Договорное право » Финансовые услуги

Как уведомить должника о состоявшейся уступке права денежного требования по договору факторинга

 

Клиенту (или финансовому агенту – в зависимости от того, за кем в договоре факторинга закреплена эта обязанность) нужно уведомить должника о том, что клиент уступил денежное требование к должнику на основании договора факторинга.

 

Это необходимо для того, чтобы должник знал: теперь он должен исполнять свои договорные обязательства не клиенту как своему первоначальному кредитору (поставщику по договору поставки и т. п.), а другому лицу – финансовому агенту. Иными словами, таким уведомлением должнику сообщают о замене кредитора.




 

 

Чем рискует клиент, если должник не получит уведомление

 

Во-первых, уведомление должника – это важнейший документ, без которого финансовый агент вряд ли начнет финансирование. Таким образом, небрежность в этом вопросе приведет к затягиванию срока получения финансирования.

 

Во-вторых, риск возникает и в том случае, когда финансовый агент все же перечисляет деньги клиенту до проверки надлежащего уведомления должника. Уже после этого может оказаться, что клиент не выполнил обязанность уведомить должника (притом что в договоре эта обязанность закреплена именно за клиентом) и должник в результате исполнил свои обязательства в адрес первоначального кредитора (т. е. в адрес клиента, а не финансового агента).

 

В такой ситуации клиенту придется или перечислить финансовому агенту всю сумму, полученную от должника, или вернуть полученное финансирование. Это зависит от условий конкретного договора факторинга.

 

Кроме того, в этом случае можно говорить о существенном нарушении клиентом своих обязательств по договору (ст. 450 ГК РФ). Это позволит финансовому агенту расторгнуть договор факторинга (хоть и в судебном порядке).

 

При этом если бездействие клиента (т. е. неуведомление должника) повлекло убытки (как минимум реальный ущерб) у финансового агента, то последний может потребовать возмещения убытков (всей суммы, не полученной от должника), а также проценты, которые финансовый агент уплачивает банку, поскольку зачастую финансовый агент выдает финансирование заемными деньгами (ст. 15 ГК РФ).

 

Такие же неблагоприятные последствия наступят, если клиент направит должнику уведомление, которое не отвечает требованиям Гражданского кодекса РФ. Суд может признать, что оснований для удовлетворения требований финансового агента о взыскании с должника задолженности в этом случае не имеется, поскольку должник не обязан выплачивать денежную сумму финансовому агенту. Поэтому свои требования финансовый агент предъявит клиенту.

 

В связи с этим, как показывает судебная практика, важно правильно подготовить и направить уведомление должнику.

 

 

Каким условиям должно отвечать уведомление об уступке

 

Должник обязан произвести платеж финансовому агенту только при наличии следующих условий (п. 1 ст. 830 ГК РФ):

  • должник получил от клиента либо от финансового агента письменное уведомление об уступке последнему денежного требования;
  • в уведомлении определено денежное требование;
  • в уведомлении указан финансовый агент, которому нужно произвести платеж.

 

Таким образом, уведомление должно быть письменным и содержать информацию о денежном требовании и финансовом агенте.

 

Если какое-либо из этих установленных законом условий не соблюдено, должник не обязан выплачивать сумму денежного требования финансовому агенту. И суд, соответственно, откажет финансовому агенту во взыскании задолженности (что в свою очередь позволит финансовому агенту предъявить требования к клиенту по договору факторинга).

 

Кроме того, из сущности такого уведомления (об уже состоявшейся уступке) следует, что должника нужно уведомлять уже после того, как к финансовому агенту перешло денежное требование (определение ВАС РФ от 23 июля 2010 г. № ВАС-9614/10).

 

Так, в одном из дел суд отказал в удовлетворении исковых требований финансового агента о взыскании задолженности, поскольку в уведомлении не было указано, какое денежное требование уступает клиент. К тому же впоследствии покупатель (должник) вернул переданный по договору поставки (из которого возникло денежное требование) товар поставщику (клиенту).

 

 

Пример из практики: суд счел, что взыскание с должника задолженности неправомерно, поскольку уведомление об уступке не содержало сведений, какое именно денежное требование получает финансовый агент. При этом должник вернул обратно поставщику (клиенту) переданный по договору поставки товар 

Компания (финансовый агент) и ООО «З.» (клиент, поставщик) заключили договор финансирования под уступку денежного требования. ООО «З.» и ООО «Т.» (покупатель, должник) заключили договор поставки. В договоре стороны предусмотрели, что покупатель оплачивает товар путем перечисления денежных средств на расчетный счет поставщика в течение 90 календарных дней с момента отгрузки товара. На основании договора факторинга финансовый агент перечислил ООО «З.» денежные средства в счет денежных требований, возникших из поставки товара.

Компания уведомила покупателя об уступке права требования.

В связи с задолженностью покупателя по оплате товара компания обратилась с иском в суд.

Суд первой инстанции пришел к выводу, что договор факторинга, уведомление об уступке, акты приема-передачи документов, платежные поручения, товарные накладные, договор поставки подтверждают наличие задолженности ООО «Т.» перед компанией.

Однако суд апелляционной инстанции пришел к выводу об отсутствии у покупателя обязанности производить оплату по уведомлению, поскольку:

  • предмет уступки не определен и не соответствует статье 826 Гражданского кодекса РФ;
  • уведомление не содержит сведений о подлежащем исполнению денежном требовании, то есть является беспредметным (в уведомлении указано, что все денежные требования, возникшие из договора поставки, уступлены компании);
  • уведомление направлено покупателю до перехода к компании денежного требования – до поставки товара и возникновения обязательства по его оплате (уведомление было составлено до передачи товара к покупателю (должнику), наступления обязанности по его оплате и реального перехода права требования к финансовому агенту);
  • покупатель с согласия поставщика возвратил ему товар.

При этом договор прямо предусматривает возможность возврата товара. Материалами дела подтверждается возврат должником всего полученного товара поставщику.

Компания не опровергла выводы суда о том, что уведомление беспредметно, направлено покупателю до поставки товара и возникновения обязательств по его оплате, то есть до перехода требования к компании. Ссылки компании на то, что возврат товара после получения уведомления об уступке права требования является исполнением покупателем обязательства ненадлежащему кредитору и не прекращает обязательства перед компанией, а свидетельствует о злоупотреблении правом, что покупатель не имел права возвращать товар в одностороннем порядке, суд признал несостоятельными. Кассационный суд согласился с выводами апелляционного суда о том, что уведомление беспредметно и не соответствует требованиям статьи 830 Гражданского кодекса РФ. ВАС РФ отказал в передаче дела для пересмотра в порядке надзора (постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 11 июня 2010 г. № А53-25053/2009, определением ВАС РФ от 23 июля 2010 г. № ВАС-9614/10 отказано в передаче дела для пересмотра в порядке надзора данного постановления).

 

 

В договоре факторинга стороны зачастую указывают также на срок, в который нужно направить уведомление (например, «… в течение трех дней со дня подписания настоящего договора»). Это может быть важно, поскольку от момента уведомления зависят вопросы:

  • надлежащему ли лицу должник исполнил обязательство (в случае платежа финансовому агенту или клиенту);
  • имеет ли должник право на зачет встречных требований и т. п. 

 

Обычно на практике уведомление об уступке отправляется до перехода денежного требования, так как в терминологии Гражданского кодекса РФ большинство уступаемых денежных требований – будущие (подробнее об этом см. Как уступить по договору факторинга будущее денежное требование). При этом статья 830 Гражданского кодекса РФ не содержит указаний на момент перехода денежного требования и на его связь с моментом уведомления. Уведомление до момента перехода обычно не мешает выигрывать споры в суде, при условии что в уведомлении денежное требование однозначно идентифицировано (например, в виде надписи об уступке, которая проставляется в шапке накладной).

 

Сторона, которая обязана уведомить должника, может быть прямо определена в договоре факторинга. Например, можно закрепить следующее условие в договоре факторинга: «Клиент направляет уведомление об уступке денежного требования должнику в течение трех дней со дня подписания настоящего договора».

 

Включать в договор такое условие не обязательно. Но если его не будет, то возникнет неясность: кто обязан это сделать – клиент или финансовый агент. Ведь Гражданский кодекс РФ не содержит положений, которые бы определенно регулировали этот вопрос. Статья 830 Гражданского кодекса РФ указывает лишь на то, что это должен быть финансовый агент или клиент. То есть здесь законодательство о факторинге дает сторонам выбор и оставляет решение этого вопроса на их усмотрение.

 

В уведомлении должника заинтересован в первую очередь финансовый агент, который ждет от должника исполнения денежного требования. Поэтому, когда в договоре этот вопрос не урегулирован, финансовый агент может сам направить такое уведомление (если этого не сделает клиент или не полагаясь в этом вопросе на клиента). В то же время в уведомлении должника заинтересован и клиент, например, в случае если по соглашению сторон финансовый агент осуществляет финансирование права требования только после направления уведомления должника.

 

В связи с этим стороны договора факторинга вправе определить порядок уведомления так, как им лучше в данном конкретном случае, и с учетом последствий неуведомления для каждой из сторон.

 

Ни клиент по договору факторинга, ни финансовый агент не уведомили должника о состоявшейся уступке права требования. Какие последствия это влечет для сторон договора факторинга

Правовые последствия для сторон договора будут различными в зависимости от того, на ком из них лежала обязанность уведомить должника.

Если по соглашению сторон уведомить обязан клиент, но в установленный срок он этого не сделал, и должник исполнил обязанность в его пользу, то финансовый агент вправе требовать расторжения договора. Кроме того, финансовый агент вправе требовать возврата полученной от должника денежной суммы как неосновательно полученной плюс начисленные на эту сумму проценты за пользование чужими денежными средствами (п. 1 ст. 1104, ст. 1107 ГК РФ). Также клиент обязан возместить финансовому агенту причиненные последнему убытки.

В ситуации когда уведомить должника нужно было финансовому агенту, но он своевременно не исполнил эту обязанность (в результате чего оплату по основному договору получил клиент), финансовый агент может требовать от клиента возврата денежных средств. Однако если клиент сообщит финансовому агенту о том, что он получил денежные средства от должника и готов их передать в пользу финансового агента, то у последнего не будет оснований для предъявления требования о начислении процентов за незаконное пользование чужими денежными средствами, а также о возмещении убытков.

Наконец возможна ситуация, когда уведомление в соответствии с договором направляет финансовый агент, а у должника, который получил уведомление от неизвестного ему лица, возникают сомнения в правомерности такого уведомления. В частности, должник может сомневаться в том, имеет ли финансовый агент право требовать платеж в свою пользу и освободит ли должника от своих обязательств такой платеж, произведенный лицу, указанному в уведомлении в качестве нового кредитора.

 

В связи с этим законодательство устанавливает гарантии защиты прав должника – он может направить запрос финансовому агенту о представлении в разумный срок доказательств уступки требования. Разумный срок для представления доказательств, который устанавливает указанная норма, – это оценочное понятие. Как правило, под ним понимается период времени, обычно необходимый для совершения аналогичных действий. В качестве надлежащего доказательства уступки можно представить должнику сам договор финансирования под уступку денежного требования или его копию, а также любое письменное подтверждение факта уступки, например, подтверждение клиентом факта совершения уступки в пользу финансового агента. На практике договор факторинга часто направляется должнику вместе с уведомлением, что устраняет необходимость для должника требовать доказательства совершения уступки.

 

Если же финансовый агент на запрос должника не представил надлежащих доказательств уступки, то по своим правовым последствиям закон приравнял это к неуведомлению должника. В обоих этих случаях должник не несет ответственности перед финансовым агентом. Совершение им платежа первоначальному кредитору (клиенту) считается надлежащим исполнением. Следовательно, финансовый агент рискует тем, что в случае невыполнения этого требования должник вправе произвести платеж клиенту во исполнение своего обязательства перед ним.

 

Обоснование: Если иное не предусмотрено соглашением сторон и не вытекает из обычаев делового оборота или существа обязательства, должник вправе при исполнении обязательства потребовать доказательства того, что исполнение принимается самим кредитором или управомоченным им на то лицом, и несет риск последствий такого требования (ст. 312 ГК РФ).

 

Должник, получив уведомление об уступке денежного требования, имеет право запросить у финансового агента доказательство того, что уступка денежного требования финансовому агенту действительно имела место. Такую возможность устанавливает пункт 2 статьи 830 Гражданского кодекса РФ.

 

Получив такой запрос, финансовый агент обязан в разумный срок представить должнику доказательства того, что уступка денежного требования действительно имела место.

 

Если финансовый агент не выполнит это требование, то должник вправе произвести по данному требованию платеж клиенту во исполнение своего обязательства. Должник вправе не исполнять обязательство новому кредитору до предоставления ему доказательств перехода требования к этому лицу (ст. 385, п. 2 ст. 830 ГК РФ).

 

Внимание! Суд может признать уведомление ненадлежащим, если оно не содержит указания на уступку прав требования.

 

В таком случае не будет соблюдено требование закона о надлежащем уведомлении должника об уступке денежного требования (ст. 830 ГК РФ).

 

Ведь если из уведомления следует, что поставщик просит осуществлять оплату по договору поставки на определенный счет, то это является только поручением со стороны поставщика перечислять денежные средства для оплаты товаров, поставляемых поставщиком, на счет третьего лица во исполнение обязательств перед поставщиком. Это соответствует статье 312 Гражданского кодекса РФ, а также сложившейся судебной практике, так как исполнение обязательства по сделке должником может быть произведено третьему лицу по указанию кредитора.

 

Однако если уведомление не содержит указания на прошедшую либо будущую уступку прав требования в пользу финансового агента, а также отсутствуют дата направления и дата получения его ответчиком, то такое уведомление суд может признать ненадлежащим (постановление ФАС Московского округа от 20 сентября 2010 г. № КА-А40/9352-10 по делу № А40-136565/09-119-933).

 

Совет: Суд принимает во внимание, насколько правильно составлено уведомление. Поэтому в уведомлении должнику необходимо указать на подлежащее исполнению конкретное денежное требование.

 

 

В какой форме необходимо уведомить должника об уступке денежного требования

 

В качестве доказательства уведомления о состоявшейся уступке денежных требований можно представить прежде всего само такое письменное уведомление, составленное в установленном законом порядке, или его копию. Другие документы также могут служить доказательством, но только если в самом договоре факторинга прямо не предусмотрена иная форма уведомления.

 

Если указание на состоявшуюся уступку денежного требования содержат счета-фактуры, то для суда это является доказательством надлежащего уведомления должника о данной уступке по договору поставки. В частности, в одном из дел суд пришел к выводу, что должник уведомлен об уступке истцу права требования по поставкам продукции, поскольку о состоявшейся уступке указано непосредственно в счетах-фактурах. При этом аргумент жалобы о том, что уведомление об уступке денежного требования по форме и содержанию не соответствовало требованиям пункта 1 статьи 830 Гражданского кодекса РФ, суд отклонил (постановление ФАС Волго-Вятского округа от 11 ноября 2010 г. по делу № А43-44139/2009).

 

Также, как показывает судебная практика, такими доказательствами являются товарные накладные и платежные поручения по договору поставки.

 

Так, суды установили, что о состоявшемся переходе права требования обязательств по договору купли-продажи должник был уведомлен. Данный факт подтверждают товарные накладные, счета, а также платежное поручение, в которых имеется ссылка на договор о факторинговом обслуживании. При этом товарная накладная содержала сведения о новом кредиторе и основание платежа в пользу нового кредитора (постановление ФАС Московского округа от 26 июля 2011 г. № КГ-А40/7759-11 по делу № А40-82468/10-81-713, определением ВАС РФ от 21 декабря 2011 г. № ВАС-14451/11 отказано в передаче дела для пересмотра в порядке надзора).

 

Однако в другом споре суд не признал надлежащим доказательством товарную накладную, даже несмотря на то что в ней указывалось на состоявшуюся уступку права требования по договору. Дело в том, что в данном случае стороны согласовали определенную форму уведомления в договоре факторинга. Причем дополнительным соглашением изменили ее. Суд указал, что такую форму уведомления должника, как указание на уступку денежных требований в товарных накладных, договор не предусматривает. Поэтому он признал ненадлежащим уведомление по другой форме (товарной накладной). В связи с этим суд отказал финансовому агенту во взыскании с должника задолженности по уступленному денежному требованию. При этом он сослался на то, что:

  • такая форма уведомления не предусмотрена договором факторинга;

  • должник не знал о том, что клиент и финансовый агент заключили дополнительное соглашение, в котором предусмотрели новую форму уведомления об уступке.

 

 

Пример из практики: суд указал, что уведомление об уступке денежного требования является ненадлежащим, поскольку в договоре стороны согласовали иную форму такого уведомления 

ЗАО «М.» (финансовый агент) и ООО «О.» (клиент) заключили генеральный договор о факторинговом обслуживании.

В договоре факторинга обязанность по уведомлению дебитора об уступке денежных требований в пользу финансового агента по форме уведомления, согласованной сторонами в приложении к договору, возложена на клиента.

Дополнительным соглашением стороны заключили договор в новой редакции, в том числе была согласована новая форма уведомления об уступке денежного требования.

ЗАО «М.» обратилось в суд, считая, что ООО «С.» (должник) извещено уведомлениями о состоявшейся уступке денежных требований, однако не исполнило обязательство по оплате товара.

Суды, исследовав уведомления, пришли к выводу, что они не являются надлежащими уведомлениями об уступке денежного требования. В связи с чем является недоказанным возникновение у должника обязанности произвести платеж финансовому агенту.

Доводы последнего о надлежащем уведомлении ответчика об уступке денежного требования со ссылкой на товарные накладные являются несостоятельными, поскольку такая форма уведомления не предусмотрена договором факторинга и должник не был уведомлен о том факте, что между клиентом и финансовым агентом заключено дополнительное соглашение, в котором предусмотрена новая форма уведомления о переуступке прав требования.

Следовательно, основания для взыскания с должника задолженности по уступленному денежному требованию отсутствуют (постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 24 марта 2010 г. по делу № А46-13504/2009, определением ВАС РФ от 20 июля 2010 г. № ВАС-9592/10 отказано в передаче дела для пересмотра в порядке надзора).

 

 

Как доказать, что должник получил направленное ему уведомление

 

К числу критериев надлежащего уведомления относится и фактическое получение уведомления должником.

 

Уведомление об уступке права требования было направлено должнику по адресу, указанному в ЕГРЮЛ. Однако должник заявляет, что такое уведомление не получил. Что можно возразить в ответ на это заявление должника?

 

С 2013 года стало легче опровергнуть возражения контрагента о том, что он не получил уведомление, которое было направлено по адресу, указанному в ЕГРЮЛ.

 

Во-первых, с 1 сентября 2013 года действует общее правило для любых юридически значимых сообщений: «сообщение считается доставленным и в тех случаях, если оно поступило лицу, которому оно направлено (адресату), но по обстоятельствам, зависящим от него, не было ему вручено или адресат не ознакомился с ним» (абз. 2 п. 1 ст. 165.1 ГК РФ).

 

Во-вторых, 6 августа 2013 года опубликовано постановление Пленума ВАС РФ, в котором есть такое правило: «Юридическое лицо несет риск последствий неполучения юридически значимых сообщений, поступивших по его адресу, указанному в ЕГРЮЛ, а также риск отсутствия по этому адресу своего представителя, и такое юридическое лицо не вправе в отношениях с лицами, добросовестно полагавшимися на данные ЕГРЮЛ об адресе юридического лица, ссылаться на данные, не внесенные в указанный реестр, а также на недостоверность данных, содержащихся в нем <…> за исключением случаев, когда соответствующие данные внесены в ЕГРЮЛ в результате неправомерных действий третьих лиц или иным путем помимо воли юридического лица» (абз. 2 п. 1 постановления Пленума ВАС РФ от 30 июля 2013 г. № 61 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с достоверностью адреса юридического лица»).

 

Уведомление об уступке денежного требования получила организация, по отношению к которой должник является дочерней компанией. Считается ли такое уведомление надлежащим?

Да, в такой ситуации можно доказать, что должник считается получившим уведомление.

 

А уведомление об уступке, соответственно, считается надлежащим. Ведь по общему правилу сделка, которую совершил представитель от имени другого лица, создает, изменяет и прекращает гражданские права и обязанности представляемого. Такое полномочие может явствовать из обстановки, в которой действует представитель, например, продавец в розничной торговле, кассир и другие лица. Такие правила содержит пункт 1 статьи 182 Гражданского кодекса РФ.

 

Поэтому при вручении уведомления имеют значение как факт зависимости (дочерняя компания), так и обстановка, в которой действует представитель (обстоятельства вручения уведомления об уступке денежного требования). В примере из практики, приведенном ниже, суды, сославшись на эти нормы, пришли к выводу, что должник (дочерняя организация) все же получил уведомление об уступке денежных требований, несмотря на то что оно было вручено головной компании и на нем проставлен штамп последней. Суды взыскали с должника сумму задолженности по договору факторинга. ВАС РФ отказал должнику в передаче дела для пересмотра в порядке надзора.

 

 

Пример из практики: суд признал должника уведомленным об уступке права требования, хотя уведомление получил не должник, а организация, по отношению к которой должник является дочерней компанией 

ООО «П.» (финансовый агент) и ЗАО «Т.» (клиент) заключили договор финансирования под уступку денежного требования. По условиям договора банк обязался предоставлять клиенту финансирование в счет денежных требований клиента к третьему лицу – должнику (ООО «М.»), вытекающих из договоров поставки, перечисленных в приложении к договору, а клиент уступает финансовому агенту эти денежные требования.

Финансовый агент обратился в суд с иском к ООО «М.» о взыскании задолженности по договору финансирования под уступку денежного требования.

Суд первой инстанции исковые требования удовлетворил в полном объеме. Апелляционный суд решение оставил в силе.

Суды установили: должник получил уведомление об уступке денежного требования, в котором указано, что в соответствии с договором финансирования под уступку денежного требования платежи по договорам поставки должны перечисляться на счет финансового агента.

Довод должника о том, что уведомление об уступке прав требования вручено не ему, а иному лицу, суды отклонили.

Суды пришли к выводу, что ООО «М.» является дочерней компанией «METRO», чей штамп проставлен на уведомлении об уступке денежного требования.

Сделка, совершенная одним лицом (представителем) от имени другого лица (представляемого) в силу полномочия, основанного на доверенности, указании закона либо акте уполномоченного на то государственного органа или органа местного самоуправления, непосредственно создает, изменяет и прекращает гражданские права и обязанности представляемого.

Полномочие может также явствовать из обстановки, в которой действует представитель (продавец в розничной торговле, кассир и т. п.) (п. 1 ст. 182 ГК РФ).

В связи с изложенным суд кассационной инстанции признал обоснованным взыскание задолженности по договору факторинга (постановление ФАС Московского округа от 22 октября 2009 г. № КГ-А40/10874-09 по делу № А40-1244/09-97-15, определением ВАС РФ от 27 февраля 2010 г. № ВАС-2297/10 отказано в передаче дела для пересмотра в порядке надзора).

 

 

Клиент по договору факторинга направил должнику уведомление об уступке требования, а затем отозвал такое уведомление. В результате должник исполнил обязательство первоначальному кредитору (клиенту). Будет ли такое исполнение надлежащим?

 

Будет, если финансовый агент не направил должнику аналогичное уведомление об уступке и не подтвердил ее действительность. То есть если должник не получил уведомление ни от первоначального кредитора (клиента по договору факторинга), ни от финансового агента, то в таком случае исполнение должником обязательства первоначальному кредитору признается исполнением надлежащему кредитору и прекращает обязательство должника.

 

Такая правовая позиция сформулирована в постановлении Президиума ВАС РФ от 4 октября 2011 г. № 5339/11: «При наличии двух уведомлений (об уступке и об отзыве уведомления) от клиента и отсутствии каких-либо уведомлений от финансового агента должник должен считаться неуведомленным об уступке прав требования финансовому агенту. В таком случае исполнение должником обязательства первоначальному кредитору (клиенту) признается исполнением надлежащему кредитору и прекращает обязательство должника. При этом новый кредитор (финансовый агент) вправе требовать неосновательно полученное от прежнего кредитора (клиента). При таких обстоятельствах должник не может привлекаться к ответственности за неисполнение солидарного обязательства».

 

В настоящее время суды продолжают руководствоваться этой правовой позицией.

 

 

Пример из практики: суд отказал во взыскании задолженности с должника, поскольку счел его неуведомленным об уступке требования 

ЗАО «Т.» (финансовый агент) и ООО «Е.» (клиент) заключили договор факторинга. Во исполнение договора ООО «Е.» уступило ЗАО «Т.» денежные требования к ОАО «З.» (заводу, должнику). Указанные требования возникли в результате оказания ООО «Е.» услуг заводу на основании договора транспортной экспедиции. ЗАО «Т.» в свою очередь произвело финансирование ООО «Е.».

ООО «Е.» уведомило завод о заключении договора факторинга с ЗАО «Т.» и необходимости оплаты услуг по договору транспортной экспедиции в адрес последнего.

Финансовый агент обратился в суд с иском к клиенту и должнику о взыскании долга по договору факторинга.

Суд первой инстанции иск удовлетворил. Постановлением апелляционного и кассационного судов решение суда первой инстанции оставлено без изменения. Суды сочли, что должник был уведомлен об уступке требований. Кроме того, суды решили, что должник не представил достаточных доказательств, подтверждающих его доводы об оплате задолженности в адрес клиента, который уведомил должника о прекращении действия договора факторинга.

ОАО «З.» обратилось с заявлением в Президиум ВАС РФ об отмене актов судов. Президиум ВАС РФ пришел к выводу, что заявление подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

  • Должник обязан произвести платеж финансовому агенту (п. 1 ст. 830 ГК РФ). Следовательно, должник несет ответственность за несоблюдение данной обязанности при условии, что он получил от клиента либо финансового агента письменное уведомление об уступке денежного требования финансовому агенту и в уведомлении определено подлежащее исполнению денежное требование, а также указан финансовый агент (постановление Президиума ВАС РФ от 4 октября 2011 г. № 5339/11).
  • Должник, возражая против привлечения его в качестве солидарного должника, не оспаривал факт оказания услуг по договору транспортной экспедиции, но при этом ссылался на то, что уведомление об уступке денежных требований в связи с заключением договора факторинга получил только от клиента. Финансовый агент никогда не уведомлял его о приобретении прав требования и наличии задолженности перед ним.
  • Также должник указал, что отдельным письмом клиент просил его аннулировать свое предыдущее письмо об оплате в адрес финансового агента и произвести оплату по своим основным реквизитам в соответствии с договором транспортной экспедиции. А следующим письмом известил о том, что прекратил финансирование отгрузок должника через финансового агента, переуступка прав требования по счетам-фактурам не производилась, и просил должника оплатить счета-фактуры.
  • Соответствующую оплату должник произвел в адрес клиента, что подтверждается платежными поручениями, которые завод приложил к отзыву на исковое заявление, а затем к апелляционной жалобе.
  • Нижестоящие суды пришли к выводу, что завод не представил достаточных доказательств в подтверждение своих возражений, в частности, не предъявил суду платежные поручения и письма, на которые сам же ссылался. Этот довод судов Президиум ВАС РФ счел необоснованным, поскольку в материалах дела представлен отзыв завода на исковое заявление, который имеет указание на приложения в виде платежных поручений и копий писем.
  • При наличии двух уведомлений (об уступке и об отзыве уведомления) от клиента и отсутствии каких-либо уведомлений от финансового агента должник должен считаться неуведомленным об уступке прав требования финансовому агенту. В таком случае исполнение должником обязательства первоначальному кредитору (клиенту) признается исполнением надлежащему кредитору и прекращает обязательство должника. При этом новый кредитор (финансовый агент) вправе требовать неосновательно полученное от прежнего кредитора (клиента).

При таких обстоятельствах должник не может привлекаться к ответственности за неисполнение солидарного обязательства. С учетом этого Президиум ВАС РФ отменил судебные акты нижестоящих судов и направил дело на новое рассмотрение (постановление Президиума ВАС РФ от 14 февраля 2012 г. № 13253/11).

После нового рассмотрения этого дела суды отказали во взыскании с должника задолженности, поскольку установили отсутствие факта уступки денежных требований и прекращение клиентом договорных отношений с финансовым агентом. Как указал апелляционный суд, при данных обстоятельствах «уже не имеет значения наличие или отсутствие уведомления о переходе на факторинговое обслуживание» (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 19 июля 2013 г. № 09АП-20906/2013-ГК по делу № А40-30646/10).

 

 

Могут ли стороны основного договора предусмотреть ответственность за неуведомление кредитором должника об уступке права требования?

Да, за ненадлежащее уведомление должника об уступке права требования может быть применена штрафная санкция.

 

Стороны вправе закрепить условия о такой ответственности в договоре. То есть в случае отсутствия надлежащего уведомления должник праве потребовать от первоначального кредитора уплаты денежной суммы в качестве штрафа. Например, в размере переуступленного в ином порядке, чем это предусмотрено по условиям договора, права требования.

 

 

Пример из практики: суд взыскал с продавца штраф, предусмотренный договором за неуведомление покупателя об уступке права требования 

ОАО «С.» (покупатель) и ЗАО «А.» (продавец) заключили договор, по условиям которого ЗАО «А.» обязано произвести и передать товары в собственность покупателя (истца). Уступка права денежного требования по договору возможна только при условии предварительного подписания сторонами дополнительного соглашения. Только заключение дополнительного соглашения является надлежащим уведомлением покупателя (истца) о произошедшей замене кредитора в денежном обязательстве по договору. За нарушение этого условия покупатель вправе потребовать от продавца уплаты штрафа в размере переуступленного в ином порядке права требования.

Однако в нарушение условий договора продавец не уведомил покупателя о произведенной уступке банку права требования задолженности, дополнительные соглашения об уступке стороны не подписывали.

В связи с этим ОАО «С.» обратилось в суд с иском о взыскании штрафа с продавца по договору.

Арбитражный суд установил, что ЗАО «А.» нарушило обязательства по надлежащему уведомлению покупателя о произведенной уступке банку права требования долга. Поэтому суд пришел к выводу о наличии правовых оснований для взыскания с ЗАО «А.» в пользу должника штрафа в размере переуступленного в ином порядке права требования исходя из положений заключенных сторонами договоров и требований статей 309–310 Гражданского кодекса РФ (постановление ФАС Московского округа от 1 апреля 2010 г. № КГ-А40/2570-10 по делу № А40-90471/09-47-649).

 


По материалам открытых источников