Договорное право » Финансовые услуги

В каких случаях суд может переквалифицировать договор займа

 

Судебная практика показывает, что стороны могут заключить соглашение, назвав его договором займа. Однако если такое соглашение по своим характеристикам не соответствуют признакам договора займа, то суд может установить, что на самом деле это, например, договор поставки или инвестирования. Соответственно, к таким договорам будут применены соответствующие правила Гражданского кодекса РФ.

 

Кроме того, встречаются ситуации, когда стороны заключают договор займа с целью скрыть другой договор. Если суд установит, что действия сторон не совпадают с их действительной волей, то он признает такой договор притворной сделкой. Притворная сделка ничтожна (п. 2 ст. 170 ГК РФ).




 

Признаком притворности сделки является отсутствие волеизъявления на ее исполнение у обеих сторон, а также намерение сторон фактически исполнить прикрываемую сделку. Таким образом, по основанию притворности недействительной сделкой может быть признана лишь та сделка, которая направлена на достижение других правовых последствий и прикрывает иную волю всех участников сделки.

 

Если по договору передаются одни вещи, но возвращаются другие

 

В таких сделках предмет, который передает заимодавец, и предмет, который заемщик обязуется вернуть, не совпадают. Например, если в качестве займа по договору передаются вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик возвращает деньги.

 

Как показывает судебная практика, суды не рассматривают в качестве договора займа договоры о передаче в заем вещей, определенных родовыми признаками, с условием о возврате займа денежными средствами.

 

Вопрос: как суд может квалифицировать соглашение, по которому заимодавец передает товар, а заемщик возвращает деньги?

 

Суд может прийти к выводу, что такое соглашение представляет собой другой договор, в частности, договор поставки. При этом если стороны предусмотрели отсрочку оплаты товара, то, по мнению суда, такое условие является элементом коммерческого кредита и к нему подлежат применению правила о займе.

 


Пример из практики: суд квалифицировал спорный договор как договор поставки с условием об отсрочке оплаты 

ООО «Г.» (заимодавец) и ООО «А.» (заемщик) заключили договор займа, по условиям которого заимодавец передает заемщику в заем товар – семена подсолнечника, а заемщик обязуется вернуть денежные средства частями.

Заемщик полученный товар не оплатил. В связи с чем заимодавец обратился в арбитражный суд с исковым заявлением.

Суд указал, что по субъектному составу и целям (возмездная передача товара одной стороной другой стороне) соглашение сторон соответствует договору поставки (ст. 506 ГК РФ).

Вместе с тем, к коммерческому кредиту, который является элементом юридического состава спорного договора, следует применять правила о займе (ст. 823 ГК РФ). Однако это не меняет правовой природы договора в целом как поставки. В качестве коммерческого кредита в этом случае выступает отсрочка оплаты товара на месяц, а к обязанности покупателя по возврату суммы, на которую покупателю предоставляется кредит сроком на один месяц после передачи товара, применяются правила о возврате денежного займа. Семена подсолнечника не являются в данном случае предметом товарного займа, так как по условиям договора они поступали в собственность заемщика без обязательства возвратить равное количество таких же семян (постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 14 августа 2009 г. по делу № А53-27399/2008).


 

Если суд установит, что стороны сделки, названной ими договором займа, намеревались совершить на самом деле не договор займа, а иную сделку, например, договор купли-продажи, то договор займа суд может признать недействительным (ничтожным).

 


Пример из практики: суд признал договор займа, в результате которого отчуждены основные средства общества, притворной сделкой 

Суды установили, что в результате заключения сторонами договора займа, договора купли-продажи, договора о залоге и соглашения об отступном были отчуждены практически все основные средства ОАО «В.». При этом оспариваемые договоры были совершены сторонами в короткий временной период. Суды правомерно пришли к выводу о том, что такие сделки являются притворными и, соответственно, ничтожными.

Притворная сделка, то есть сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, ничтожна. К сделке, которую стороны действительно имели в виду с учетом существа сделки, применяются относящиеся к ней правила (п. 2 ст. 170 ГК РФ).

При совершении притворной сделки имеет место несовпадение сделанного волеизъявления с действительной волей сторон. В случае заключения притворной сделки целью сторон является достижение определенных правовых последствий, при этом воля сторон направлена на установление между сторонами сделки гражданско-правовых отношений, но иных по сравнению с выраженными в волеизъявлении сторон.

Поскольку из оспариваемых договоров следует, что при их совершении стороны намеревались прикрыть сделку по отчуждению спорного имущества, в которой имелась заинтересованность, суды пришли к правильному выводу о том, что эти сделки, в том числе договор займа, являются притворными сделками, совершенными с целью прикрыть другую сделку (определение ВАС РФ от 26 октября 2010 г. № ВАС-12204/10).


 

Внимание! Особый случай – если предметом договора выступает вексель.

 

В такой ситуации судебная практика неоднозначна. Суд может либо расценить спорный договор займа в качестве договора купли-продажи, либо признать такой договор ничтожным.

 


Пример из практики: суд квалифицировал договор займа векселя как договор купли-продажи 

Между «С.» (заимодавец) и «Ф.» (заемщик) подписан договор займа. По условиям договора передачу суммы займа заимодавец производит путем перечисления денежных средств на расчетный счет заемщика или путем передачи векселя.

Актом приема-передачи ценных бумаг заимодавец передал, а заемщик принял вексель. В акте указано назначение передачи векселя: в счет платежа по договору займа. Также произведена частичная оплата по договору, что подтверждается платежными поручениями.

Исследовав акт приема-передачи ценных бумаг, суд расценил его в качестве надлежащего исполнения обязательства заимодавца по предоставлению займа. Принимая во внимание частичное исполнение заемщиком обязательств по возврату суммы займа, суд посчитал, что договор не может быть признан незаключенным. Поэтому суд с учетом отсутствия доказательств передачи денежных средств или других вещей, определенных родовыми признаками, а также направленности воли сторон, квалифицировал спорный договор как договор купли-продажи векселя (постановление ФАС Уральского округа от 11 апреля 2011 г. Ф09-1073/11-С5 по делу № А50-11483/2010).


 

Пример из практики: суд признал договор займа векселя ничтожной сделкой 

В соответствии с условиями договора займа заимодавец обязан передать заемщику денежные средства. Заимодавец передал заемщику векселя банка. Ни заимодавец, ни заемщик не оспаривали цель передачи векселей в счет исполнения договора займа. Следовательно, предметом договора займа являются векселя.

Вексель является ценной бумагой, то есть вещью, но обладает свойством индивидуальной определенности. В то же время предметом договора займа могут выступать только вещи, обладающие родовыми признаками. Суд пришел к выводу о недействительности (ничтожности) договора займа (постановление ФАС Поволжского округа от 28 февраля 2011 г. по делу № А72-3070/2010).


 

Совет: сторонам договора займа нужно придерживаться правила о том, что по договору займа возможен возврат только той же суммы денежных средств или равного количества других полученных вещей того же рода и качества. Тогда такая сделка не будет квалифицирована судом в качестве какого-то другого договора, а не договора займа.

 

Если денежные средства заемщик направляет на приобретение ценных бумаг

 

Судебная практика показывает, что встречаются случаи, когда заемщик полученные деньги по договору займа направляет на приобретение ценных бумаг. То есть договор займа заключается именно с целью выкупа ценных бумаг.

 

В этой ситуации суду довольно сложно разобраться, какая перед ним сделка: является ли договор займа мнимой сделкой (т. е. сделкой, совершенной лишь для вида и без намерения создать соответствующие ей правовые последствия) или договор займа прикрывает сделку по приобретению ценных бумаг (т. е. является притворной сделкой).

 


Пример из практики: суд признал договор займа притворной сделкой 

Между ОАО «Н.» (заимодавцем) и ООО «У.» (заемщиком) заключен договор займа. В соответствии с договором заимодавец передает заемщику денежную сумму, а заемщик обязуется вернуть эту сумму и начисленные проценты в обусловленный договором срок.

Во исполнение договора займа заимодавец платежными поручениями перечислил заемщику денежную сумму, указанную в договоре займа. Денежные средства поступили к заемщику через заимодавца в результате заключения в один день ряда договоров займа, первоначальным заимодавцем по которым было ОАО «М.». Заемщик направил полученные денежные средства на приобретение размещенных ОАО «М.» облигаций, а также передал их ООО «Р.» и ООО «П.» для приобретения облигаций ОАО «М.» через брокера.

ОАО «Н.» обратилось в суд с иском к ООО «У.» о признании договора займа, заключенного между ними, недействительной (ничтожной) сделкой. По мнению истца, договор займа является ничтожной сделкой на основании статей 10 и 168 Гражданского кодекса РФ, поскольку заключен на заведомо убыточных условиях и не обусловлен целью получения прибыли.

Суд первой инстанции в иске отказал.

Постановлением апелляционного суда исковое требование удовлетворено.

ФАС Уральского округа постановление суда апелляционной инстанции отменил, решение суда первой инстанции оставил без изменения. Суды первой и кассационной инстанций пришли к выводу о недоказанности заимодавцем того факта, что при совершении оспариваемой сделки, в результате которой заемщик распорядился поступившими к нему денежными средствами по своему усмотрению, имело место злоупотребление правом.

ОАО «Н.» обратилось в ВАС РФ и привело следующие аргументы.

Договор займа изначально был совершен с целью выкупа ООО «У.» документарных облигаций на предъявителя, выпущенных ОАО «М.» при их первичном размещении. При этом приобретение этих облигаций эмитентом за свой счет согласно проспекту ценных бумаг не могло быть осуществлено. Движение денежных средств от ОАО «М.» к ООО «У.» подтверждается заключенными в один и тот же день несколькими договорами займа, фактическим осуществлением расчетов по ним в течение одного банковского дня, реестром операций по перечислению безналичных денежных средств.

Оспариваемый договор займа представляет собой сделку, совершенную лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия. Договор заключен с целью введения в заблуждение окружающих относительно характера возникших между сторонами правоотношений. Стороны изначально не намеревались исполнять договор займа, хотя и совершили определенные юридически значимые (фактические) действия, создающие видимость его исполнения. Исходя из этого, суд апелляционной инстанции признал договор займа ничтожным в соответствии с пунктом 1 статьи 170 Гражданского кодекса РФ, то есть мнимой сделкой.

Апелляционный суд установил, что одновременно заключенные договоры займа фактически прикрывали сделку по приобретению облигаций при их первичном размещении за счет эмитента, что было запрещено проспектом ценных бумаг «М.», и квалифицировал договор займа как мнимый.

Между тем, как указал Президиум ВАС РФ, суду следовало применить нормы пункта 2 статьи 170 Гражданского кодекса РФ и признать этот договор притворным, так как он совершен с целью прикрыть другую сделку.

Однако допущенная неточность не привела к принятию неверного решения. Вывод суда апелляционной инстанции о ничтожности оспариваемой сделки по существу является правильным. Оснований для его переоценки у суда кассационной инстанции не имелось. Суд постановление кассационной инстанции отменил, постановление апелляционного суда оставил без изменения (постановление Президиума ВАС РФ от 25 мая 2010 г. № 677/10).


 

Если денежные средства передаются в качестве финансовой помощи, инвестиций

 

Денежные средства могут быть переданы в качестве финансовой помощи либо инвестирования, например, в строительство недвижимости.

 

Как показывает практика, перечисление денежных средств в качестве финансовой помощи не порождает заемных правоотношений.

 


Пример из практики: суд установил, что передача финансовой помощи не порождает правоотношений по договору займа 

Индивидуальный предприниматель г. передал в кассу ООО «В.» по приходным кассовым ордерам денежные средства. В качестве основания платежа в квитанциях к приходным кассовым ордерам указано «финансовая помощь». ООО «В.» не оспаривает факт получения денежных средств в заявленном размере. Посчитав, что денежные средства переданы в качестве заемных денежных средств, предприниматель направил ООО «В.» письменное требование с предложением возвратить денежные средства. Поскольку ООО «В.» денежные средства не вернуло, то предприниматель обратился с исковым заявлением в суд.

Суды установили, что договор займа между сторонами не заключен. Вместе с тем, суды сделали обоснованный вывод о доказанности факта передачи предпринимателем денежных средств. Давая правовую квалификацию сложившимся между предпринимателем и ООО «В.» отношениям, суды правомерно квалифицировали их как обязательства вследствие неосновательного обогащения. При изложенных обстоятельствах у ООО «В.» возникла обязанность по возврату предпринимателю неосновательного обогащения (постановление ФАС Волго-Вятского округа от 16 марта 2011 г. по делу № А11-4775/2010).


 

Суд может рассматривать соглашение сторон в качестве смешанного, если по своей правовой природе такая сделка совмещает признаки сразу нескольких договоров.

 


Пример из практики: суд установил, что соглашение сторон представляет собой договор инвестирования с элементами договора займа 

Стороны заключили договор займа. В связи с тем что заемщик задолженность по договору не возвратил, заимодавец обратился в суд с иском к заемщику о взыскании задолженности по договору займа.

По мнению суда, по своей юридической природе заключенное между сторонами соглашение выступает договором инвестирования с элементами договорами займа. По этому договору истец (инвестор) обязался внести денежные средства, предназначенные для строительства объекта. Поскольку доказательств уплаты задолженности по договору в полном объеме со стороны ответчика представлено не было, суд заявленное требование удовлетворил. Принимая решение, суд руководствовался положениями главы 42 «Заем и кредит» Гражданского кодекса РФ, Федерального закона от 25 февраля 1999 г. № 39-ФЗ «Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений».

Таким образом, заключенное между заимодавцем и заемщиком соглашение судами признано договором инвестирования в строительство жилого дома с элементами договора займа и регулируется главой 42 Гражданского кодекса РФ. В связи с изложенным передаче дела для пересмотра в порядке надзора отказано (определение ВАС РФ от 3 июня 2011 г. № ВАС-6523/11).


По материалам открытых источников