Договорное право » Финансовые услуги

Как взыскать с заемщика задолженность по договору займа

<< Начало

 

Вопрос: может ли заимодавец требовать уплаты неустойки на проценты за пользование заемными средствами при отсутствии такого условия в договоре?

Ответ: нет, не может.




 

Из судебной практики следует, что если договор займа не содержит условий о начислении неустойки (пеней или процентов) на сумму процентов за пользование займом, то заимодавец не может взыскать неустойку за просрочку возврата процентов за пользование займом (постановление Президиума ВАС РФ от 19 марта 2013 г. № 9423/12).

 

По мнению судей ВАС РФ, проценты, которые предусматривает договор займа, являются не дополнительной мерой ответственности, а элементом главного обязательства договора займа. Поэтому после окончания срока договора в случае просрочки должника кредитор имеет право требовать исполнения этого главного обязательства и в отношении основной суммы долга, и в отношении предусмотренных договором процентов.

 

В связи с этим взыскание неустойки за просрочку выплаты процентов, если это предусматривает соглашение сторон, допустимо и не будет являться мерой двойной ответственности (определение ВАС РФ от 27 декабря 2012 г. № ВАС-9423/12).

 

При этом в обосновании такого вывода ВАС РФ сослался на разъяснения, которые содержит постановление № 13/14: проценты за просрочку являются мерой гражданско-правовой ответственности. Они могут начисляться только на эту сумму основного долга без учета начисленных на день возврата процентов за пользование заемными средствами, если в обязательных для сторон правилах либо в договоре нет прямой оговорки об ином порядке начисления процентов (п. 15 постановления № 13/14).

 


Пример из практики: по мнению Президиума ВАС РФ, неустойка на сумму процентов за пользование займом правомерна, только если в договоре займа стороны согласовали условие об этом 

ООО «З.» (заимодавец) предоставило ООО «А.» (заемщику) заем с уплатой процентов за пользование займом по ставке 14 процентов годовых. В качестве обеспечения исполнения обязательств по указанному договору стороны заключили договор ипотеки.

В договоре займа стороны предусмотрели, что в случае невозвращения заемщиком суммы займа в установленный срок и уплаты процентов за пользование займом заемщик уплачивает заимодавцу пени в размере 1 процента от невыплаченной суммы за каждый день просрочки платежа.

Поскольку в определенный договором срок сумма займа и проценты за пользование им возвращены не были, ООО «З.» обратилось в арбитражный суд.

Суд первой инстанции удовлетворил исковые требования. Суд апелляционной инстанции согласился с позицией суда первой инстанции. При этом суд отказал в удовлетворении заявления ООО «А.» о фальсификации письма и акта взаиморасчетов в связи с тем, что ООО «А.» не обосновало невозможность подачи такого заявления в суд первой инстанции. Суд кассационной инстанции оставил без изменения судебные акты первой и апелляционной инстанций.

Однако ВАС РФ решения нижестоящих судов в части взыскания неустойки за просрочку уплаты процентов за пользование займом отменил и в удовлетворении иска в указанной части отказал.

Президиум ВАС РФ указал, что нижестоящие суды не учли следующее:

  • из буквального толкования договора займа не следует, что стороны договорились о начислении неустойки (пеней или процентов) непосредственно на сумму процентов за пользование займом;
  • если иное не предусмотрено законом или договором займа, заимодавец имеет право на получение с заемщика процентов на сумму займа в размерах и в порядке, определенных договором (п. 1 ст. 809 ГК РФ);
  • если иное не предусмотрено законом или договором займа, в случаях, когда заемщик не возвращает в срок сумму займа, на эту сумму подлежат уплате проценты в размере, предусмотренном пунктом 1 статьи 395 Гражданского кодекса РФ, со дня, когда она должна была быть возвращена, до дня ее возврата заимодавцу независимо от уплаты процентов за пользование займом (п. 1 ст. 811 ГК РФ);
  • проценты за просрочку являются мерой гражданско-правовой ответственности. Указанные проценты, взыскиваемые в связи с просрочкой возврата суммы займа, начисляются на эту сумму без учета начисленных на день возврата процентов за пользование заемными средствами, если в обязательных для сторон правилах либо в договоре нет прямой оговорки об ином порядке начисления процентов (п. 15 постановления № 13/14).

Из этого Президиум ВАС РФ сделал вывод: поскольку договор займа не содержит условий о начислении неустойки (пеней или процентов) на сумму процентов за пользование займом и законом начисление таких процентов не предусмотрено, неустойка за просрочку возврата процентов за пользование займом не подлежала взысканию судом.

Выводы нижестоящих судов о возможности начисления в данном случае неустойки на сумму процентов за пользование займом сделаны при неправильном применении пункта 1 статьи 811 Гражданского кодекса РФ и пункта 15 постановления № 13/14.

В связи с этим судебные акты в части взыскания неустойки за просрочку выплаты процентов за пользование займом Президиум ВАС РФ отменил как нарушающие единообразие в толковании и применении норм названного пункта, а требования ООО «З.» о взыскании такой неустойки оставил без удовлетворения (постановление от 19 марта 2013 г. № 9423/12).


 

Нужно отметить, что до принятия рассмотренного постановления Президиума ВАС РФ в судебной практике отсутствовал единообразный подход к разрешению этой категории дел. Были и иные позиции по вопросу о возможности начисления неустойки на проценты за пользование займом. В одних случаях суды полагали возможным начислять неустойку или проценты за пользование чужими денежными средствами на проценты за пользование займом независимо от наличия такого условия в договоре (постановления ФАС Московского округа от 27 августа 2009 г. по делу № А40-14147/09-97-152, ФАС Уральского округа от 25 января 2011 г. по делу № А34-2757/2010). В другом споре суд исходил из того, что начисление неустойки или процентов за пользование чужими денежными средствами на сумму процентов за пользование займом недопустимо вне зависимости от наличия такого условия в договоре займа (постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 24 мая 1999 г. по делу № Ф08-888/99).

 

Однако большинство судов придерживались такой же позиции, как и ВАС РФ. То есть условие о неустойке на проценты за пользование займом должно быть в договоре – только тогда такая неустойка правомерна (постановления ФАС Поволжского округа от 7 июня 2012 г. по делу № А12-19270/2011, ФАС Московского округа от 1 июня 2011 г. по делу № А41-30448/10, ФАС Восточно-Сибирского округа от 19 сентября 2011 г. по делу № А33-17508/2010).

 

Кроме того, иногда суды допускают возможность начисления процентов за пользование чужими денежными средствами на сумму процентов за пользование займом вне зависимости от наличия такого условия в договоре займа (постановление ФАС Московского округа от 29 июня 2011 г. № КГ-А41/5946-11 по делу № А41-31454/10).

 

Вопрос: можно ли привлечь к ответственности должника, когда ему не были известны реквизиты банковского счета кредитора и он допустил просрочку уплаты долга?

Ответ: да, можно.

 

Из постановлений Президиума ВАС РФ можно сделать вывод, что незнание банковских реквизитов должника не освобождает его от ответственности за просрочку выполнения обязательства (постановления Президиума ВАС РФ от 19 февраля 2013 г. № 13893/12, от 27 ноября 2012 г. № 9021/12).

 

Обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона. Односторонний отказ от исполнения обязательства не допускается (ст. 309 и 310 ГК РФ). При этом статья 395 Гражданского кодекса РФ предусматривает ответственность за неисполнение денежного обязательства в виде уплаты процентов за пользование чужими денежными средствами. Соответственно, ответственность за такую просрочку лежит на должнике. Должник может внести деньги в депозит нотариуса и тем самым исполнить обязательство. Такое правило устанавливает статья 327 Гражданского кодекса РФ.

 

В постановлении от 27 ноября 2012 г. № 9021/12 Президиум ВАС РФ ссылается на статью 327 Гражданского кодекса РФ (о том, что должник мог внести причитающиеся деньги в депозит нотариуса). В этом деле плательщик изначально знал о верных реквизитах кредитора, но не платил. Впоследствии реквизиты изменились. Плательщик, не зная о новых реквизитах, также продолжал не платить. При этом должник не принимал каких-либо мер к получению иных банковских реквизитов. Президиум ВАС РФ счел, что незнание реквизитов получателя не освобождает плательщика от ответственности. Ведь у должника была возможность внести деньги на депозит нотариуса.

 

В другом постановлении (постановление Президиума ВАС РФ от 19 февраля 2013 г. № 13893/12) суд также применил не статью 406 Гражданского кодекса РФ – о просрочке кредитора и его ответственности, а статью 327 Гражданского кодекса РФ, то есть о внесении денег должником в депозит нотариуса.

 

Следовательно, теперь недобросовестные должники не смогут избежать ответственности за неисполнение договора, прикрываясь, в частности, незнанием банковских реквизитов кредитора.

 


Пример из практики: суд указал, что незнание банковских реквизитов, куда перечислять денежные средства, не освобождает должника от ответственности за просрочку 

Компания «А.» и фирма «О.» заключили сделки РЕПО. Фирма «О.», заключая обе сделки, действовала в качестве агента от своего имени и за счет компании «Б.» (принципала).

Впоследствии компания «Б.» направила компании «А.» уведомление об одностороннем отказе от исполнения вторых частей сделок РЕПО. При этом она сослалась на то, что компания «А.» более чем на девять месяцев просрочила исполнение своего обязательства по перечислению цены обратного выкупа и эту цену так и не уплатила. Поэтому компания «Б.» утратила коммерческий интерес к обратной продаже паев по ранее согласованной цене вследствие изменения экономических условий и ситуации на рынке.

Через полтора года после истечения предельного шестимесячного срока для обратного выкупа компания «А.» (должник) сообщила фирме «О.» и компании «Б.» о готовности исполнить обязательство по обратному выкупу.

При этом она просила указать реквизиты для перечисления денежных средств за паи.

Фирма «О.» известила компанию «А.» о том, что не считает себя лицом, обязанным по сделкам РЕПО. По ее мнению, права и обязанности в части отношений по обратному выкупу паев перешли к компании «Б.» (принципалу). Компания же «Б.» повторно направила компании «А.» уведомление об отказе от исполнения обязательств по обратной купле-продаже паев.

Компания «А.» в связи с этим обратилась в суд и предъявила к взысканию суммы: основного долга (невыплаченного дохода по инвестиционным паям), реального ущерба, упущенной выгоды.

Апелляционный и кассационный суды исковые требования удовлетворили. Суды признали, что должник в этой ситуации не может считаться просрочившим исполнение обязательства. Суды применили статью 406 Гражданского кодекса РФ о том, что кредитор считается просрочившим, если он не совершил тех действий, до совершения которых должник не мог исполнить своего обязательства.

Однако Президиум ВАС РФ отменил принятые по делу судебные акты. При этом он указал, что именно на должнике, а не на кредиторе лежит первичная обязанность совершения необходимых действий и принятия разумных мер по исполнению обязательства (постановление Президиума ВАС РФ от 27 ноября 2012 г. № 9021/12). Следовательно, должник в случае отсутствия у него необходимых банковских реквизитов обязан принять разумные меры по их получению (например, направить письмо кредитору). В противном случае должник считается просрочившим исполнение денежного обязательства, и с него могут быть взысканы проценты за пользование чужими денежными средствами на основании статьи 395 Гражданского кодекса РФ.

Компания «А.» (должник), которая направила через полтора года после истечения срока обратного выкупа письмо о готовности исполнить свое обязательство, не представила доказательств того, что она в действительности к этому времени предприняла приготовления к обратному выкупу. Просьбу должника о сообщении реквизитов фирмы «О.» суд не принял во внимание.

При этом Президиум ВАС РФ указал, что, даже если согласиться с тем, что реквизиты банковского счета фирмы «О.», которая является крупной российской организацией, оказывающей услуги на фондовом рынке, не были известны должнику, он все равно не совершил действий по внесению причитающихся с него денег в депозит нотариуса (постановление Президиума ВАС РФ от 19 февраля 2013 г. № 13893/12).


 

В то же время Пленум ВАС РФ в 1998 году (п. 10 постановления № 13/14) придерживался другой, противоположной позиции. Она заключалась в том, что незнание плательщиком реквизитов кредитора – это проблема кредитора. То есть плательщик освобождается от ответственности в связи с просрочкой кредитора, который не сообщил ему о своих реквизитах. Поскольку это постановление не отменено, то данная позиция имеет право на существование.

 

Кредитору нужно учитывать спорность этого вопроса. До принятия указанных постановлений Президиума ВАС РФ некоторые суды высказывали позицию, что кредитор обязан сообщать о смене реквизитов. Если же он не направит такое сообщение должнику, то это свидетельствует об отсутствии у кредитора должной степени заботливости и осмотрительности (постановление ФАС Московского округа от 29 сентября 2011 г. по делу № А40-125047/10-95-604). Другие суды указывали, что должник может внести денежные средства в депозит нотариуса. Тем самым он исполнит свое обязательство (постановление ФАС Уральского округа от 24 февраля 2009 г. № Ф09-546/09-С6 по делу № А47-2244/2008).

 

Поэтому кредитору лучше подстраховаться и на всякий случай при смене своих банковских реквизитов сообщать об этом должнику.

 

Вопрос: в каком порядке погашается задолженность при недостаточности денежных средств у заемщика?

 

В таких случаях в первую очередь погашаются издержки по получению исполнения, затем – проценты, а в оставшейся части – основная сумма долга. Иное может быть закреплено сторонами в договоре займа (ст. 319 ГК РФ).

 

То есть при недостаточности денежных средств для исполнения всех обязанностей заемщика, проценты погашаются ранее суммы основного долга.

 

Стороны своим соглашением вправе изменить эту очередность погашения требований. Однако перечень требований, очередность погашения которых может быть изменена, является исчерпывающим (издержки, проценты, сумма долга).

 

Вопрос: заемщик и заимодавец – коммерческие организации. Вправе ли заимодавец простить заемщику долг по договору займа?

Ответ: да, вправе, но нужно учитывать следующее.

 

Как известно, закон запрещает дарение между коммерческими организациями. Такое правило устанавливает подпункт 4 пункта 1 статьи 575 Гражданского кодекса РФ.

 

В этой ситуации проблема состоит в том, что, по мнению судов, прощение долга по своей сути является дарением. Ведь выходит так, что, простив долг, заимодавец дарит заемные средства заемщику, который получает их безвозмездно.

 

По указанной проблеме ВАС РФ разъяснил следующее: поскольку при прощении долга отсутствует встречное имущественное предоставление со стороны должника-заемщика, то фактически такая сделка является дарением (п. 3 информационного письма Президиума ВАС РФ от 21 декабря 2005 г. № 104 «Обзор практики применения арбитражными судами норм Гражданского кодекса Российской Федерации о некоторых основаниях прекращения обязательств» (далее – информационное письмо № 104), определение ВАС РФ от 11 января 2011 г. № ВАС-17893/10).

 

Сделка по прощению долга, которую заключают коммерческие организации, становится недействительной на основании статьи 168 Гражданского кодекса РФ (ничтожной) как сделка дарения. Это подтверждает судебная практика (постановление ФАС Московского округа от 26 января 2009 г. № КГ-А40/11632-08).

 

Однако простить долг в ситуации между коммерческими организациями все-таки можно. Но при этом нужно учитывать запрет на дарение и судебную практику по прощению долга между такими субъектами. Из судебной практики можно почерпнуть информацию о том, как простить долг, чтобы свести к минимуму риск признания сделки недействительной: нужно, чтобы прощение долга было для заимодавца экономически обоснованным или, иными словами, выгодным (п. 3 информационного письма № 104, постановление ФАС Северо-Западного округа от 9 октября 2008 г. по делу № А21-3512/2007).

 

Кроме того, на имущественную выгоду заимодавца стоит указать в самом соглашении о прощении долга (например, заимодавец получает скидки по другим обязательствам между сторонами, льготные ставки по арендной плате, имущество во временное пользование и т. д.).

 

В примере из практики, приведенном ниже, суд установил, что прощение долга сопровождалось намерением кредитора освободить должника от обязанности по уплате безвозмездно. Поэтому такое прощение суд признал разновидностью дара.

 


Пример из практики: суд счел, что соглашение о прощении долга, заключенное между сторонами, представляет собой разновидность договора дарения 

ООО «О.» (заемщик) и ООО «П.» (заимодавец) заключили договор займа. Впоследствии заимодавец уступил право требования по договору займа по двум договорам уступки. В связи с этим право требования по договору займа перешло к ООО «Т.».

Поскольку заемщик не исполнил обязательства по договору займа, ООО «Т.» обратилось в суд с иском о взыскании денежных средств. Суд удовлетворил исковые требования. В связи с этим ООО «О.» обратилось с кассационной жалобой.

Заявитель кассационной жалобы ссылался на соглашение о прощении долга, которое подтверждает прекращение обязательств по возврату займа. Однако этот довод суд отклонил. Суд указал, что это соглашение, по сути, является разновидностью договора дарения, которое недопустимо между юридическими лицами (ст. 168 и 575 ГК РФ, п. 3 информационного письма № 104).

Как разъяснил Президиум ВАС РФ в пункте 3 информационного письма № 104, отношения кредитора и должника по прощению долга можно квалифицировать как дарение, только если суд установит намерение кредитора освободить должника от обязанности по уплате долга в качестве дара.

Квалифицирующим признаком дарения является его безвозмездность (п. 1 ст. 572 ГК РФ). Гражданское законодательство исходит из презумпции возмездности договора. Поэтому прощение долга является дарением только в том случае, если суд установит намерение кредитора освободить должника от обязанности по уплате долга в качестве дара. Об отсутствии намерения кредитора одарить должника может свидетельствовать, в частности, взаимосвязь между прощением долга и получением кредитором имущественной выгоды по какому-либо обязательству между теми же лицами (постановление ФАС Московского округа от 15 февраля 2012 г. по делу № А40-41164/11-97-362).


 

В соглашении можно указать, что стороны не рассматривают его в качестве договора дарения. Можно заключить мировое соглашение и предусмотреть в нем прощение долга по договору займа. Это соглашение должно содержать условия о погашении долга, но в меньшем размере.

 

Заимодавец может простить часть долга в целях обеспечения возврата оставшейся суммы задолженности. Так, суды, исследовав структуру финансовых взаимоотношений сторон, установили, что целью совершения сделки прощения долга являлось не просто освобождение общества от лежащих на нем обязательств, а прощение части долга в целях обеспечения возврата оставшейся суммы задолженности, то есть у кредитора отсутствовало намерение одарить должника (постановление ФАС Северо-Западного округа от 9 октября 2008 г. по делу № А21-3512/2007).


По материалам открытых источников