Договорное право » Финансовые услуги

Как рассчитаться с финансовым агентом, если договор факторинга заключен для обеспечения исполнения обязательств клиента перед агентом

 

В договоре факторинга стороны могут предусмотреть два вида финансирования:

 

Эти договоры различаются между собой разным порядком взаиморасчетов сторон договора финансирования под уступку денежного требования (финансового агента и клиента) в зависимости от вида договора.




 

 

Особенности обеспечительного факторинга

 

Суть обеспечительного факторинга состоит в том, что денежное требование к должнику клиент уступает финансовому агенту в целях обеспечения исполнения обязательства клиента перед финансовым агентом (абз. 2 п. 1 ст. 824 ГК РФ).

 

Уступка права требования клиента финансовому агенту в целях обеспечения исполнения своего обязательства относится к одному из способов обеспечения исполнения обязательств (ст. 329 ГК РФ). Такая уступка денежного требования осуществляется в целях обеспечения исполнения обязательства клиента перед финансовым агентом по возврату полученного клиентом займа (кредита). Некоторые финансовые агенты, которые практикуют такой вид уступки, называют это финансированием и не считают это займом, полагаясь на свободу договора (ст. 421 ГК РФ).

 

При такой уступке, в отличие от договора покупки денежного требования, финансовый агент обязан (п. 2 ст. 831 ГК РФ):

  • представить клиенту отчет о суммах, которые он получил от должника по основному договору;
  • передать клиенту сумму, превышающую сумму долга клиента, обеспеченную уступкой требования.

 

Иное стороны могут закрепить в договоре. Гражданский кодекс РФ предоставляет им такое право. Это значит, что в договоре финансирования под уступку денежного требования стороны могут предусмотреть право финансового агента не передавать клиенту полученные от должника суммы даже в том случае, когда они превышают сумму долга клиента перед финансовым агентом.

 

Обязанность финансового агента представлять клиенту отчеты о денежных суммах, получаемых с должника, введена для того, чтобы:

  • не допустить неосновательного обогащения финансового агента (ст. 1102 ГК РФ);
  • иметь возможность возместить за счет клиента часть недополученных от должника денежных средств.

 

При использовании обеспечительного факторинга клиент несет ответственность перед финансовым агентом за возврат долга, если полученные от должника суммы окажутся меньше суммы долга клиента перед финансовым агентом (п. 2 ст. 831 ГК РФ).

 

То есть в случае обеспечительного факторинга клиент обязан погасить остаток долга финансовому агенту, если денежные средства, полученные финансовым агентом от должника, не покрывают всю сумму долга клиента перед финансовым агентом, обеспеченную уступкой требования.

 

Так, суд, проанализировав условия договора, пришел к выводу о том, что по договору факторинга клиент (продавец) передал финансовому агенту право требования к дебитору в целях обеспечения исполнения обязательств клиента по возврату полученного им займа (кредита). Если денежные средства, полученные фактором от дебитора, окажутся меньше суммы долга продавца фактору, обеспеченной уступкой требования, продавец остается ответственным перед фактором за остаток долга. В связи с этим на фактора возлагаются особые обязанности: представить отчет продавцу (о полученных платежах по уступленному праву требования), передать ему сумму, превышающую сумму долга клиента, обеспеченную уступкой требования. Таким образом, совокупность условий такого договора указывает на его обеспечительный характер (постановление ФАС Уральского округа от 27 января 2010 г. № Ф09-56/10-С5 по делу № А60-22710/2009-С2).

 

Подробнее об обеспечительном факторинге см. Как уступить денежное требование в обеспечение исполнения обязательства (обеспечительная уступка).

 

 

Содержание договора факторинга для обеспечения исполнения обязательства клиента

 

В случаях когда по договору факторинга клиент уступает денежное требование в целях обеспечения исполнения своего обязательства перед финансовым агентом, в договоре стороны согласовывают:

  • действия финансового агента по представлению отчета клиенту о получении платежа с должника;
  • условия о сроках и порядке представления финансовым агентом отчета о получении платежа от должника по уступленному денежному требованию;
  • действия финансового агента по передаче клиенту суммы, которая превышает задолженность клиента, обеспеченную уступкой денежного требования;
  • действия клиента по уплате финансовому агенту остатка долга, который должник не погасил при оплате денежного требования, и т. д.

 

Право на получение денежных средств с должника по договору факторинга возникнет у финансового агента, только если клиент не исполнит или исполнит ненадлежащим образом свои обязательства перед ним по договору займа (кредита), обеспеченному уступкой. При этом, как показывает судебная практика, в договоре стороны вправе предусмотреть, что финансовый агент имеет право потребовать перечисления платежей либо от должника, либо от клиента. И если финансовый агент уже реализовал такое право, предъявив иск о взыскании долга непосредственно к должнику, то требование о взыскании суммы задолженности с клиента суд квалифицирует как злоупотребление правом.

 

 

Пример из практики: суд пришел к выводу, что условие договора о праве финансового агента по своему усмотрению требовать платежа от дебитора или от клиента не противоречит пункту 2 статьи 831 Гражданского кодекса РФ, однако финансовый агент не может предъявить оба эти требования 

ЗАО «М.» (финансовый агент) и ООО «С.» (клиент) заключили договор факторинга. В соответствии с договором ООО «С.» уступило ЗАО «М.» денежные требования к дебиторам. Дебиторы не исполнили требование финансового агента об оплате обязательства.

ЗАО «М.» обратилось в суд с иском к ООО «С.» о взыскании основного долга, а также пеней в соответствии с генеральным договором о факторинговом обслуживании. Истец сослался на то, что дебиторы не оплатили денежные требования, возникшие из предоставления товаров по договорам поставки. При этом ответчик (клиент) в установленный срок не исполнил своих обязательств по заключенному между сторонами генеральному договору о факторинговом обслуживании.

Суд первой инстанции исковые требования финансового агента удовлетворил в полном объеме. Он исходил из положений договора: при неоплате дебитором денежного требования, уступленного фактору, клиент перечисляет фактору разницу между суммой уступленного денежного требования и суммой фактически полученных фактором средств в оплату данного денежного требования от дебитора. При этом суд учел, что клиент не представил доказательств погашения возникшей перед финансовым агентом кредиторской задолженности.

Однако апелляционный суд отказал во взыскании основного долга с клиента в пользу финансового агента. Апелляционный суд установил, что условиями договора факторинга предусмотрено право истца требовать платежей либо от дебитора, либо от клиента. На момент рассмотрения спора финансовый агент уже реализовал это право путем предъявления соответствующих исков о взыскании сумм основного долга непосредственно к дебиторам. В связи с чем предъявление иска в части взыскания суммы основного долга с клиента суд квалифицировал как злоупотребление правом, влекущее отказ в судебной защите.

Суд кассационной инстанции согласился с выводами апелляционного суда. Довод кассационной жалобы о ничтожности договора факторинга ввиду его противоречия пункту 2 статьи 831 Гражданского кодекса РФ суд не признал несостоятельным. В указанной норме говорится о том, что при финансировании под уступку денежного требования, по которому денежное требование уступается в целях обеспечения исполнения обязательства клиента перед финансовым агентом, имеются особые обязанности: финансовый агент обязан представить отчет клиенту (о полученных платежах по уступленному праву требования), а также передать ему сумму, превышающую сумму долга клиента, обеспеченную уступкой требования, если таковая имеется (п. 2 ст. 831 ГК РФ).

Ссылки заявителя на то, что клиент в любом случае остается ответственным перед финансовым агентом за остаток долга, противоречат пункту 2 статьи 831 Гражданского кодекса РФ, который не содержит условия об ответственности клиента в любом случае.

Следовательно, положение договора о праве финансового агента по своему усмотрению требовать платежа от дебитора либо от клиента пункту 2 статьи 831 Гражданского кодекса РФ не противоречит. При этом факт предъявления ЗАО «М.» требований к дебиторам в части взыскания суммы основного долга и удовлетворение этих требований подтверждены вступившими в законную силу решениями арбитражных судов о взыскании задолженности с кредиторов. В этой связи является правильным вывод апелляционного суда о том, что удовлетворение исковых требований ЗАО «Т.» в части суммы основной задолженности по сути приведет к получению истцом неосновательного обогащения, что недопустимо. Апелляционный суд правильно исходил из того, что получение двойного встречного предоставления на основании одного и того же обязательства не соответствует требованиям гражданского законодательства, не содержащего норм о солидарной ответственности финансового агента и дебиторов перед фактором.

Финансовый агент указал также, что у него отсутствует неосновательное обогащение, поскольку взысканные по судебным актам денежные средства дебиторы фактически не уплатили. Однако суд отклонил и эти доводы, поскольку вопросы принудительного исполнения судебных актов не являются предметом рассмотрения по делу, а подлежат разрешению в порядке, который предусмотрен Федеральным законом от 2 октября 2007 г. № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» (постановление ФАС Московского округа от 2 апреля 2009 г. № КГ-А40/2246-09 по делу № А40-30878/08-65-282).

 

 

Нужно ли в договоре факторинга обязательно согласовывать сроки, в которые финансовый агент осуществляет финансирование клиента?

Нет, условие о сроке, на который предоставляется финансирование, не является обязательным.

 

На практике финансирование финансовым агентом клиента, как правило, происходит поэтапно по согласованию этого вопроса сторонами. Например: «80 процентов суммы уступленного требования предоставляется в течение 2 дней с момента подписания Протокола согласования денежных требований и сумм финансирования; оставшаяся часть финансирования предоставляется в течение 1 банковского дня с момента исполнения денежного обязательства в рамках уступленного требования» (постановление ФАС Поволжского округа от 20 ноября 2008 г. по делу № А55-2337/2008).


По материалам открытых источников