Договорное право » Финансовые услуги

Какие выгоды и риски следует учитывать заимодавцу, заключая договор займа

 

Судебная практика показывает, что договор займа схож с другими видами гражданско-правовых договоров. Рассматривая заключенную сторонами сделку, суды иногда приходят к выводу о том, что на самом деле это не договор займа. Например, суд может квалифицировать договор займа как договор поставки, договор купли-продажи, договор инвестирования и т. д.

 

При этом у заимодавца возникают следующие риски. Во-первых, он не сможет применить выгодные ему условия, содержащиеся в самом договоре (если суд решит, что они противоречат нормам Гражданского кодекса РФ о договоре поставки, купли-продажи и т. п.). Во-вторых, он не сможет применить и те нормы, которые установлены в Гражданском кодексе РФ для договора займа.




 


Пример из практики: суд квалифицировал договор как договор поставки с условием об отсрочке оплаты 

ООО «Г.» (заимодавец) и ООО «А.» (заемщик) заключили договор займа, по условиям которого заимодавец передает заемщику в заем товар – семена подсолнечника, а заемщик обязуется вернуть денежные средства частями. Заемщик товар не оплатил. В связи с этим заимодавец обратился в арбитражный суд с исковым заявлением о возврате задолженности по договору займа.

Суд указал, что по субъектному составу и целям (возмездная передача товара одной стороной другой стороне) соглашение сторон соответствует договору поставки (ст. 506 ГК РФ). Вместе с тем, к коммерческому кредиту, который является элементом юридического состава спорного договора, следует применять правила о займе (ст. 823 ГК РФ). Однако это не меняет правовой природы договора в целом как поставки. В качестве коммерческого кредита в этом случае выступает отсрочка оплаты товара на месяц, а к обязанности покупателя по возврату суммы, на которую покупателю предоставляется кредит сроком на один месяц после передачи товара, применяются правила о возврате денежного займа. Семена не являются в этом случае предметом товарного займа, так как по условиям договора они поступали в собственность заемщика без обязательства возвратить равное количество таких же семян (постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 14 августа 2009 г. по делу № А53-27399/2008).


 

Также суд может признать такой договор займа ничтожной (притворной) сделкой. Это произойдет в случае, если стороны, заключая сделку, которую они назвали договором займа, в действительности хотели прикрыть другой договор. Тогда каждая из сторон обязана будет возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость в деньгах, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом (п. 2 ст. 167 ГК РФ).

 


Пример из практики: суд признал договор займа, в результате которого отчуждены основные средства общества, притворной сделкой 

Суды установили, что в результате заключения сторонами договора займа, договора купли-продажи, договора о залоге и соглашения об отступном были отчуждены практически все основные средства ОАО «В.». При этом оспариваемые договоры были совершены сторонами в короткий временной период. Суды правомерно пришли к выводу о том, что такие сделки являются притворными и, соответственно, ничтожными.

Притворная сделка, то есть сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, ничтожна. К сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учетом существа сделки применяются относящиеся к ней правила (п. 2 ст. 170 ГК РФ).

При совершении притворной сделки имеет место несовпадение сделанного волеизъявления с действительной волей сторон. В случае заключения притворной сделки целью сторон является достижение определенных правовых последствий, при этом воля сторон направлена на установление между сторонами сделки гражданско-правовых отношений, но иных по сравнению с выраженными в волеизъявлении сторон.

Поскольку из оспариваемых договоров следует, что при их совершении стороны намеревались прикрыть сделку по отчуждению спорного имущества, в которой имелась заинтересованность, суды пришли к правильному выводу о том, что эти сделки, в том числе договор займа, являются притворными сделками, совершенными с целью прикрыть другую сделку (определение ВАС РФ от 26 октября 2010 г. № ВАС-12204/10).


 

Чаще всего в судебной практике встречаются случаи, когда сторона сделки передает другой стороне вексель, что особенно неоднозначно расценивают суды. В случае передачи по договору векселя заимодавец рискует тем, что такой договор в случае спора может быть признан недействительным (ничтожным).

Суды аргументируют свою позицию тем, что вексель является индивидуально-определенной вещью, поэтому он не может передаваться по договору займа. Ведь по договору займа передаются только вещи, определенные родовыми признаками. В других случаях суды переквалифицируют такие договоры в договоры купли-продажи векселя.

 


Пример из практики: суд пришел к выводу, что договор займа векселя – ничтожная сделка 

В соответствии с условиями договора займа заимодавец обязан передать заемщику денежные средства. Заимодавец передал заемщику векселя банка. Ни заимодавец, ни заемщик не оспаривали цель передачи векселей в счет исполнения договора займа. Следовательно, предметом договора займа являются векселя.

Вексель является ценной бумагой, то есть вещью, но обладает свойством индивидуальной определенности. В то же время предметом договора займа могут выступать только вещи, обладающие родовыми признаками. Суд пришел к выводу о недействительности (ничтожности) договора займа (постановление ФАС Поволжского округа от 28 февраля 2011 г. по делу № А72-3070/2010).


 

Пример из практики: суд переквалифицировал договор займа, заключенный сторонами, в договор купли-продажи 

Между ООО «С.» (заимодавец) и ООО «Ф.» (заемщик) подписан договор займа. По условиям договора передачу суммы займа заимодавец производит путем перечисления денежных средств на расчетный счет заемщика или путем передачи векселя. Актом приема-передачи ценных бумаг заимодавец передал, а заемщик принял вексель. В акте указано назначение передачи векселя: в счет платежа по договору займа. Также произведена частичная оплата по договору, что подтверждается платежными поручениями.

Суд расценил акт приема-передачи в качестве надлежащего исполнения обязательства заимодавца по предоставлению займа. Принимая во внимание частичное исполнение заемщиком обязательств по возврату суммы займа, суд посчитал, что договор не может быть признан незаключенным. Поэтому суд с учетом отсутствия доказательств передачи денежных средств или других вещей, определенных родовыми признаками, а также направленности воли сторон квалифицировал спорный договор как договор купли-продажи векселя (постановление ФАС Уральского округа от 11 апреля 2011 г. № Ф09-1073/11-С5 по делу № А50-11483/2010).


 

Суд может прийти к выводу об отсутствии между сторонами заемных отношений. Такое возможно, если истец не представил доказательств, которые бы свидетельствовали о направленности общей воли сторон на установление между ними отношений по займу. В результате заимодавец рискует тем, что вообще не сможет получить обратно переданную сумму. В то же время есть шанс, что в такой ситуации суд квалифицирует отношения, сложившиеся между сторонами, как обязательства вследствие неосновательного обогащения, и тогда заимодавец по судебному решению получит право на возврат ему неосновательного обогащения.

 


Пример из практики: суд пришел к выводу об отсутствии между сторонами заемных отношений 

Между П. и А. подписан учредительный договор о совместной деятельности. В соответствии с этим договором стороны обязуются путем объединения вкладов и усилий совместно действовать в сфере предпринимательства. А. по расписке получил от П. вклад в размере 6 тыс. долл. США, которые обязался тратить согласно протоколам общих собраний учредителей, подписанных обеими сторонами. В случае утраты по любым причинам этой суммы отвечать своим имуществом и деньгами, эквивалентными сумме 6 тыс. долл. США, имуществом и деньгами своей фирмы.

Невыполнение требования о возврате вклада послужило основанием для обращения П. в арбитражный суд с иском. С момента передачи денежных средств собрания учредителей не проводились, истец не располагает сведениями о расходовании полученной суммы вклада. По мнению заявителя, между учредителями сложились правоотношения по займу, поэтому переданные денежные средства подлежат возврату.

Суды пришли к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения иска. П. не представил доказательств, свидетельствующих о направленности общей воли сторон на установление между ними отношений по займу. В расписке не содержится безусловное обязательство А. возвратить полученную сумму вклада. Поэтому суды расценили действия сторон как внесение вклада в уставный капитал общества в соответствии с учредительным договором (определение ВАС РФ от 25 марта 2011 г. № ВАС-412/11).


 

Пример из практики: суд установил, что передача финансовой помощи не порождает заемных правоотношений 

Индивидуальный предприниматель Г. передал в кассу ООО «В.» по приходным кассовым ордерам денежные средства. В качестве основания платежа в квитанциях к приходным кассовым ордерам указано «финансовая помощь». ООО «В.» не оспаривает факт получения денежных средств в заявленном размере. Посчитав, что денежные средства переданы в качестве заемных денежных средств, предприниматель направил ООО «В.» письменное требование с предложением возвратить денежные средства. Поскольку ООО «В.» денежные средства не вернуло, то предприниматель обратился с исковым заявлением в суд.

Суды установили, что договор займа между сторонами не заключен. Вместе с тем, суды сделали обоснованный вывод о доказанности факта передачи предпринимателем денежных средств. Давая правовую квалификацию сложившимся между предпринимателем и ООО «В.» отношениям, суды правомерно квалифицировали их как обязательства вследствие неосновательного обогащения.

При изложенных обстоятельствах у ООО «В.» возникла обязанность по возврату предпринимателю неосновательного обогащения (постановление ФАС Волго-Вятского округа от 16 марта 2011 г. по делу № А11-4775/2010).


 

Договор займа также схож с договорами найма и ссуды. Однако отличается от них, в частности, тем, что предмет займа передается не во владение и пользование, а в собственность заемщика. Кроме того по договору ссуды имущество можно передавать в пользование ссудополучателю только безвозмездно. Тогда как договор займа заключается, как правило, с условием об уплате процентов за пользование предметом займа. Хотя стороны могут заключить и договор беспроцентного займа. То есть договор, не предусматривающий уплату процентов за пользование займом. Поэтому если у заимодавца имеется заинтересованность в том, чтобы оставить передаваемый предмет у себя в собственности (чтобы ему вернули то же самое имущество), то нужно заключить договор ссуды.

 

Наконец нужно иметь ввиду, что, помимо договора займа, заемные обязательства могут возникнуть из:

  • кредитного договора;
  • товарного кредита;
  • коммерческого кредита.

 

Родовая принадлежность всех трех видов кредита к займу дает возможность субсидиарного применения к ним правил о договоре займа. В связи с этим если кредитный договор, договор товарного кредита либо обязательство коммерческого кредита утратят свои видообразующие признаки, суд квалифицирует их как договор займа.

 

Однако в отличие от договора займа, являющегося реальным договором, кредитный договор носит консенсуальный характер. Кроме того, в рамках кредитного договора кредитором может быть только специальный субъект – кредитная организация, а предметом кредитного договора являются только денежные средства. Наконец в отличие от договора займа для кредитного договора обязательна письменная форма. Несоблюдение письменной формы влечет недействительность кредитного договора. Он считается ничтожным. Эти законодательные положения исключают применение в отношении кредитного договора статьи 808 Гражданского кодекса РФ о форме договора займа.

 

Что касается договора товарного кредита, то он так же, как и кредитный договор, относится к консенсуальным договорам. Он носит возмездный характер и к нему применяются правила о кредитном договоре в части оплаты услуг по предоставлению кредита и одновременно правила о договоре купли-продажи в отношении условий о количестве, ассортименте, комплектности, качестве, товаре и (или) упаковке предоставленных товаров (если иное не предусмотрено договором товарного кредита).

 

Договоры, исполнение которых связано с передачей в собственность другой стороне денежных средств или других вещей, определяемых родовыми признакам, могут предусматривать предоставление кредита, в том числе в виде аванса, предварительной оплаты, отсрочки и рассрочки оплаты товаров, работ или услуг (коммерческий кредит). При этом если в таком договоре прямо не указано на предоставление коммерческого кредита, то суды квалифицируют это по-разному. Так, некоторые суды указывают на необходимость непосредственного указания в договоре на отношения по коммерческому кредиту (постановления ФАС Московского округа от 16 ноября 2010 г. № КГ-А40/13977-10 по делу № А40-157913/09-110-1001, ФАС Северо-Западного округа от 2 ноября 2010 г. по делу № А56-78616/2009). В других случаях суды признают существование обязательства коммерческого кредита даже без указания на обязательство коммерческого кредита (постановление ФАС Центрального округа от 4 июля 2011 г. по делу № А23-1295/10Г-15-48, определением ВАС РФ от 5 декабря 2011 г. № ВАС-13327/11 отказано в передаче дела в Президиум ВАС РФ для пересмотра в порядке надзора).


По материалам открытых источников