Договорное право » Финансовые услуги

Как уступить денежное требование в обеспечение исполнения обязательства (обеспечительная уступка)

 

Способами обеспечения исполнения обязательств могут быть неустойка, залог, удержание вещи должника, поручительство, независимая гарантия, задаток, обеспечительный платеж и другие способы, которые предусматривает закон или договор. Уступка права требования по договору факторинга относится именно к таким другим способам обеспечения исполнения обязательств. В данном случае речь идет о частном случае договора факторинга (так называемая обеспечительная уступка).

 

Такую уступку денежного требования клиент по договору факторинга осуществляет в целях обеспечения исполнения своего обязательства перед финансовым агентом (например, обязательства, которое возникло из кредитного договора или договора займа). Поэтому финансовым агентом в рамках такого договора факторинга выступает, как правило, банк.




 

Однако зачастую финансовые агенты полагают, что выплата финансирования по договору финансирования под уступку денежного требования – это не кредит, не заем и не плата за денежное требование, а отдельное обязательство, которое можно обеспечить уступкой этого требования. То есть уступкой обеспечивают возврат финансирования. Переход денежного требования в этом случае происходит сразу (это предусмотрено договором), а не тогда, когда обязательство, обеспеченное уступкой, будет не исполнено. Это обосновывается тем, что, согласно положениям Гражданского кодекса РФ о свободе договора, такое возможно.

 

В настоящей рекомендации рассматриваются особенности обеспечительной уступки по договору факторинга как одного из способов обеспечения исполнения обязательств между сторонами.

 

 

Что представляет собой обеспечительная уступка

 

Договор финансирования под уступку денежного требования допускает его использование как одного из способов обеспечения исполнения обязательства (постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 16 июня 2011 г. по делу № А45-20498/2010, определением ВАС РФ от 8 ноября 2011 г. № ВАС-12661/11 отказано в передаче дела для пересмотра в порядке надзора).

 

Когда денежное требование передают в качестве обеспечения обязательства, то к такому договору применяются нормы Гражданского кодекса РФ о договоре финансирования под уступку денежного требования (т. е. нормы гл. 43 ГК РФ).

 

После того как клиент исполнит свои обязанности перед финансовым агентом, которые обеспечивает уступка денежного требования, денежное требование возвращается обратно клиенту. Иными словами, исполнение клиентом обязательства перед фактором влечет прекращение прав финансового агента предъявить уступленное требование к исполнению.

 

Если уступка денежного требования обусловлена определенным событием, она автоматически происходит (вступает в силу) после наступления этого события. Дополнительного оформления уступки денежного требования в этих случаях не требуется. Такое правило устанавливает пункт 2 статьи 826 Гражданского кодекса РФ.

 

Следовательно, по условиям такого договора факторинга право требования к финансовому агенту перейдет тогда, когда клиент не исполнит свои обязательства (например, не погасит кредит), о чем будет прописано в договоре факторинга. То есть в самом договоре финансирования под уступку денежного требования указывается, что денежное требование клиента к должнику переходит к финансовому агенту в случае, если клиент не исполняет или ненадлежащим образом исполняет обязательства перед финансовым агентом. В этом заключается обеспечительный характер такой сделки. Таким образом, в этой конструкции договора факторинга уступка денежного требования служит обеспечением исполнения обязательства клиента. Нужно сказать, что такое условие влечет риски для финансового агента, и, скорее всего, в договоре факторинга будет указано о переходе денежного требования в более ранний срок, максимально приближенный к моменту выплаты финансирования.

 

Обоснование: Денежное требование к должнику может быть уступлено клиентом финансовому агенту в целях обеспечения исполнения обязательства клиента перед финансовым агентом (абз. 2 п. 1 ст. 824 ГК РФ).

 

Судебная практика трактует такую конструкцию договора следующим образом: уступка денежного требования, применяемая в качестве способа обеспечения исполнения обязательства клиента перед финансовым агентом, состоит в привлечении третьего лица (должника) к исполнению обязательства клиента (в данном случае – обязательства по договору кредитования) по возврату предоставленных ему денежных средств. Следовательно, обеспечительная функция уступки денежного требования основывается на том, что финансовый агент получает в свое распоряжение денежное требование к третьему лицу (должнику), которое является источником поступления средств в погашение долга клиента (постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 27 августа 2012 г. по делу № А41-45838/10, определением ВАС РФ от 25 февраля 2013 г. № ВАС-1154/13 отказано в передаче дела для пересмотра в порядке надзора).

 

В другом деле суд указал, что правила пункта 1 статьи 831 Гражданского кодекса РФ (первый вид договора факторинга – покупка денежного требования) устанавливают права финансового агента на суммы, полученные от должника, при финансировании путем покупки денежного требования. При таком финансировании договор между сторонами не предусматривает обязанности клиента вернуть полученное. Он обязан уступить (передать) право требования к должнику. При исполнении клиентом этой обязанности финансовый агент не вправе требовать возврата денежных средств.

 

Применительно же к положениям абзаца 2 пункта 1 статьи 824 Гражданского кодекса РФ (второй вид договора факторинга – обеспечительная уступка) денежные средства могут быть переданы клиенту финансовым агентом на условиях их возврата, а права требования уступаются для целей обеспечения исполнения клиентом обязательства по возврату этих сумм. Соглашение об обеспечительной уступке носит акцессорный (дополнительный) характер к основному обязательству клиента по возврату сумм финансирования (займа или кредита). Определение сущности возникающих отношений возможно только с учетом анализа конкретного договора, заключенного между сторонами (постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 10 июля 2008 г. по делу № А70-8008/30-2007, постановлением ФАС Западно-Сибирского округа от 9 октября 2008 г. № Ф04-6270/2008(13495-А70-13) данное постановление оставлено без изменения).

 

Когда по договору уступкой требования обеспечивается обязательство по возврату полученного финансирования, то денежные требования переходят к финансовому агенту до момента неисполнения обязательств клиентом. Есть мнение, что положения гражданского законодательства о свободе договора позволяют это сделать (ст. 421 ГК РФ).

 

Однако нужно иметь в виду, что Банк России в письме ЦБ РФ от 9 февраля 2009 г. № 04-15-1/594 указал, что такого рода сделки неверно трактовать как факторинговые сделки. По мнению Центробанка России, такие договорные отношения (банк осуществляет кредитование заемщика (клиента) с обеспечением в виде договора уступки денежных требований к третьему лицу (дебитору)), в отличие от сделок, заключенных в рамках главы 43 Гражданского кодекса РФ (о договорах факторинга), следует рассматривать как кредитные и не подпадающие под требования указанной главы. В данном случае обязательством со стороны заемщика является возврат заемных средств, а договор уступки денежных требований к третьему лицу выступает в качестве обеспечения по кредитному договору.

 

 

В чем заключаются особенности обеспечительной уступки

 

Если уступка денежного требования финансовому агенту осуществлена в целях обеспечения исполнения обязательства и договор факторинга не предусматривает иное, финансовый агент обязан представить отчет клиенту и передать ему сумму, которая превышает сумму долга клиента, обеспеченную уступкой требования.

 

Если денежные средства, полученные финансовым агентом от должника, оказались меньше суммы долга клиента финансовому агенту, обеспеченной уступкой требования, клиент остается ответственным перед финансовым агентом за остаток долга (п. 2 ст. 831 ГК РФ).

 

Например, суд по одному из дел установил, что по договору факторинга право требования передается фактору для обеспечения исполнения обязательств продавца по возврату полученного им займа (кредита). Если денежные средства, которые фактор получил от дебитора, окажутся меньше суммы долга продавца фактору, обеспеченной уступкой требования, продавец остается ответственным перед фактором за остаток долга. При этом на фактора возлагаются особые обязанности:

  • представить отчет продавцу (о полученных платежах по уступленному праву требования);
  • передать ему сумму, которая превышает сумму долга клиента, обеспеченную уступкой требования.

 

 

Пример из практики: исходя из условий договора факторинга суд пришел к выводу о его обеспечительном характере. Суд отказал в иске о признании договора недействительным, поскольку истец не доказал, что условия этого договора нарушили его права и законные интересы 

ОАО «П.» (банк, фактор) и ООО «П.» (продавец) заключили генеральный договор об общих условиях факторингового обслуживания поставок внутри России.

В соответствии с договором, если продавец уступает фактору денежное требование к дебитору, все иные права требования, вытекающие для продавца из контракта с дебитором, в частности, права на обеспечение, предоставленное дебитором продавцу в связи с обязательствами дебитора по контракту, и права выгодоприобретателя по всем возможным страховым требованиям относительно передаваемых требований и поставляемых товаров переходят к фактору вместе с уступленными денежными требованиями.

Впоследствии ООО «Г.» обратилось в суд с иском о признании недействительным генерального договора об общих условиях факторингового обслуживания поставок внутри России и применении последствий недействительности сделки путем возврата другой стороне всего полученного по сделке.

В обоснование исковых требований истец сослался на то, что договор поставки является ничтожной сделкой. Данный договор в нарушение требований статьи 455 Гражданского кодекса РФ не позволяет определить наименование и количество товара. Кроме этого, истец считает, что в договоре факторинга в нарушение статьи 826 Гражданского кодекса РФ денежное требование, которое является предметом уступки, стороны не определили таким образом, который позволяет идентифицировать существующее требование в момент заключения договора факторинга, а будущее требование – не позднее чем в момент его возникновения. По мнению истца, договор факторинга не позволяет определить, какое именно обязательство (договор купли-продажи, возмездного оказания услуг, о предоставлении кредита, банковского вклада, банковского счета либо иное) существует между ООО «П.» и ОАО «П.».

Суды всех трех инстанций пришли к выводу об отсутствии оснований для признания договора факторинга недействительной сделкой. Суды проанализировали условия договора факторинга и установили, что по этому договору право требования передается фактору в целях обеспечения исполнения обязательств продавца по возврату полученного им займа. На фактора возлагаются особые обязанности: представить отчет продавцу (о полученных платежах по уступленному праву требования), а также передать ему сумму, которая превышает сумму долга клиента, обеспеченную уступкой требования. Если денежные средства, полученные фактором от дебитора, оказались меньше суммы долга продавца фактору, обеспеченной уступкой требования, продавец остается ответственным перед фактором за остаток долга. Совокупность таких условий договора указывает на его обеспечительный характер.

Требование о применении последствий недействительности сделки может заявить заинтересованное лицо. Лицо, которое не участвует в договоре, но заявило иск о признании договора незаключенным, должно доказать наличие своего материально-правового интереса в удовлетворении иска. Ему нужно указать, какие его права и охраняемые законом интересы нарушены или оспариваются лицами, к которым предъявлен иск. Также он должен обосновать, каким образом эти права и интересы будут восстановлены в случае реализации избранного способа судебной защиты.

Однако истец не представил доказательств нарушения его прав и законных интересов оспариваемой сделкой. Кроме того, оспариваемое истцом соглашение он сам исполнял, при этом никаких вопросов либо сомнений в его предмете у истца не возникало. Доводы истца о ничтожности договора поставки суды также отклонили. При этом они исходили из того, что существенные условия договора стороны могут согласовать не только в едином договоре-документе, но и в нескольких взаимосвязанных документах (ст. 160, 432, 434 ГК РФ; постановление ФАС Уральского округа от 27 января 2010 г. № Ф09-56/10-С5 по делу № А60-22710/2009-С2).

 

 

Кроме того, в договоре финансирования под уступку денежного требования можно также прописать условие о залоге для обеспечения исполнения обязательств. При этом, если обязательство, которое обеспечивает залог, будет не исполнено, на принятое в залог денежное требование финансовый агент сможет обратить взыскание.

 

Однако суд откажет в обращении взыскания на предмет залога, если его приобретатель не знал о таком обременении. Иными словами, если новый собственник предмета залога является добросовестным приобретателем, то на такое имущество обратить взыскание не получится.

 

При этом нужно понимать, что обеспечительная уступка по договору факторинга – это отдельный вид обеспечения, который залогом не является. Поэтому важно различать разные способы обеспечения исполнения обязательств. В рассматриваемом ниже случае стороны заключили договор залога для обеспечения исполнения обязательств по договору факторинга.

 

 

Пример из практики: суд не обратил взыскание на предмет залога, который обеспечивал исполнение договора факторинга, поскольку приобретатель этого предмета не был уведомлен о том, что имущество обременено залогом 

Банк (фактор) и ООО «Г.» (продавец) заключили генеральный договор об общих условиях факторингового обслуживания поставок внутри России. По условиям договора продавец принял на себя обязательства уступить фактору денежные требования, вытекающие из предоставления продавцом товаров, выполнения им работ или оказания услуг третьим лицам на условиях отсрочки платежа в течение срока действия договора, а фактор – обязательства передать продавцу денежные средства в счет этих денежных требований и оказывать иные финансовые услуги, связанные с денежными требованиями.

На основании договора о залоге имущества в целях обеспечения исполнения обязательств по генеральному договору факторинга ООО «Г.» передало банку в залог движимое имущество.

ООО «Г.» (продавец) и ООО «Е.» (покупатель) заключили договор купли-продажи строительных материалов. В соответствии с условиями договора купли-продажи продавец осуществил поставку в адрес покупателя продукции. Письмом ООО «Г.» уведомило ООО «Е.» о необходимости перечисления денежных средств в оплату товара на счет банка в связи с получением от банка финансирования поставок под уступку денежных требований к дебитору.

На основании договора факторинга ООО «Г.» представило банку договор купли-продажи строительных материалов, счета-фактуры и товарные накладные на получение дебитором товара от продавца. По условиям договора факторинга в случае неоплаты дебитором полностью или частично денежного требования в течение 42 дней с даты наступления срока платежа при условии, что полученных фактором от дебитора средств по этому денежному требованию недостаточно для возмещения досрочного платежа и своего вознаграждения, продавец обязан в течение трех банковских дней перечислить фактору разницу между суммой уступленного денежного требования и суммой фактически полученных фактором в оплату данного денежного требования платежей. При этом уступленное денежное требование считается надлежаще исполненным только в случае поступления соответствующей суммы на счет фактора.

Поскольку обязательства по возмещению денежных сумм, которые перечислил банк в соответствии с условиями договора факторинга, ООО «Г.» и ООО «Е.» не исполнили, банк обратился в арбитражный суд с иском.

Суд первой инстанции удовлетворил исковые требования банка. Суд исходил из отсутствия доказательств, которые бы подтверждали исполнение ответчиками обязательств по обеспеченному залогом договору.

Однако суд апелляционной инстанции отменил решение суда первой инстанции. Он установил, что суд первой инстанции принял судебный акт о правах и об обязанностях лица, не привлеченного к участию в деле. При этом, удовлетворяя иск частично, суд исходил из наличия солидарной ответственности ООО «Г.» и ООО «Е.», отсутствия доказательств, свидетельствующих о погашении денежного требования, невозможности обращения взыскания на заложенное имущество (ст. 309, 310, 322, 323, 824, 826, 830 ГК РФ).

Отказывая в удовлетворении исковых требований в части обращения взыскания на имущество, заложенное по договору о залоге, суд исходил из того, что материалами дела подтвержден факт добросовестного приобретения ООО «Л.» заложенного имущества.

Кассационная инстанция согласилась с выводами апелляционного суда. Суд принял во внимание разъяснения Пленума ВАС РФ, изложенные в постановлении от 17 февраля 2011 г. № 10 «О некоторых вопросах применения законодательства о залоге»: не может быть обращено взыскание на заложенное движимое имущество, возмездно приобретенное у залогодателя лицом, которое не знало и не должно было знать о том, что приобретаемое им имущество является предметом залога. При этом суды должны оценивать обстоятельства приобретения заложенного имущества, исходя из которых покупатель должен был предположить, что он приобретает имущество, находящееся в залоге приема-передачи имущества в лизинг, внесением лизингополучателем лизинговых платежей (постановление ФАС Уральского округа от 14 ноября 2011 г. № Ф09-1273/11 по делу № А07-11055/10, определением ВАС РФ от 6 апреля 2012 г. № ВАС-3239/12 отказано в передаче дела для пересмотра в порядке надзора).

 

 

В целях обеспечения исполнения обязательств клиента перед финансовым агентом иногда заключают одновременно и договоры залога (ипотеки), и договоры поручительства (постановление ФАС Поволжского округа от 24 февраля 2010 г. по делу № А55-19286/2008, определением ВАС РФ от 10 июня 2010 г. № ВАС-5161/10 отказано в передаче дела в порядке надзора).


По материалам открытых источников