Договорное право » Финансовые услуги

Как уступить будущее денежное требование по договору факторинга

 

По договору финансирования под уступку денежного требования (договору факторинга) закон позволяет уступить будущее требование, то есть требование, по которому право на получение денежных средств возникнет в будущем.

 

На практике с уступкой такого требования иногда возникают проблемы. Суд может признать условия договора финансирования под уступку денежного требования несогласованными, а договор – незаключенным, если придет к выводу, что будущее требование недостаточно четко определено в договоре.




 

 

Что представляет собой будущее денежное требование

 

В настоящее время из положений Гражданского кодекса РФ следует, что предметом уступки может быть право на получение денежных средств, которое возникнет в будущем (будущее требование). В договоре будущее денежное требование нужно определить таким образом, который позволяет идентифицировать его не позднее чем в момент его возникновения (п. 1 ст. 826 ГК РФ).

 

Будущее требование переходит к финансовому агенту после того, как возникло само право на получение с должника денежных средств, которые являются предметом уступки. Если уступка обусловлена определенным событием, она вступает в силу после наступления этого события. Дополнительного оформления уступки денежного требования в этих случаях не требуется.

 

При этом для договоров цессии возможность уступить будущее требование (в т. ч. требование по обязательству из договора, который будет заключен в будущем) появилась только с 1 июля 2014 года и лишь для сделок, которые связаны с осуществлением сторонами предпринимательской деятельности. А с 1 июня 2015 года уступить будущее требование можно по любой сделке, то есть независимо от того, связана она с предпринимательской деятельностью сторон или нет (ст. 388.1 ГК РФ). До этих изменений судебная практика признавала возможность уступки требования, которого на момент совершения сделки не существовало (п. 4 информационного письма Президиума ВАС РФ от 30 октября 2007 г. № 120 «Обзор практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации»; далее – информационное письмо № 120, постановления ФАС Уральского округа от 2 марта 2011 г. № Ф09-645/11-С5 по делу № А50-15008/2010, ФАС Московского округа от 28 марта 2012 г. по делу № А40-95222/09-23-658).

 

При этом в договоре цессии будущее требование, в том числе требование по обязательству из договора, который будет заключен в будущем, нужно определить таким способом, который позволяет его идентифицировать на момент его возникновения или перехода к цессионарию (новому кредитору).

 

Будущее требование переходит к цессионарию с момента его возникновения. Причем в договоре стороны могут согласовать более поздний срок перехода права требования (ст. 388.1 ГК РФ).

 

Денежное требование, которое планируется уступить по договору факторинга, идентифицировано (т. е. по нему определены все идентифицирующие признаки, в т. ч. товар поставлен, работы выполнены и т. п.), но срок его оплаты еще не наступил. Можно ли считать такое требование будущим?

 

Такой вопрос часто возникает на практике, но единообразного подхода к его решению нет.

 

Одни суды рассматривают такое требование в качестве будущего (постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 19 марта 2010 г. по делу № А32-16258/2009), а другие – в качестве существующего (постановление ФАС Центрального округа от 17 января 2011 г. по делу № А08-1935/2010-12).

 

От того, как квалифицировать такое требование (будущее или существующее), зависит момент, когда оно переходит к финансовому агенту: только когда наступает срок оплаты или же раньше. Если считать это требование будущим, то в таком случае формулировка «считается перешедшим, когда возникло само право на получение денежных средств» означает «когда наступил срок оплаты». А пока этот срок не наступил, то денежное требование – будущее. И до тех пор денежное требование клиент может уступать, и неоднократно, другим финансовым агентам или иным лицам, а финансирование за него финансовый агент уже выплатил. Такое положение дел открывает широкую дорогу мошенникам.

 

Это значительно усиливает риски для финансовых агентов, увеличивает стоимость финансирования для клиента и может негативно сказаться на развитии самого института факторинга. Такое требование является менее ликвидным и ценным. У финансового агента возникает риск того, что право на получение денежных средств вообще не возникнет, выше риск несвоевременной оплаты (риск ликвидности) и т. д.

 

Если же под будущими понимать такие денежные требования, основания которых еще не возникли, то право требовать оплаты с согласованной отсрочкой платежа попадает в категорию существующих денежных требований. Это требование можно передавать с баланса на баланс в любое время по соглашению сторон. Таким образом, финансовый агент может быть уверен, что денежное требование перешло к нему, и может выплачивать финансирование.

 

Полагаем, что более правильно определять будущее требование как требование именно из договора, который возникнет в будущем. Если же договор стороны уже заключили, условия о товаре, работах или об услугах согласовали, денежное требование идентифицировали полностью, но срок оплаты еще не наступил, то такое требование нужно считать не будущим, а действующим. Соответственно, в последнем случае его можно уступить в момент, который стороны сами могут определить, не дожидаясь наступления срока оплаты.

 

 

Как оформить уступку будущего денежного требования

 

Для правильного оформления уступки будущих денежных требований по договору факторинга нужно указать:

  • реквизиты основного договора (поставки, купли-продажи, выполнения работ, оказания услуг);
  • наименование дебитора (покупателя, заказчика).

 

Кроме того, в договоре факторинга о передаче будущего требования, обусловленного наступлением определенного события, нужно прописать условия, которые:

  • идентифицируют событие, установленное в договоре;
  • определяют порядок вступления уступки денежного требования в силу после наступления события.

 

Индивидуализация будущих требований происходит в два этапа, а именно: при заключении договора и в момент возникновения уступленных прав (постановление ФАС Волго-Вятского округа от 4 сентября 2008 г. по делу № А17-5058/2007-22-2007).

 

При уступке будущего денежного требования оно считается перешедшим к финансовому агенту после того, как возникло само право на получение с должника денежных средств, которые являются предметом уступки требования (постановление ФАС Московского округа от 24 декабря 2010 г. № КГ-А40/16225-10 по делу № АА32-16258/200940-15260/10-47-140, определением ВАС РФ от 18 мая 2011 г. № ВАС-4268/11 отказано в передаче дела для пересмотра в Президиум ВАС РФ в порядке надзора).

 

Если уступка денежного требования обусловлена определенным событием, она вступает в силу после наступления этого события. Дополнительного оформления уступки денежного требования в этих случаях не требуется (п. 2 ст. 826 ГК РФ).

 

 

Какие риски возникают при недостаточной конкретизации будущих требований

 

Иногда стороны прописывают в договоре финансирования под уступку денежного требования возможность уступить любые требования к любому из дебиторов. Однако суд может прийти к выводу, что условия договора не согласованы.

 

Если по договору факторинга, предусматривающему уступку любых будущих денежных требований клиента, невозможно определить предмет, стороны и содержание этих требований и при этом будущие требования определены в договоре наиболее общим способом, позволяющим отнести к уступаемым требованиям любые обязательства продавца независимо от их основания и содержания, то суд может признать такой договор незаключенным.

 

К такому выводу пришел суд при рассмотрении одного из споров. Причем суд учел в том числе то обстоятельство, что дополнительные соглашения, которые бы конкретизировали условия договора, стороны так и не заключили. При этом суд не признал убедительными доводы о том, что договор фактически исполнялся.

 

 

Пример из практики: суд признал договор факторинга незаключенным, поскольку предмет договора определен наиболее общим способом, который позволял отнести к требованиям любые обязательства продавца независимо от их основания и содержания 

Банк (фактор) и ООО «Д.» (продавец) заключили генеральный договор об общих условиях факторингового обслуживания поставок внутри России.

Как следует из договора факторинга, продавец обязался уступить фактору денежные требования, вытекающие из предоставления продавцом товаров, выполнения им работ и оказания услуг третьим лицам (дебиторам) на условиях отсрочки платежа.

Согласно условиям договора в течение срока его действия любое денежное требование к любому из дебиторов продавца переходит к фактору с момента его возникновения, если иное не установлено договором.

Суды первой и апелляционной инстанций признали, что договор является незаключенным, поскольку не позволяет определить его предмет, стороны и содержание.

Из буквального содержания договора следует, что будущие требования определены в договоре наиболее общим способом, позволяющим отнести к уступаемым требованиям любые обязательства продавца независимо от их основания и содержания.

В то же время в договоре факторинга стороны предусмотрели, что положения договора, которые касаются уступки денежных требований продавца в пользу фактора, равно как и осуществления досрочных платежей фактором в пользу продавца в счет уступленных им денежных требований к дебиторам, вступают в силу с момента заключения сторонами дополнительного соглашения к договору.

Банк привел доводы о том, что выводы судов о незаключенности договора факторинга не соответствуют фактическому содержанию договора и дополнительных соглашений к нему. По мнению банка, стороны достигли соглашения по всем существенным условиям, при этом условия договора позволяют определить как существующее, так и будущее требование. Также банк ссылается на то, что поскольку договор исполнялся, то основания для признания его незаключенным отсутствуют. Кроме того, в жалобе содержится ссылка на нарушение судами принципа единства судебной практики.

Однако кассационный суд поддержал выводы суда первой и апелляционной инстанций.

Предметом уступки, под которую предоставляется финансирование, может быть как денежное требование, срок платежа по которому уже наступил (существующее требование), так и право на получение денежных средств, которое возникнет в будущем (будущее требование). Денежное требование, являющееся предметом уступки, должно быть определено в договоре клиента с финансовым агентом таким образом, который позволяет идентифицировать существующее требование в момент заключения договора, а будущее требование – не позднее чем в момент его возникновения.

Суды обеих инстанций правомерно пришли к выводу о том, что общие условия договора не позволяют определить предмет, стороны и содержание будущих денежных требований, а дополнительные соглашения к договору, позволяющие идентифицировать такие требования, стороны не заключали.

Суд кассационной инстанции отклонил доводы банка о согласовании существенных условий договора в отношении будущих требований в самом тексте договора. Доводы кассационной жалобы о том, что существенные условия договора согласованы в дополнительном соглашении к нему, суд также отклонил, так как дополнительное соглашение, на которое ссылается банк, не содержит условий, позволяющих определить предмет будущего требования, а лишь определяет порядок и размер выплаты досрочных платежей по таким требованиям.

Суд также указал на несостоятельность (как основанных на неправильном толковании норм права) доводов кассационной жалобы о том, что договор не может быть признан незаключенным в связи с тем, что стороны его фактически исполняли (постановление ФАС Дальневосточного округа от 25 октября 2010 г. № Ф03-7309/2010 по делу № А51-202/2010).

 

 

Вместе с тем, в другом случае суд счел, что ни в договоре факторинга, ни в уведомлениях об уступке будущего денежного требования не обязательно указывать конкретные суммы уступленных денежных средств или порядок их определения. По мнению суда, это не соответствует нормам действующего законодательства.

 

Значение имеют конкретные обстоятельства дела, насколько стороны прописали иные условия договора, произведено ли надлежащим образом финансирование, подтверждено ли оно доказательствами (платежными поручениями), а также факт отсутствия у сторон сложностей с определением условий договора в процессе его исполнения и т. д.

 

Так, по мнению суда, если дебитор в рамках договора факторинга производил банку платежи в счет оплаты поставленной продукции, то это свидетельствует об отсутствии у сторон спорного договора затруднений с определением его условий.

 

 

Пример из практики: суд счел, что стороны согласовали условия договора факторинга, денежные требования идентифицированы. В связи с этим суд решил, что уступка будущего денежного требования по незаключенному договору поставки правомерна 

Банк (фактор) и ООО «П.» (продавец, клиент) заключили генеральный договор об общих условиях факторингового обслуживания поставок внутри России. По условиям договора продавец обязуется уступить фактору денежные требования, вытекающие из предоставления продавцом товаров, выполнения им работ или оказания услуг третьим лицам (дебиторам) на условиях отсрочки платежа в течение срока действия договора, а фактор обязуется передать продавцу денежные средства в счет этих денежных требований и оказывать продавцу иные финансовые услуги, связанные с денежными требованиями, являющимися предметом уступки, в сроки и порядке, определяемыми дополнительными соглашениями к договору.

По условиям договора в течение срока его действия любое денежное требование к любому из дебиторов продавца переходит к фактору в момент его возникновения, если иное не установлено договором.

ООО «П.», ссылаясь на то, что при заключении генерального договора денежное требование, являющееся предметом уступки, не было определено в договоре клиента с финансовым агентом таким образом, который позволил бы идентифицировать существующее требование, обратился в суд.

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении исковых требований. При этом он исходил из факта отсутствия у сторон затруднений с определением условий спорного договора и пришел к выводу об отсутствии правовых оснований для признания генерального договора об общих условиях факторингового обслуживания поставок внутри России незаключенным (ст. 432, 826 ГК РФ, п. 4 информационного письма № 120).

Суды апелляционной и кассационной инстанций признали правильными выводы нижестоящего суда. В данном случае права и обязанности сторон возникли из генерального договора об общих условиях факторингового обслуживания поставок внутри России. Пункт 2 статьи 826 Гражданского кодекса РФ устанавливает порядок определения момента перехода будущего требования. Так, при уступке будущего денежного требования оно считается перешедшим к финансовому агенту после того, как возникло само право на получение с должника денежных средств, которые являются предметом уступки требования. Если уступка денежного требования обусловлена определенным событием, она вступает в силу после наступления этого события.

Генеральный договор стороны заключили 24 апреля 2006 года, то есть до подписания сторонами договора поставки от 1 января 2007 года. При этом предметом оспариваемого договора являлись все, в том числе и будущие, денежные требования к дебиторам продавца. В уведомлениях продавец и покупатель согласовали, что оплата на счет банка должна осуществляться в отношении всех поставок, которые будет производить продавец.

Соглашение об уступке права (требования), предметом которого является не возникшее на момент заключения данного соглашения право, не противоречит законодательству в силу пункта 4 информационного письма № 120. Таким образом, суды пришли к выводу об отсутствии предусмотренных пунктом 1 статьи 432 Гражданского кодекса РФ оснований для признания договора факторинга незаключенным.

Кроме того, во исполнение генерального договора ООО «П.» получило предоставленное банком финансирование, что подтверждают платежные поручения. В уведомлении дебитору об уступке права имеется указание: «оплачивать все поставки на счет ОАО "Промсвязьбанк"».

Дебитор в рамках генерального договора производил банку платежи в счет оплаты продукции, поставленной по договору, что свидетельствует об отсутствии у сторон спорного договора затруднений с определением его условий. Вместе с тем, признание договора незаключенным имеет значение до момента принятия сторонами сделки ее исполнения, поскольку последнее означает отсутствие у сторон затруднений с определением условий договора.

Предметом уступки могут быть требования, сроки платежа по которым наступят в будущем, при этом денежное требование, являющееся предметом уступки, должно быть определено в договоре клиента с финансовым агентом таким образом, который позволяет идентифицировать будущее требование, – не позднее чем в момент его возникновения (ст. 826 ГК РФ).

Между тем в данном деле предметом договора являлись все, в том числе и будущие, денежные требования к дебиторам продавца. В уведомлениях продавец и покупатель согласовали, что оплата на счет банка должна осуществляться в отношении всех поставок, которые будет совершать продавец.

Таким образом, по мнению суда, указание истца на то обстоятельство, что либо в оспариваемом договоре, либо в уведомлениях об уступке должны быть указаны конкретные суммы уступленных денежных средств или порядок их определения, не соответствует нормам действующего законодательства (постановление ФАС Центрального округа от 31 мая 2011 г. по делу № А54-2724/2010, определением ВАС РФ от 7 ноября 2011 г. № ВАС-12446/11 отказано в передаче дела в Президиум ВАС РФ для пересмотра в порядке надзора).

 

 

Совет: В договоре о передаче будущих денежных требований нужно особенно внимательно отнестись к формулировкам того, какие денежные требования передаются, чтобы у другой стороны договора и иных лиц, а также у суда не возникло сомнений в определенности предмета договора. В противном случае договор будет признан судом незаключенным.

 

 

Какие особенности нужно учесть, если уступка будущего требования носит обеспечительный характер

 

В договоре финансирования под уступку денежного требования может быть условие о том, что денежное требование клиента к должнику перейдет к финансовому агенту в случае, если клиент не исполняет или ненадлежащим образом исполняет свои обязательства перед финансовым агентом.

 

В этой ситуации уступка денежного требования будет служить обеспечением исполнения обязательства клиента.

 

Если уступка денежного требования финансовому агенту осуществлена в целях обеспечения исполнения ему обязательства клиента и договором финансирования под уступку требования не предусмотрено иное, финансовый агент обязан представить отчет клиенту и передать ему сумму, превышающую сумму долга клиента, обеспеченную уступкой требования.

 

Если денежные средства, полученные финансовым агентом от должника, оказались меньше суммы долга клиента финансовому агенту, обеспеченной уступкой требования, клиент остается ответственным перед финансовым агентом за остаток долга (п. 2 ст. 831 ГК РФ).


По материалам открытых источников