Договорное право » Финансовые услуги

Что проверить в основном договоре перед заключением договора финансирования под уступку денежного требования (договора факторинга)

 

Перед заключением договора факторинга клиенту нужно проверить, включены ли в него все необходимые условия, а также соответствуют ли его условия закону и интересам клиента.

 

Однако этого недостаточно. Нужно проверить еще и условия основного договора (например, договора поставки, купли-продажи и т. п.).




 

Во-первых, не всякое требование можно уступить по договору факторинга. Это могут быть только денежные требования, которые вытекают из предоставления клиентом товаров, оказания им услуг или выполнения работ (ст. 824 ГК РФ), причем это должны быть требования в адрес третьего лица. Если требование не имеет денежного характера либо передает товары третье лицо, то есть риск, что суд примет такой договор за договор цессии. Дело в том, что по договору цессии не допускается только переход к другому лицу прав, неразрывно связанных с личностью кредитора, в частности, требований об алиментах и о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью (ст. 383 ГК РФ). Других ограничений для уступки прав требования по договору цессии гражданское законодательство не предусматривает, в отличие от договора факторинга.

 

Во-вторых, может оказаться, что в основном договоре содержится запрет уступки права (требования).

 

Стороны в основном договоре вправе запретить уступку вообще, ограничить ее (разрешить уступать только определенные права, вытекающие из договора) или увязать с обязательным предварительным письменным согласием другой стороны договора.

 

В этом случае уступить такое требование все равно можно, но только в рамках договора финансирования под уступку денежного требования. Однако клиент при этом будет нести ответственность перед должником за нарушение этого запрета (например, в основном договоре может быть предусмотрен штраф за такую уступку). Именно поэтому нужно проверить текст договора, из которого вытекает право требования, которое предполагается уступить, и убедиться, что уступка денежного требования не запрещена.

 

В-третьих, важно проверить действительность уступаемого денежного требования.

 

 

Требования, которые нельзя уступить по договору факторинга

 

Нужно обратить внимание на характер основного договора, в частности, на основание возникновения денежного требования.

 

По договору финансирования под уступку денежного требования нельзя передавать никакие другие денежные требования, кроме тех, которые вытекают из следующих оснований:

  • передачи клиентом товаров;
  • выполнения им работ;
  • оказания услуг.

 

При этом есть два дополнительных условия:

 

1. передать товары, выполнить работы или оказать услуги должен сам клиент, а не какие-либо третьи лица;.

 

2. передать товары, выполнить работы или оказать услуги клиент должен не в адрес финансового агента, а в адрес третьих лиц.

 

В любых иных случаях это будет уже не договор факторинга, а договор цессии (уступки требования). Например, под приведенные выше условия не подходят арендные платежи. Если денежное требование вытекает из договора аренды, то тогда возникает риск переквалификации договора в цессию.

 

См. также Какие требования можно уступить по договору факторинга.

 

 

Запрет или ограничение уступки денежного требования

 

Уступка финансовому агенту денежного требования является действительной, даже если между клиентом и его должником существует соглашение о ее запрете или об ограничении. Этим договор факторинга отличается от иных случаев уступки права требования (правда, есть риск, что суд признает договор факторинга притворной сделкой, прикрывающей уступку права требования).

 

 

Пример из практики: суд указал, что, несмотря на запрет в основном договоре, уступка признается действительной, а значит, требование о взыскании задолженности подлежит удовлетворению 

По договору финансирования под уступку денежного требования ЗАО «Т.» (финансовый агент) передало ООО «С.» (клиент) денежные средства в счет денежного требования клиента к ЗАО «В.» (должник), которое вытекает из договора поставки.

Суд первой инстанции взыскал с должника в пользу финансового агента сумму основного долга, пени, расходы на уплату государственной пошлины и на оплату услуг представителя. Не согласившись с судебным актом, ЗАО «В.» обратилось в апелляционный суд. По его мнению, поставщик в соответствии с договором поставки не вправе был передавать права на взыскание задолженности по этому договору третьим лицам, в том числе истцу, без письменного согласия ответчика.

Как установил суд, действительность уступаемого требования по договору поставки, а также сумма требований финансового агента по основному долгу ЗАО «В.» подтверждена и ответчик ее не оспаривает. При этом апелляционный суд отклонил ссылку должника на запрет уступки, который установлен в договоре поставки. В силу пункта 1 статьи 828 Гражданского кодекса РФ уступка финансовому агенту денежного требования является действительной, даже если между клиентом и его должником существует соглашение о ее запрете или об ограничении.

Судебная коллегия согласилась с выводами суда первой инстанции в том, что соглашение должника и кредитора о запрете уступки в договоре не делает такую уступку недействительной.

Направление уведомления об уступке подтверждается описью вложения и штампом органа связи об отправке его ответчику. Обязательный претензионный порядок разрешения спора договор поставки не предусматривает. При таких обстоятельствах суд апелляционной инстанции признал, что нижестоящий суд правомерно взыскал сумму требований финансового агента (постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 11 января 2010 г. по делу № А12-15148/2009).

В рамках другого дела Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд пришел к аналогичному выводу.

Компания (исполнитель) и водоканал (заказчик) заключили договор об обслуживании. В нем они предусмотрели необходимость согласия заказчика на уступку права требования из договора. В суд с иском о взыскании задолженности за услуги, оказанные компанией водоканалу по договору об обслуживании, обратилось агентство, которому право требования компания уступила по договору финансирования под уступку денежного требования.

Суд первой инстанции исковые требования удовлетворил и взыскал с водоканала в пользу агентства задолженность и проценты за пользование чужими денежными средствами.

Водоканал обратился в апелляционную инстанцию. Суд, проанализировав обстоятельства дела, пришел к выводу, что факт оказания компанией услуг по договору подтверждает письмо, которое подписал директор филиала водоканала. Отсутствие согласия водоканала на уступку компанией агентству права требования оплаты услуг по договору не влечет недействительности такой уступки в рамках договора финансирования под уступку денежного требования.

Таким образом, субъектом права требования от водоканала оплаты услуг по договору об обслуживании в результате совершения договора финансирования под уступку денежного требования стало агентство. Суд установил, что водоканал не исполнил обязанности по уплате долга.

При этом доказательств наличия оснований для освобождения от ответственности лица, которое не исполнило или ненадлежащим образом исполнило обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, ответчик не представил (п. 3 ст. 401 ГК РФ). Поскольку водоканал не представил доказательств исполнения обязанности по оплате услуг, а также прекращения этой обязанности иным предусмотренным законом способом, суд взыскал с водоканала задолженность и проценты за пользование чужими денежными средствами (постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 29 ноября 2011 г. № 15АП-10251/2011 по делу № А32-33507/2010).

 

 

Для клиента запрет (ограничение) уступки права требования означает, что он не освобождается от обязательств или ответственности перед должником в связи с уступкой требования в нарушение существующего между ними соглашения о ее запрете или об ограничении (ст. 828 ГК РФ).

 

Следовательно, даже если вопреки запрету уступки денежного требования клиент уступил его финансовому агенту по договору факторинга, то клиент будет нести ответственность (иметь обязательства) перед должником в связи с уступкой такого денежного требования.

 

 

Пример из практики: суд признал правомерным применение мер договорной ответственности к клиенту в связи с нарушением условий основного договора относительно согласия на уступку требования 

ОАО «С.» (покупатель) и ЗАО «А.» (продавец) заключили договоры, по которым ЗАО «А.» как продавец приняло на себя обязательства передать товары в собственность покупателя.

Согласно этим договорам уступка права денежного требования возможна только при условии предварительного подписания сторонами дополнительного соглашения. Только заключение дополнительного соглашения является надлежащим уведомлением покупателя о произошедшей замене кредитора в денежном обязательстве по договору. За нарушение этого условия покупатель вправе потребовать от продавца уплаты штрафа в размере переуступленного в ином порядке права требования.

Банк уведомил ОАО «С.» о том, что в соответствии с генеральным договором об осуществлении финансирования под уступку денежного требованиям (факторинга) ЗАО «А.» уступило банку право требования долга по указанным договорам к ОАО «С.».

ОАО «С.» указало, что в нарушение условий договоров ЗАО «А.» не уведомило покупателя об уступке банку права требования задолженности по договорам. Дополнительные соглашения об уступке по условиям договоров стороны не подписали.

Суд установил нарушение продавцом принятых по условиям договоров обязательств по уведомлению покупателя об уступке банку права требования долга. В связи с этим суд пришел к выводу о наличии правовых оснований для взыскания с продавца истца штрафной санкции. Ввиду того, что сумма взыскиваемого по условиям договоров штрафа в размере 1 279 257 руб. явно несоразмерна последствиям нарушения обязательств ЗАО «А.», суд в порядке статьи 333 Гражданского кодекса РФ уменьшил размер штрафа до 50 000 руб. (постановление ФАС Московского округа от 1 апреля 2010 г. № КГ-А40/2570-10 по делу № А40-90471/09-47-649).

 

 

Внимание! Проект изменений в Гражданский кодекс РФ определил соотношение договора факторинга с договором цессии.

 

Положения проекта устанавливают, что к договору факторинга будут применяться правила главы 24 Гражданского кодекса РФ («Перемена лиц в обязательстве») в части, не урегулированной главой 43 Гражданского кодекса РФ «Финансирование под уступку денежного требования».

 

В настоящее время в судебной практике существуют различные позиции по данному вопросу. Одни суды разъясняют, что на этот договор распространяются нормы главы 24 Гражданского кодекса РФ (определение ВАС РФ от 2 февраля 2011 г. № ВАС-462/11). Другие признают факторинг самостоятельным договором, который включает в себя уступку права требования и регулируется нормами главы 43 Гражданского кодекса РФ «Финансирование под уступку денежного требования» (постановление ФАС Поволжского округа от 2 октября 2008 г. по делу № А55-723/08). В частности, ФАС Поволжского округа указал, что «характер обязательств по договору финансирования под уступку денежного требования свидетельствует о совершении в рамках данного договорного отношения сделок по передаче обязательственных прав, следовательно, уступка требования, совершенная в рамках договора факторинга, является разновидностью общегражданской уступки права требования, которая не носит самостоятельного характера, а входит в договор финансирования как его элемент».

 

 

Действительность денежного требования

 

По общему правилу клиент отвечает перед финансовым агентом за действительность требования, являющегося предметом уступки (п. 1 ст. 827 ГК РФ). В договоре эту ответственность можно и исключить. По сути договоры с наличием или отсутствием такой ответственности – это разные факторинговые продукты с разной стоимостью и разными квалификационными требованиями к клиенту и дебиторам. Если финансовый агент готов предоставить финансирование без условия об ответственности клиента за действительность требования, то, скорее всего, цена такой услуги будет намного выше.

 

Денежное требование признается действительным, если клиент обладает правом на передачу такого требования и в момент его уступки клиенту не известны обстоятельства, вследствие которых должник вправе не исполнять требование.

 

Совет: В связи с этим потенциальному клиенту перед заключением договора финансирования под уступку денежного требования нужно убедиться в следующем:

  • что он имеет право передавать это требование;
  • что ему не известны обстоятельства, вследствие которых должник может их не исполнить.

 

В противном случае (например, если окажется, что обязательство должника уже прекращено зачетом встречных однородных требований) клиент рискует тем, что к нему будут применены предусмотренные договором меры ответственности.

 

 

Пример из практики: суд указал, что клиент обязан возместить финансовому агенту расходы, которые тот понес в связи с недействительностью уступленного требования 

«Пунктом 5.1 договора факторинга установлена ответственность общества [«Ф.»] за действительность всех денежных требований, являющихся предметом уступки, в том числе ответственность за то, чтобы впоследствии означенные требования не изменялись и не прекращались вследствие опротестования или предъявления к зачету обществом [«А.»] своих денежных требований, если они имелись у общества [«А.»] ко времени, когда им было получено уведомление об уступке требования истцу. В этом случае общество [«Ф.»] обязано возместить истцу все понесенные им расходы в порядке, предусмотренном в п. 5.2 договора факторинга.

Учитывая, что требования истца к обществу [«А.»] прекратились зачетом встречных однородных требований, [финансовый агент] вправе в соответствии со ст. 827 Гражданского кодекса Российской Федерации обратиться в суд с самостоятельным иском к обществу [«Ф.»] о возмещении понесенных истцом расходов в порядке, установленном п. 5.1, 5.2 договора факторинга» (постановление ФАС Уральского округа от 21 октября 2010 г. № Ф09-8715/10-С3 по делу № А71-533/2010Г29).

 

 

Однако если суд не обнаружит доказательств того, что клиент не обладал правом на передачу денежного требования и в момент уступки этого требования ему были известны обстоятельства, вследствие которых должник по уступленному праву требования вправе его не исполнять, то ответственность клиента не наступит (постановление ФАС Московского округа от 16 сентября 2010 г. № КГ-А40/10873-10 по делу № А40-97061/09-78-446Б).


По материалам открытых источников