Договорное право » Финансовая аренда (лизинг)

Какие риски для лизингодателя влечет передача имущества в сублизинг

 

Лизингодатель может столкнуться с ситуацией, когда лизингополучатель намерен предоставить лизинговое имущество во временное владение и пользование третьему лицу – сублизингополучателю. По закону лизингополучатель вправе это сделать, но только с письменного согласия лизингодателя (п. 2 ст. 615 ГК РФ, п. 2 ст. 8 Федерального закона от 29 октября 1998 г. № 164-ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)»; далее – Закон о лизинге).

 

Когда лизингополучатель обращается за таким согласием, возникает важный для лизингодателя вопрос – давать это согласие или нет. Дело в том, что передача имущества в сублизинг влечет за собой ряд рисков.




 

Впрочем, бывает и так, что лизингодатель узнает о заключении договора сублизинга уже после того, как лизингополучатель оформил отношения с сублизингополучателем. Если выяснится, что лизингополучатель был не вправе заключать договор сублизинга, лизингодатель сможет защитить свои интересы.

 

Лизингополучатель запрашивает согласие лизингодателя на заключение договора сублизинга

 

Прежде всего лизингодателю нужно проанализировать риски, возникающие при заключении договора сублизинга.

 

Согласие на передачу имущества в сублизинг стоит дать лишь в случае, если для лизингодателя эти риски будут допустимыми.

 

Вместе с тем, даже в такой ситуации стоит предпринять дополнительные действия для минимизации рисков.

 

Во-первых, имеет смысл проверить сублизингополучателя при помощи внешних источников информации. А если лизингополучатель не конкретизировал, кому именно он намерен передать имущество в сублизинг, необходимо это уточнить. В противном случае получится, что лизингодатель разрешит заключить договор сублизинга с любым лицом, в результате чего возрастет вероятность рисков.

 

Во-вторых, стоит проверить, соблюдены ли порядок направления и форма запроса на передачу имущества в сублизинг. Так, в договоре лизинга стороны могли предусмотреть специальные правила для получения разрешения лизингодателя. К примеру, лизингополучатель мог обязаться представить вместе с запросом копию устава предполагаемого сублизингополучателя. Впрочем, лизингодателю ничто не мешает дать согласие и в случае, когда порядок направления запроса не соблюден. Однако лучше, чтобы лизингополучатель прислал запрос в точном соответствии с условиями договора. Если такие условия нарушены, стоит потребовать от лизингополучателя исполнить обязанность по направлению запроса надлежащим образом.

 

Если лизингодатель решил разрешить лизингополучателю заключить договор сублизинга, согласие нужно оформить в письменном виде (п. 2 ст. 615 ГК РФ, п. 2 ст. 8 Закона о лизинге).

 

В противном случае (например, если директор лизинговой компании даст устное согласие) лизингополучатель формально не будет иметь права на передачу имущества в сублизинг. В некоторых ситуациях это может оказаться выгодным лизингодателю. К примеру, если лизингополучатель все-таки заключит договор сублизинга без письменного согласия, у лизингодателя появится дополнительное основание потребовать расторгнуть договор лизинга в судебном порядке (на случай если впоследствии лизингодатель захочет выйти из договорных отношений). Однако, скорее всего, лизингополучатель, направивший запрос в установленном порядке, будет дожидаться именно письменного согласия лизингодателя. Поэтому лизингодателю все же стоит придерживаться следующей логики: если он действительно намерен разрешить контрагенту заключить договор сублизинга, то необходимо дать письменное согласие на это.

 

Если же лизингодатель выступает против передачи имущества в сублизинг, в адрес лизингополучателя нужно направить соответствующий отказ.

 

Лизингополучатель заключил договор сублизинга, не запросив согласие лизингодателя

 

Прежде всего нужно проверить, не предусмотрено ли согласие лизингодателя в самом договоре лизинга. Так, уже при заключении договора стороны могли сформулировать условие о праве лизингополучателя передавать имущество в сублизинг (п. 18 информационного письма Президиума ВАС РФ от 11 января 2002 г. № 66 «Обзор практики разрешения споров, связанных с арендой»).

 

Если договор лизинга содержит такое условие, нужно проанализировать, как оно сформулировано:

  • с кем именно лизингодатель разрешил заключить договор сублизинга – с любыми третьими лицами или же с конкретным лицом;
  • предусмотрел ли лизингодатель особые условия, на которых лизингополучателю разрешено заключить договор сублизинга (например, максимальный срок сублизинга).

 

Худший для лизингодателя вариант – когда согласие сформулировано максимально широко. К примеру: «Лизингополучатель вправе заключать договоры сублизинга с третьими лицами без получения дополнительного письменного согласия со стороны Лизингодателя». В таком случае считается, что лизингополучатель уже получил письменное согласие, а значит, вправе передать имущество в сублизинг (постановления ФАС Поволжского округа от 24 июля 2013 г. по делу № А55-28318/2012, ФАС Северо-Кавказского округа от 4 мая 2012 г. по делу № А63-5101/2011, ФАС Уральского округа от 27 октября 2010 г. № Ф09-8820/10-С6 по делу № А07-551/2010).

 

При наличии более узких формулировок нужно внимательно проверить, вписывается ли заключенный договор сублизинга в те пределы, в которых лизингодатель предоставил лизингополучателю право на передачу имущества в сублизинг. Если лизингополучатель вышел за установленные пределы (например, оформил отношения с лицом, которое лизингодатель не указал в списке возможных сублизингополучателей), то считается, что он заключил договор сублизинга без письменного согласия лизингодателя.

 

В любом случае лизингополучатель обязан получить письменное согласие лизингодателя, если договор лизинга:

  • либо прямо указывает на такую обязанность;
  • либо не регулирует отношения сторон на случай сублизинга.

 

Если выяснилось, что лизингополучатель передал имущество в лизинг без соответствующего согласия, стоит проанализировать возникшие риски.

 

Может оказаться, что они не являются для лизингодателя столь существенными (например, если в роли сублизингополучателя выступает организация, с которой тесно сотрудничает лизингодатель). В таком случае можно не препятствовать сублизингополучателю пользоваться имуществом и не предъявлять каких-либо требований к лизингополучателю.

 

Однако, если лизингодатель выступает против заключения договора сублизинга, он имеет все основания защитить свои интересы.

 

Вопрос: Как защитить интересы лизингодателя, если лизингополучатель заключил договор сублизинга без его письменного согласия?

 

Лизингодатель может совершить одно из следующих действий или несколько из них (в зависимости от целей лизингодателя и условий договора лизинга):

  • потребовать признать договор сублизинга недействительным;
  • добиться расторжения договора лизинга;
  • потребовать выплаты неустойки, если договор лизинга прямо предусматривает штраф за передачу имущества в сублизинг без письменного согласия лизингодателя.

 

Как оспорить договор сублизинга

 

Лизингодателю нужно исходить из того, что договор сублизинга, заключенный без его согласия, – это сделка, которая нарушает требования закона. Такую сделку можно оспорить на основании пункта 1 статьи 168 Гражданского кодекса РФ (см., например, постановления ФАС Западно-Сибирского округа от 5 сентября 2013 г. по делу № А75-7058/2012, ФАС Восточно-Сибирского округа от 18 января 2012 г. по делу № А19-2060/2011).

Для этого надо обратиться в суд с иском:

  • о признании договора сублизинга недействительным и
  • о применении последствий недействительности сделки.

 

Как расторгнуть договор лизинга

 

Лизингодатель может посчитать нужным прекратить договорные отношения с лизингополучателем, который без разрешения передал имущество в сублизинг.

 

Для этого прежде всего стоит проанализировать, вправе ли лизингодатель расторгнуть договор лизинга в одностороннем порядке (т. е. без обращения в суд). В частности, нужно проверить, позволяет ли договор заявить об отказе на случай, если лизингополучатель нарушил обязанность по получению согласия на передачу имущества в сублизинг.

 

Если такого условия в договоре нет (к примеру, если стороны установили иные основания для отказа), расторгнуть договор в одностороннем порядке нельзя.

 

Если же договор предусматривает такое условие, надо убедиться, что после передачи имущества сублизингополучателю лизингодатель не одобрил заключение договора сублизинга. В противном случае (т. е. если впоследствии лизингодатель все-таки дал письменное согласие на сублизинг) отказаться от договора по этому же основанию уже нельзя (п. 5 ст. 450.1 ГК РФ).

 

Вместе с тем, лизингодатель имеет все основания расторгнуть договор в одностороннем порядке, если:

  • он не давал письменного согласия на передачу имущества в сублизинг либо
  • договор позволяет лизингодателю заявить об отказе без каких бы то ни было обстоятельств.

 

Чтобы воспользоваться правом на односторонний отказ, необходимо направить в адрес лизингополучателя соответствующее уведомление (п. 1 ст. 450.1 ГК РФ).

 

Если лизингодатель не имеет оснований для одностороннего отказа, он может попытаться расторгнуть договор лизинга в судебном порядке. В частности, лизингодателю нужно сослаться на то, что передача имущества в сублизинг без надлежащего разрешения – это существенное нарушение договора лизинга (подп. 1 п. 2 ст. 450 ГК РФ). Зачастую суды соглашаются с таким доводом и признают договор расторгнутым (см., например, постановления ФАС Московского округа от 4 декабря 2013 г. № Ф05-14451/2013 по делу № А40-173454/12-40-1642, от 19 апреля 2011 г. № КГ-А41/3122-11 по делу № А41-22196/08, ФАС Уральского округа от 4 апреля 2012 г. № Ф09-684/12 по делу № А76-13747/2011).

 

Вопрос: Может ли лизингодатель потребовать возмещения убытков в связи с заключением договора сублизинга без его письменного согласия?

Ответ: Нет, за сам факт передачи имущества в сублизинг потребовать возмещения убытков, как правило, нельзя.

 

Вряд ли лизингодателю удастся доказать, что само по себе заключение договора сублизинга привело к возникновению тех или иных убытков. Ведь при передаче имущества в сублизинг лизингополучатель продолжает исполнять свои обязательства перед лизингодателем и несет ответственность за нарушения сублизингополучателя (п. 2 ст. 615 ГК РФ).

 

Следовательно, если лизингополучатель вносит лизинговые платежи в соответствии с установленным графиком, каких-либо убытков в связи с заключением договора сублизинга у лизингодателя не возникает.

 

Если же сублизингополучатель причиняет вред лизинговому имуществу, у лизингодателя действительно появляется право потребовать возмещения убытков. Однако такое требование он может предъявить не напрямую к причинителю вреда, а к своему непосредственному контрагенту. Другими словами, ситуация, когда сублизингополучатель ухудшает предмет лизинга, по своим правовым последствиям ничем не отличается от случая, когда имущество портит лизингополучатель. Поэтому неверно говорить о том, что при сложивших обстоятельствах факт заключения договора сублизинга привел к возникновению убытков на стороне лизингодателя. Убытки возникли не потому, что лизингополучатель без разрешения передал имущество в сублизинг, а в связи с причинением имуществу вреда (за что ответственность перед лизингодателем несет лизингополучатель).

 

Риски лизингодателя при передаче имущества в сублизинг

 

На первый взгляд, может показаться, что заключение договора сублизинга не влечет для лизингодателя существенных рисков. Так, по закону ответственность перед лизингодателем за действия сублизингополучателя несет лизингополучатель (п. 2 ст. 615 ГК РФ). Например, если сублизингополучатель причинит вред лизинговому имуществу, требовать возмещения убытков нужно будет от лизингополучателя.

 

Однако на практике передача имущества в сублизинг почти всегда влечет дополнительные риски для лизингодателя:

  • риск ухудшения или утраты лизингового имущества;
  • риск на случай досрочного расторжения договора лизинга;
  • риск при заключении договора выкупного сублизинга.

 

Риск ухудшения или утраты лизингового имущества

 

При передаче имущества в сублизинг возрастает вероятность того, что этому имуществу будет причинен вред. Ведь в такой ситуации предметом лизинга пользуется не одно лицо (которое лизингодатель, скорее всего, предварительно проверил на наличие юридических рисков), а поочередно два лица – сначала проверенное (лизингополучатель), а потом новое (сублизингополучатель).

 

Несмотря на то что ответственным перед лизингодателем остается лизингополучатель, уже сам факт ухудшения (утраты) имущества и дальнейшие споры с лизингополучателем можно считать негативными последствиями.

 

Риск на случай досрочного расторжения договора лизинга

 

Негативные последствия могут наступить при досрочном расторжении договора лизинга, причем независимо от оснований расторжения (по соглашению сторон, по требованию лизингодателя или лизингополучателя, вследствие одностороннего отказа лизингодателя или лизингополучателя).

 

Если договор лизинга расторгнут, у сублизингополучателя возникает право заключить напрямую с лизингодателем договор лизинга (п. 1 ст. 618 ГК РФ):

  • на условиях расторгнутого договора, но
  • в пределах оставшегося срока сублизинга.

 

В свою очередь оформление отношений с сублизингополучателем может оказаться невыгодным для лизингодателя.

 

Во-первых, в новом договоре лизинга придется продублировать условия, предусмотренные в прекращенном договоре (в т. ч. те, которые по каким-либо причинам не отвечали интересам лизингодателя). К примеру, нужно будет указать прежний размер лизинговых платежей, в то время как лизингодатель собирался передать имущество в аренду за более высокую плату.

 

Во-вторых, сам факт заключения договора с лицом, с которым изначально лизингодатель не собирался оформлять отношения, может вызвать недопонимание и споры между сторонами. Более того, не исключено, что новый лизингополучатель окажется неплатежеспособным, в результате чего придется тратить время и деньги на взыскание с него задолженности.

 

Вместе с тем, избежать таких негативных последствий, скорее всего, удастся в случае, если первоначальный договор лизинга предоставлял лизингодателю широкие возможности для его расторжения. Например, если договор лизинга предусматривал условие о праве лизингодателя на односторонний отказ в любое время и независимо от каких-либо обстоятельств, такое же условие стороны должны будут включить и в новый договор лизинга. Следовательно, лизингодатель получит безусловное право расторгнуть новый договор. В такой ситуации оформлять отношения сторонам будет бессмысленно. Лизингодателю, не намеренному заключать новый договор лизинга, будет достаточно пояснить сублизингополучателю, что в случае оформления отношений этот договор все равно будет расторгнут.

 

Риск при заключении договора выкупного сублизинга

 

Особый риск возникает, если:

  • лизингодатель заключил с лизингополучателем договор выкупного лизинга (т. е. договор с условием о выкупе лизингового имущества лизингополучателем), а
  • лизингополучатель в свою очередь заключает договор выкупного сублизинга (т. е. наделяет сублизингополучателя правом выкупить передаваемое имущество).

 

В такой ситуации лизингодатель может лишиться права собственности на лизинговое имущество, не получив при этом выкупных платежей.

 

Правда, данный риск возникает, когда одновременно имеют место следующие обстоятельства:

  • лизингополучатель не предполагал самостоятельно использовать лизинговое имущество в своей предпринимательской деятельности и его функция сводилась исключительно к финансовому посредничеству;
  • лизингодатель знал о такой роли лизингополучателя и согласовал передачу имущества в сублизинг;
  • сублизингополучатель внес все платежи по договору сублизинга, включая выкупную цену;
  • лизингополучатель не выкупил имущество у лизингодателя и поэтому не смог передать его в собственность сублизингополучателю в установленный срок.

 

При таких обстоятельствах суд может посчитать сублизингополучателя новым собственником лизингового имущества (п. 9 постановления Пленума ВАС РФ от 14 марта 2014 г. № 17 «Об отдельных вопросах, связанных с договором выкупного лизинга», постановление Президиума ВАС РФ от 21 мая 2013 г. № 17388/12; далее – постановление № 17388/12).

 


Пример из практики: суд признал право собственности на предмет лизинга за сублизингополучателем, который внес всю сумму платежей по договору выкупного сублизинга 

ОАО «Р.» (лизингодатель) заключило с ЗАО «В.» (лизингополучатель) договор выкупного лизинга в отношении трактора.

Позднее лизингополучатель с согласия лизингодателя заключил с ЗАО «П.» (сублизингополучатель) договор выкупного сублизинга.

Сублизингополучатель внес всю сумму платежей, включая выкупную цену, и обратился к лизингополучателю с просьбой передать документы, необходимые для оформления права собственности на трактор. Лизингополучатель подтвердил факт поступления денежных средств, однако сообщил о невозможности передать документы по причине того, что он еще не стал собственником трактора.

В связи с этим сублизингополучатель предъявил к лизингополучателю и лизингодателю требование о признании права собственности на предмет лизинга.

Суд установил следующие обстоятельства:

  • лизингополучатель не предполагал самостоятельно использовать лизинговое имущество и фактически выступал в роли финансового посредника;
  • лизингодатель знал о такой роли лизингополучателя и дал согласие на передачу имущества в сублизинг.

Такие обстоятельства свидетельствуют о недобросовестном поведении (злоупотреблении правом) лизингодателя и лизингополучателя, в результате которого сублизингополучатель утратил возможность приобрести предмет лизинга в собственность (постановление № 17388/12). В свою очередь закон запрещает действия граждан и юридических лиц, совершаемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление в иных формах (п. 1 ст. 10 ГК РФ). Для защиты нарушенных прав потерпевшего суд может не принимать доводы лица, которое злоупотребило правом, но ссылается на соответствие своих действий формальным требованиям законодательства (п. 5 информационного письма Президиума ВАС РФ от 25 ноября 2008 г. № 127 «Обзор практики применения арбитражными судами статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации»).

В итоге суд посчитал, что лизингодатель принял на себя риски ненадлежащего исполнения лизингополучателем обязательств по перечислению денежных средств, полученных от сублизингополучателя. В свою очередь сублизингополучатель стал собственником предмета лизинга и его требование подлежит удовлетворению (постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 13 апреля 2015 г. № Ф06-21952/2013 по делу № А12-24300/2014).


 

В свою очередь лизингодатель сохраняет право требовать от лизингополучателя выплаты лизинговых платежей, включая выкупную цену (т. е., по сути, денежных средств, которые лизингополучателю перечислил сублизингополучатель). Однако к сублизингополучателю (новому собственнику лизингового имущества) лизингодатель предъявлять требования об оплате не вправе.

 

Впрочем, если сублизингополучатель не сможет доказать наличие хотя бы одного из указанных выше обстоятельств, суд не признает его собственником предмета лизинга. Более того, если при этом будет расторгнут договор лизинга, суд признает прекращенным и договор сублизинга, в результате чего сублизингополучателю потребуется возвратить имущество лизингодателю.

 


Пример из практики: суд посчитал, что при расторжении договора выкупного лизинга право собственности на лизинговое имущество не переходит к сублизингополучателю, даже если он исполнил все свои обязательства 

ООО «К.» (лизингодатель) заключило с ООО «М.» (лизингополучатель) договор выкупного лизинга в отношении трактора.

Позднее лизингополучатель с согласия лизингодателя заключил с ОАО «К.» (сублизингополучатель) договор выкупного сублизинга.

Сублизингополучатель внес всю сумму платежей, включая выкупную цену. Однако лизингополучатель нарушил свои обязательства по оплате перед лизингодателем. По этой причине лизингодатель обратился в суд с рядом требований к лизингополучателю. В результате суд принял решение о расторжении договора лизинга и изъятии лизингового имущества.

Вместе с тем, сублизингополучатель посчитал, что именно он является собственником имущества: право собственности на трактор перешло к нему от лизингодателя после уплаты выкупной цены по договору сублизинга. Поскольку лизингодатель не согласился с такой позицией, сублизингополучатель предъявил к нему следующие требования:

  • признать за сублизингополучателем право собственности на переданный в лизинг трактор;
  • обязать лизингодателя заключить договор купли-продажи трактора;
  • обязать лизингодателя снять трактор с учета и передать сублизингополучателю паспорт на него.

Позднее истец изменил предмет иска и потребовал признать отношения, сложившиеся между лизингодателем и сублизингополучателем, договором купли-продажи.

В свою очередь лизингодатель предъявил встречное требование об изъятии трактора у сублизингополучателя.

Суд посчитал, что при расторжении договора лизинга прекратил действие и договор сублизинга (п. 1 ст. 618 ГК РФ). Поскольку лизингодатель в договорных отношениях с сублизингополучателем не состоял, он не должен нести ответственность за невыполнение лизингополучателем обязательств по договору сублизинга. Сублизингополучатель заключил договор сублизинга на свой страх и риск: он осознавал, что титул собственника лизингового имущества можно будет приобрести только в будущем (после выкупа трактора лизингополучателем). Факт уплаты выкупной цены по договору сублизинга не означает, что лизингодатель и сублизингополучатель заключили договор купли-продажи лизингового имущества. Следовательно, основания для перехода права собственности к сублизингополучателю отсутствуют (п. 2 ст. 218 ГК РФ, постановление Президиума ВАС РФ от 24 апреля 2012 г. № 16848/11; далее – постановление № 16848/11).

У лизингодателя, напротив, есть право истребовать свое имущество из чужого незаконного владения (ст. 301 ГК РФ).

В итоге суд отказал в иске сублизингополучателю, удовлетворив при этом требование лизингодателя (постановление ФАС Московского округа от 11 июля 2013 г. по делу № А40-23243/12-112-217).


 

Сублизингополучатель, к которому не перешло право собственности на предмет лизинга, не вправе требовать от лизингодателя возврата внесенных платежей. Это объясняется тем, что лизингодатель не состоит с сублизингополучателем в договорных отношениях. Последний может предъявлять требования лишь к лизингополучателю (постановление № 16848/11).

 

Таким образом, для лизингодателя оптимальна ситуация, когда отсутствует совокупность перечисленных выше обстоятельств. Поэтому перед тем как дать согласие на передачу имущества в выкупной сублизинг, важно убедиться в том, что хотя бы одно из таких обстоятельств не имеет места. Например, лизингополучатель не выступает в роли финансового посредника, поскольку он до заключения договора сублизинга самостоятельно использовал имущество в своей предпринимательской деятельности.


По материалам открытых источников