом.

 

Заимодавцы-организации, как и все юридические лица, приобретают права и принимают на себя гражданские обязанности через свои органы, действующие в соответствии с законами, иными правовыми актами и учредительными документами. При этом учредительными документами юридических лиц могут быть введены ограничения правомочий исполнительных органов на заключение некоторых сделок, например, договоров по выдаче займа (ст. 53 ГК РФ).

 

Если полномочия исполнительного органа на совершение сделок по выдаче займов ограничены его учредительными документами и при совершении сделки такой орган вышел за пределы этих ограничений, то договор займа может быть признан судом недействительной сделкой (п. 1 ст. 174 ГК РФ).

 

Но это возможно только по иску лица, в интересах которого установлены ограничения. В тех случаях, когда ограничения полномочий органа юридического лица установлены учредительными документами, право предъявить иск по смыслу статьи 174 Гражданского кодекса РФ есть только у самого юридического лица. В случаях, прямо указанных в законе, такие иски вправе заявлять и иные лица, в том числе и учредители (п. 4 постановления Пленума ВАС РФ от 14 мая 1998 г. № 9 «О некоторых вопросах применения статьи 174 Гражданского кодекса РФ при реализации органами юридических лиц полномочий на совершение сделок»). Отсюда, в частности, следует вывод, что сами заемщики не вправе оспаривать в суде договор займа на том основании, что он подписан со стороны заимодавца лицом, не имеющим полномочий на его подписание.

 

Заимодавец в судебном заседании должен представить доказательства, подтверждающие отсутствие полномочий у лица, подписавшего договор займа со стороны организации-заимодавца.

 

В случае непредставления таких доказательств суды отказывают в признании договоров займа недействительными сделками (постановление ФАС Московского округа от 16 марта 2011 г. № КГ-А40/1624/11 по делу № А40-61626/10-133-518).

 

С 1 июня 2015 года введена новая статья 431.1 Гражданского кодекса РФ о признании договора недействительным. При оспаривании договора, связанного с осуществлением предпринимательской деятельности, признать его недействительным не получится, если сторона приняла исполнение по договору, но не исполнила свое обязательство (полностью или частично) (п. 2 ст. 431.1 ГК РФ). Исключением являются случаи, когда:

  • договор признается недействительным по статьям 173, 178 и 179 Гражданского кодекса РФ (сделка совершена под влиянием существенного заблуждения, обмана, насилия, угрозы, неблагоприятных обстоятельств или в противоречии с целями деятельности юридического лица);
  • предоставленное другой стороной исполнение связано с ее заведомо недобросовестными действиями.

 

После признания договора недействительным стороны могут заключить специальное соглашение. В нем можно предусмотреть иные последствия недействительности сделки, отличающиеся от общих. Это возможно, если требование о недействительности заявила сторона договора:

  • который является оспоримой сделкой и
  • исполнение которого связано с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности.

 

После того как стороны заключат такое соглашение, общие последствия недействительности сделки будут применяться, если иные последствия не предусмотрены соглашением сторон.

 

Соглашение не должно затрагивать интересы третьих лиц и нарушать публичные интересы (п. 2 ст. 431.1 ГК РФ).

 

Признание судом договора займа незаключенным

 

Специфика договора займа состоит в том, что для него (в дополнение к общим основаниям) закон называет дополнительное основание, по которому договор можно признать незаключенным – «безденежность» договора (ст. 812 ГК РФ). Однако этим основанием может воспользоваться только заемщик – он может добиться признания договора займа незаключенным, если докажет, что деньги или другие вещи от заимодавца он фактически не получил.

 

Заимодавец тоже вправе оспаривать договор займа, но по другим основаниям. Если договор займа, по мнению заимодавца, заключен на заведомо убыточных условиях и не обусловлен целью получения прибыли, то он вправе обратиться в суд с иском к заемщику о признании договора займа недействительной (ничтожной) сделкой.

 

При этом заимодавец может доказывать, что заемщик при распоряжении полученными по договору займа денежными средствами допустил злоупотребление правом, что оспариваемый договор займа представляет собой сделку, совершенную заемщиком лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, с целью введения в заблуждение окружающих относительно характера возникших между сторонами правоотношений. Либо он может обосновывать, что договор займа заключен для прикрытия другой сделки, то есть является притворным договором.

 

Если указанные обстоятельства при рассмотрении дела в суде подтвердятся, то суд удовлетворит исковые требования заимодавца. В частности, суд признает договор притворной сделкой.

 


Пример из практики: по иску заимодавца суд признал договор займа недействительным (ничтожным) 

Между ОАО «Н.» (заимодавцем) и ООО «У.» (заемщиком) заключен договор займа. В соответствии с договором заимодавец передает заемщику денежную сумму, а заемщик обязуется вернуть эту сумму и начисленные проценты в обусловленный договором срок.

Во исполнение договора займа заимодавец платежными поручениями перечислил заемщику денежную сумму, указанную в договоре займа. Денежные средства поступили к заемщику через заимодавца в результате заключения в один день ряда договоров займа. Заемщик направил полученные денежные средства на приобретение размещенных ОАО «М.» облигаций, а также передал их ООО «Р.» и ООО «П.» для приобретения облигаций ОАО «М.» через брокера.

ОАО «Н.» обратилось в суд с иском к ООО «У.» о признании договора займа, заключенного между ними, недействительной (ничтожной) сделкой. По мнению истца, договор займа является ничтожной сделкой, поскольку заключен на заведомо убыточных условиях и не обусловлен целью получения прибыли.

Суд первой инстанции в иске отказал. Постановлением апелляционного суда исковое требование удовлетворено. ФАС Уральского округа постановление суда апелляционной инстанции отменил, решение суда первой инстанции оставил без изменения. Суды первой и кассационной инстанций пришли к выводу о недоказанности заимодавцем того факта, что при совершении оспариваемой сделки, в результате которой заемщик распорядился поступившими ему денежными средствами по своему усмотрению, имело место злоупотребление правом.

ОАО «Н.» обратилось в ВАС РФ и привело следующие аргументы. Договор займа изначально был совершен с целью выкупа ООО «У.» документарных облигаций на предъявителя, выпущенных ОАО «М.» при их первичном размещении. При этом приобретение этих облигаций эмитентом за свой счет согласно проспекту ценных бумаг не могло быть осуществлено. Движение денежных средств от ОАО «М.» к ООО «У.» подтверждается заключенными в один и тот же день несколькими договорами займа, фактическим осуществлением расчетов по ним в течение одного банковского дня, реестром операций по перечислению безналичных денежных средств.

Оспариваемый договор займа представляет собой сделку, совершенную лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия. Договор заключен с целью введения в заблуждение окружающих относительно характера возникших между сторонами правоотношений. Стороны изначально не намеревались исполнять договор займа, хотя и совершили определенные юридически значимые (фактические) действия, создающие видимость его исполнения. Исходя из этого суд апелляционной инстанции признал договор займа ничтожным в соответствии с пунктом 1 статьи 170 Гражданского кодекса РФ, то есть мнимой сделкой.

Апелляционный суд установил, что одновременно заключенные договоры займа фактически прикрывали сделку по приобретению облигаций при их первичном размещении за счет эмитента, что было запрещено проспектом ценных бумаг ОАО «М.», и квалифицировал договор займа как мнимый. Между тем, как указал Президиум ВАС РФ, суду следовало применить нормы пункта 2 статьи 170 Гражданского кодекса РФ и признать этот договор притворным, так как он совершен с целью прикрыть другую сделку. Однако это не привело к принятию неверного решения. Вывод суда апелляционной инстанции о ничтожности оспариваемой сделки по существу является правильным. Оснований для его переоценки у суда кассационной инстанции не имелось. Суд постановление кассационной инстанции отменил, постановление апелляционного суда оставил без изменения (постановление Президиума ВАС РФ от 25 мая 2010 г. № 677/10).


 

Вместе с тем, если суд не найдет достаточно оснований для признания сделки недействительной, исковое заявление заимодавца останется без удовлетворения. Так, судебная практика показывает: если заимодавец обратился в суд с иском об оспаривании договора займа как сделки, совершенной с заинтересованностью, но при этом неблагоприятные последствия совершения такого договора отсутствуют, суд может отказать в удовлетворении исковых требований заимодавца.

 

При этом дополнительным аргументом для отказа у суда будет факт злоупотребления заимодавцем гражданскими правами. Действия граждан и юридических лиц, которые осуществляются с целью причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах не допускаются (ст. 10 ГК РФ). В частности, злоупотребление гражданскими правами имеет место, если на момент совершения сделки истцу (заимодавцу) было известно о том, что сделка является крупной для заемщика и кроме того, сделкой, совершаемой с заинтересованностью. Однако зная об этих обстоятельствах и положив их в основание иска о признании договора недействительным, заимодавец тем не менее распорядился своими денежными средствами, передав их заемщику.

 


Пример из практики: суд вынес решение об отказе признать договор недействительным по иску заимодавца 

И. (заимодавец) обратился в суд с иск к ООО «У.» (заемщик) о признании недействительным договора займа и применении последствий недействительности сделки в виде взыскания с ООО «У.» основного долга, а также процентов за пользование чужими денежными средствами.

Как установил суд первой инстанции, ООО «У.» в лице директора Г. (заемщик) и И. (участник ООО «У.», заимодавец) подписали договор займа. По договору заимодавец передает в собственность, а заемщик принимает денежные средства в размере 500 000 рублей. Передача денежных средств подтверждается квитанциями к приходному кассовому ордеру, а также актом приема-передачи денежных средств. Заимодавец исполнил договор займа полностью. Поскольку И. знал, что является заинтересованным лицом по сделке, то уведомил ООО «У.» о необходимости ее одобрения. Голосовать за одобрение сделки И. в силу закона не мог, собрание участников по вине директора созвано не было. Кроме того, сделка для ООО «У.» являлась крупной.

Суд оставил исковое заявление заимодавца без удовлетворения исходя из следующего.

Суды отказывают в удовлетворении требований о признании недействительной сделки, в совершении которой имеется заинтересованность, а также крупной сделки, заключенной с нарушением требований к ней, если не доказано, что совершение сделки повлекло или может повлечь (п. 5 ст. 45, п. 5 ст. 46 Федерального закона от 8 февраля 1998 г. № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»):

  • причинение убытков обществу или участнику общества, обратившемуся с иском;
  • возникновение иных неблагоприятных последствий для них.

На истца возлагается бремя доказывания того, каким образом оспариваемая сделка нарушает его права и законные интересы. При установлении судом убыточности сделки для общества следует исходить из того, что права и законные интересы истца нарушены, если не будет доказано иное. Поскольку из материалов дела не следует, что сделка убыточна для ООО «У.» (заем является беспроцентным, ООО «У.» выступает заемщиком, а не заимодавцем, срок займа достаточно длителен), то условием для признания сделки недействительной является доказанность истцом (заимодавцем) нарушения его прав и законных интересов совершением сделки.

При этом следует различать статус истца как участника общества и как стороны оспариваемой им сделки. Так как применительно к бремени доказывания должно быть подтверждено именно нарушение прав и интересов истца как участника ООО «У.». Суд полагает, что таких доказательств в деле не имеется. Тот факт, что истец является стороной оспариваемой сделки (заимодавцем), и то обстоятельство, что на настоящее время ему не возвращены заемные денежные средства, не свидетельствуют о нарушении оспариваемой сделкой прав и законных интересов истца как участника ответчика, обращающегося с иском о признании такой сделки недействительной.

Кроме того, суд полагает, что в удовлетворении исковых требований следует отказать и в связи со злоупотреблением заимодавцем гражданскими правами. Не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах (п. 1 ст. 10 ГК РФ). В случае несоблюдения этого требования суд может отказать лицу в защите принадлежащего ему права. Истец, являясь мажоритарным участником ООО «У.», не мог не знать об отсутствии у организации на момент совершения спорной сделки активов, гарантирующих возврат заемных денежных средств. Также на момент совершения сделки истцу было известно о том, что сделка является крупной для ответчика и сделкой, совершаемой с заинтересованностью. Вместе с тем, будучи осведомленным об этих обстоятельствах, положенных в последующем истцом в основание иска о признании договора недействительным, истец тем не менее распорядился своими денежными средствами, передав их в собственность заемщика по договору займа. Ссылка заимодавца на такие обстоятельства является злоупотреблением им своими гражданскими правами, что влечет отказ в их судебной защите (решение Арбитражного суда Свердловской области от 28 октября 2010 г. по делу № А60-24907/2010-С4).


 

Досрочное исполнение по договору займа

 

Заимодавец имеет право на досрочное исполнение по договору займа при наличии следующих обстоятельств (ст. 813 ГК РФ):

  • заемщик не исполняет обязанности по обеспечению возврата суммы займа;
  • произошла утрата обеспечения;
  • ухудшились условия обеспечения.

 

Еще одно обстоятельство, позволяющее заимодавцу досрочно потребовать исполнения, – заемщик не исполняет обязанности по возвращению очередной части займа (п. 2 ст. 811 ГК РФ).

 

Однако если утрата обеспечения или ухудшение его условий наступили вследствие действий заимодавца, за которые он отвечает, то требование о досрочном исполнении заемщиком договора займа неправомерно.

 

Так, заимодавец не может требовать досрочного исполнения по договору займа, если он знал или должен был знать о негативном влиянии своих действий на обеспечение возврата займа. Например, если заимодавец-залогодержатель не обеспечивал сохранность заложенной вещи (ст. 343 ГК РФ).

 


Пример из практики: суды установили, что требование заимодавца о досрочном возврате займа неправомерно 

ООО «С.» (заимодавец) и ООО «М.» (заемщик) заключили договор займа. В качестве обеспечения договора займа стороны подписали договор залога объектов недвижимости. Договор залога вступает в законную силу с момента его государственной регистрации. Стороны предусмотрели в договоре право заимодавца требовать досрочного возврата займа «в случае утраты заемщиком имущества, которое является обеспечением обязательств по договору, или ухудшения его условий».

Недвижимое имущество находилось под арестом в рамках исполнительного производства. Стороны договора об этом знали. Заимодавец был обязан перечислить сумму займа кредиторам заемщика, после чего арест был бы снят. Однако заимодавец не исполнил условия договора в полном объеме, в результате чего арест не был снят и договор залога не мог пройти государственную регистрацию.

Заимодавец обратился в суд с иском к заемщику о досрочном возврате суммы займа.

Суды установили, что у заимодавца отсутствуют основания для требования досрочного возврата суммы займа. При невыполнении заемщиком обязанностей по обеспечению возврата суммы займа, а также при утрате обеспечения или ухудшении его условий по обстоятельствам, за которые заимодавец не отвечает, заимодавец вправе потребовать от заемщика досрочного возврата суммы займа и уплаты причитающихся процентов, если иное не предусмотрено договором (ст. 813 ГК РФ).

Отсутствие государственной регистрации договора залога не является нарушением заемщиком своих обязанностей, которые в соответствии с договором займа и статьей 813 Гражданского кодекса РФ дают заимодавцу право требовать досрочного возврата суммы займа.

Поскольку ухудшение условий обеспечения произошло вследствие действий заимодавца, предусмотренных статьей 813 Гражданского кодекса РФ, оснований для требования досрочного возврата заемщиком суммы займа не имеется.

При отсутствии оснований для досрочного требования возврата заемных средств суд признал правомерным отказ в удовлетворении иска (постановление ФАС Волго-Вятского округа от 24 февраля 2009 г. по делу № А79-3710/2008).


 

Вопрос: является ли требование заимодавца о досрочном исполнении договора отказом от исполнения договора и его расторжением?

Ответ: нет, не является.

 

Досрочный возврат займа не рассматривается судами как односторонний отказ от договора займа, который влечет его расторжение. Это подтверждается судебной практикой (определение ВАС РФ от 23 декабря 2010 г. № ВАС-16912/10, постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 19 сентября 2011 г. по делу № А33-17508/2010). При этом суды указывают, что довод ответчика о расторжении договора займа при предъявлении кредитором требования о возврате суммы займа основан на неправильном толковании нормы права, предусмотренной пунктом 3 статьи 450 Гражданского кодекса РФ, которая во взаимосвязи с нормой о последствиях нарушения заемщиком договора займа (п. 2 ст. 811 ГК РФ) и условиями заключенного договора не влечет в данном случае одностороннего расторжения сделки.

 

В связи с этим заимодавец может начислить проценты за пользование займом и проценты за нарушение сроков по договору займа, то есть применить санкции до фактического исполнения обязательства по возврату займа, а не только до предъявления требования о досрочном исполнении договора займа.

 

Кроме того, по требованию заимодавца (в случаях когда он вправе потребовать досрочного возврата суммы займа вместе с причитающимися процентами) проценты в установленном договором размере могут быть взысканы до дня, когда заем в соответствии с договором должен быть возвращен (п. 16 постановления от 8 октября 1998 г. Пленума ВС РФ № 13 и Пленума ВАС РФ № 14 «О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами»).

 

Какие меры ответственности заимодавец может применить за неисполнение обязательств по договору займа

 

В случае неисполнения или ненадлежащего исполнения договора займа заимодавец может потребовать от заемщика возместить причиненные ему убытки и выплатить неустойку (пени, штраф). Кроме того, заимодавец вправе начислить проценты за неправомерное пользование чужими денежными средствами в соответствии с пунктом 1 статьи 395 Гражданского кодекса РФ, если заемщик не вернул в срок сумму займа (ст. 811 ГК РФ). Размер процентов определяется существующими в месте жительства кредитора или, если кредитором является организация, – в месте ее нахождения средними ставками (опубликованными Банком России и имевшими место в соответствующие периоды) банковского процента по вкладам физических лиц. Это правило применяется, если иной размер процентов не установлен законом или договором (п. 1 ст. 395 ГК РФ).

 

В договоре стороны могут установить другой размер процентов и порядок их уплаты, отличающийся от предусмотренного в статье 395 Гражданского кодекса РФ.

 

Однако Гражданский кодекс РФ прямо установил правило: начисление процентов на проценты (сложные проценты) не допускается (иное может быть установлено законом). А вот по обязательствам, исполняемым при осуществлении сторонами предпринимательской деятельности, применение сложных процентов возможно, если это предусмотрено договором или законом.

 

Когда соглашением сторон предусмотрена неустойка за неисполнение или ненадлежащее исполнение денежного обязательства, проценты по статье 395 Гражданского кодекса РФ взысканы быть не могут. Иное правило можно установить в договоре или следовать из закона (п. 4 ст. 395 ГК РФ).

 

Неустойка и повышенные проценты за просрочку одновременно применяться не могут. При наличии в договоре условий о начислении при просрочке возврата долга повышенных процентов, а также неустойки за то же нарушение (за исключением штрафной) кредитор вправе предъявить требование о применении одной из мер ответственности, не доказывая факта и размера убытков, понесенных им при неисполнении денежного обязательства (п. 15 постановления от 8 октября 1998 г. Пленума ВС РФ № 13 и Пленума ВАС РФ № 14 «О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами»).

 

Суд по заявлению должника вправе уменьшить размер определенных договором процентов, когда их сумма явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства (п. 6 ст. 395 ГК РФ).

 

Если договором займа предусмотрено возвращение займа по частям (в рассрочку), то при нарушении заемщиком срока, установленного для возврата очередной части займа, заимодавец вправе потребовать досрочного возврата всей оставшейся суммы займа вместе с причитающимися процентами (п. 2 ст. 811 ГК РФ).

 


Пример из практики: суд признал, что заемщик обязан уплачивать проценты до момента возврата суммы займа 

ООО «Э.» (заимодавец) и ЗАО «С.» (заемщик) заключили договор займа. В обеспечение исполнения договора заемщик обязался предоставить в залог нежилое здание. В связи с тем, что договор залога не был зарегистрирован и заемщик не выполнил обязательства по обеспечению возврата займа, ООО «Э.» потребовало досрочно возвратить сумму займа и уплатить проценты. Заемщик эти требования не выполнил. ООО «Э.» обратилось в суд с иском о взыскании суммы долга, процентов за пользование займом и процентов за просрочку возврата займа до момента возврата суммы займа.

Решением суда первой инстанции исковые требования удовлетворены. Суд первой инстанции исходил из того, что договор залога не был зарегистрирован, в связи с чем он считается незаключенным. Заемщик не выполнил обязательство предоставить имущество в залог.

Постановлением апелляционного суда решение изменено. Апелляционный суд указал: суд первой инстанции не учел того, что ООО «Э.» письмом потребовало от заемщика досрочно возвратить заем. Тем самым ООО «Э.» выразило свою волю на отказ от исполнения договора и его расторжение (п. 3 ст. 450 ГК РФ). Поэтому взыскание процентов за пользование займом и за нарушение сроков уплаты процентов после расторжения договора является неправомерным.

Однако по мнению кассационного суда такой вывод необоснован. ООО «Э.» реализовало право заимодавца, предусмотренное в статье 813 Гражданского кодекса РФ, – требовать досрочно исполнить договор займа, но не требовать его расторгнуть. Суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что заемщик обязан уплачивать проценты до момента возврата суммы займа (постановление ФАС Северо-Западного округа от 21 октября 2010 г. по делу № А56-79259/2009).


По материалам открытых источников