Договорное право » Финансовая аренда (лизинг)

Как лизингополучателю избежать негативных последствий при расторжении договора лизинга

 

Как правило, договор лизинга прекращает действие по истечении срока, на который он был заключен. Однако нередки случаи, когда договор прекращается в связи с его досрочным расторжением (по соглашению сторон, по требованию лизингополучателя или лизингодателя, вследствие одностороннего отказа лизингополучателя или лизингодателя).

 

Если договор лизинга расторгнут, то независимо от оснований расторжения лизингополучателю важно проследить за тем, чтобы его интересы не нарушались. Избежать негативных последствий удастся, если лизингополучатель сможет:




  • взыскать с лизингодателя перечисленный аванс и (или) неосновательное обогащение по договору выкупного лизинга;
  • возразить против доводов лизингодателя, если тот предъявит требования к лизингополучателю.

 

Какие требования можно предъявить к лизингодателю в связи с досрочным расторжением договора лизинга

 

Бывают ситуации, когда при досрочном расторжении договора лизинга лизингодатель не возвращает лизингополучателю денежные суммы в виде:

  • перечисленного аванса (предоплаты);
  • неосновательного обогащения по договору выкупного лизинга.

 

Как взыскать аванс

 

Прежде всего, лизингополучателю нужно определить, когда был расторгнут договор лизинга: до момента передачи имущества во временное владение и пользование лизингополучателю или после.

 

Если договор был расторгнут до передачи имущества лизингополучателю, то имеет смысл проанализировать условия этого договора. А именно проверить, предусмотрели ли стороны обстоятельства, при которых лизингодатель должен возвратить лизингополучателю сумму перечисленного аванса.

 

В частности, стороны могли урегулировать отношения на случай, когда договор лизинга будет расторгнут по причине нарушений со стороны продавца лизингового имущества. Например, договор мог предусматривать, что лизингодатель обязан возвратить аванс лишь при наличии следующих обстоятельств:

  • лизингодатель перечислил продавцу лизингового имущества предоплату по договору купли-продажи;
  • продавец не исполнил обязанность по передаче лизингового имущества;
  • лизингодатель и лизингополучатель решили расторгнуть договор лизинга в связи с нарушением со стороны продавца;
  • продавец возвратил лизингодателю сумму предоплаты.

 

Если последнее из этих обстоятельств не наступило (т. е. продавец еще не вернул лизингодателю перечисленную предоплату), взыскать сумму аванса с лизингодателя может оказаться проблематично. В частности, суд может посчитать, что у лизингодателя обязанность по возврату аванса не возникла.

 


Пример из практики: Президиум ВАС РФ указал, что договор лизинга может обязывать лизингодателя возвратить лизингополучателю аванс лишь после того, как продавец лизингового имущества вернет лизингодателю предоплату 

ООО «Р.» (лизингодатель) заключило с ООО «Т.» (лизингополучатель) договор лизинга, предусмотрев в нем условие о выплате лизингополучателем аванса. При этом стороны урегулировали отношения на случай, если поставщик предмета лизинга не исполнит обязанность по передаче имущества. В такой ситуации лизингодатель должен возвратить лизингополучателю аванс в течение трех дней с момента, когда поставщик вернет лизингодателю предоплату по договору поставки. Причем лизингодатель вправе вычесть из суммы возвращаемого аванса все понесенные им расходы.

Лизингополучатель перечислил аванс, после чего ООО «Р.» (покупатель), ООО «В.» (поставщик) и ООО «Т.» (лизингополучатель) заключили трехсторонний договор поставки лизингового имущества.

Кроме того, ООО «Т.» выступило в роли поручителя, заключив с ООО «Р.» (кредитор) договор поручительства. Поручитель обязался отвечать перед кредитором за исполнение поставщиком обязательств по своевременной поставке имущества, возврату денежных средств, уплате штрафных санкций.

Покупатель перечислил поставщику предоплату, однако поставщик не передал имущество в установленный срок. В связи с этим ООО «Р.» обратилось в суд с требованиями о взыскании предоплаты и неустойки по договору поставки. Суд удовлетворил требования и солидарно взыскал денежные средства с ООО «Т.» и ООО «В.».

Позднее суд признал поставщика банкротом и завершил в отношении него конкурсное производство. В итоге покупателю не удалось получить от ООО «В.» какие-либо денежные средства.

ООО «Т.» также признали банкротом. В реестр требований его кредиторов суд включил требования покупателя.

В свою очередь, конкурсный управляющий ООО «Т.» заявил отказ от договора лизинга и от договора поставки. После этого ООО «Т.» предъявило к ООО «Р.» требование о взыскании неосновательного обогащения в размере аванса, перечисленного по договору лизинга.

Суд первой инстанции удовлетворил требование ООО «Т.», указав: «…при прекращении договора финансовой аренды лизингодатель вправе удерживать сумму аванса в той части, в какой это не нарушает правила статьи 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации». При этом суд посчитал, что ООО «Р.» реализовало свое право на взыскание убытков по договору поставки: предъявило требования о взыскании предоплаты и неустойки, после чего их включили в реестр требований кредиторов поручителя.

Суды апелляционной и кассационной инстанций согласились с такими выводами и оставили решение без изменения.

Однако Президиум ВАС РФ указал на то, что суды не обратили внимания на условия договора лизинга. Ведь стороны установили, что лизингодатель должен возвратить аванс после того, как получит перечисленную предоплату от поставщика. Факт того, что суд включил требования ООО «Р.» в реестр требований ООО «Т.» (поручителя), нельзя приравнивать к фактическому возврату предоплаты по договору поставки. В частности, ООО «Т.» не располагает достаточными средствами, включенными в конкурсную массу, за счет которых ООО «Р.» может удовлетворить свои требования.

Следовательно, расходы лизингодателя существенно превысили размер денежных средств, полученных от лизингополучателя в качестве аванса. Это нарушает баланс интересов сторон.

Кроме того, суды нижестоящих инстанций не учли, что лизинговые платежи «являются возмещением инвестиционных затрат лизингодателя и обязательны к уплате независимо от получения предмета лизинга во владение». Это следует из постановления Пленума ВАС РФ от 14 марта 2014 г. № 17 «Об отдельных вопросах, связанных с договором выкупного лизинга» (далее – постановление № 17).

В результате Президиум ВАС РФ отменил судебные акты судов нижестоящих инстанций и отказал лизингополучателю во взыскании неосновательного обогащения (постановление Президиума ВАС РФ от 15 июля 2014 г. № 4664/13).


 

Если же договор лизинга, прекративший действие до передачи имущества лизингополучателю, не предусматривает каких-либо особых условий для возврата аванса (либо если такие условия уже выполнены), то лизингополучателю, вероятнее всего, удастся вернуть перечисленные денежные средства. Для этого к лизингодателю нужно предъявить требование о возврате (взыскании) аванса.

 

При этом лизингополучателю важно сослаться на нарушение эквивалентности встречных предоставлений: лизингополучатель выплатил денежную сумму, а лизингодатель обязанность по передаче имущества в лизинг не исполнил (п. 5 постановления Пленума ВАС РФ от 6 июня 2014 г. № 35 «О последствиях расторжения договора»; далее – постановление № 35). Доказать факт уплаты аванса можно, например, платежными поручениями с отметкой банка об их исполнении.

 


Пример из практики: суд взыскал с лизингодателя сумму аванса, поскольку договоры лизинга были расторгнуты до того, как лизингополучатель начал пользоваться лизинговым имуществом 

ЗАО «Б.» (лизингодатель) заключило с ООО «В.» (лизингополучатель) шесть договоров лизинга, по которым лизингодатель обязался приобрести у ООО «Р.» (продавца) лизинговое имущество и передать его во временное владение и пользование лизингополучателю. Стороны включили в договоры условие о внесении лизингополучателем авансовых платежей.

ООО «В.» перечислило авансовые платежи. Однако ЗАО «Б.» не смогло передать имущество в лизинг, так как не получило его от продавца, признанного банкротом. Впоследствии договоры лизинга были расторгнуты. Поскольку лизингодатель не возвратил лизингополучателю сумму авансовых платежей, ООО «В.» обратилось в суд с иском об их взыскании.

Суд указал, что договор лизинга неразрывно связан с договором купли-продажи лизингового имущества. Вследствие банкротства продавца у лизингодателя отсутствует возможность передать имущество в лизинг. По этой причине отпадает необходимость вносить лизинговые платежи. Авансовые платежи входят в состав общей суммы платежей по договору лизинга. Следовательно, лизингодатель, получивший аванс, но не имеющий возможности передать лизинговое имущество, удерживает денежные средства лизингополучателя без установленных законом оснований. В итоге суд удовлетворил требование истца (постановление ФАС Северо-Западного округа от 4 сентября 2012 г. по делу № А13-7914/2011).


 

В таком же порядке лизингополучатель может взыскать и лизинговые платежи, перечисленные досрочно.

 


Пример того, как взыскать лизинговые платежи, внесенные досрочно

Стороны заключили договор лизинга, предусмотрев в нем возможность досрочной оплаты. Лизингополучатель внес платежи за шесть месяцев вперед, однако через месяц договор был расторгнут. В этом случае лизингополучатель может предъявить требование о взыскании аванса в размере пяти ежемесячных лизинговых платежей.


 

Вместо требования о возврате аванса лизингополучатель может предъявить к лизингодателю требование о взыскании неосновательного обогащения (при условии, что между сторонами не было соглашения, по которому правила о неосновательном обогащении при расторжении договора лизинга не применяются). Другими словами, лизингополучателю можно сослаться на то, что лизингодатель нарушил нормы главы 60 Гражданского кодекса РФ (см., например, постановление ФАС Московского округа от 27 мая 2014 г. № Ф05-4641/2014 по делу № А40-131491/13-35-1167).

 

Поскольку договор лизинга прекратил действие, прекратилось и обязательство по внесению лизинговых платежей. Следовательно, лизингодатель, не успевший предоставить встречное исполнение, без установленных законом оснований удерживает денежные средства в виде аванса (ст. 1102 ГК РФ).

 

В одном из информационных писем Президиум ВАС РФ указал, что при расторжении договора сторона вправе истребовать ранее исполненное, если другая сторона неосновательно обогатилась (п. 1 информационного письма Президиума ВАС РФ от 11 января 2000 г. № 49 «Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением норм о неосновательном обогащении»; далее – информационное письмо № 49).

 

Однако позднее Пленум ВАС РФ указал на то, что правила о неосновательном обогащении могут применяться при расторжении договора, если «иное не установлено законом, соглашением сторон и не вытекает из существа соответствующих отношений» (абз. 4 п. 5 постановления № 35).

 

Если лизингополучатель докажет факт того, что лизингодатель неправомерно удерживает сумму аванса, суд удовлетворит заявленное требование независимо от его формулировки («о возврате аванса» либо «о взыскании неосновательного обогащения»).

 

Если же договор лизинга был расторгнут после того, как лизингополучатель начал пользоваться лизинговым имуществом и вносить лизинговые платежи, то неосновательное обогащение на стороне лизингодателя может не возникнуть (постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 26 сентября 2012 г. по делу № А27-21787/2011).

 

Дело в том, что авансовый платеж входит в состав общей суммы платежей по договору лизинга (п. 1 ст. 28 Федерального закона от 29 октября 1998 г. № 164-ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)»; далее – Закон о лизинге). Если лизингодатель предоставил встречное исполнение (в частности, передал имущество в лизинг), аванс может быть засчитан в счет погашения обязательства по внесению лизинговых платежей. Следовательно, после расторжения договора у лизингодателя не возникнет обязанность возвратить сумму аванса.

 


Пример из практики: поскольку договор был расторгнут после передачи имущества в лизинг, суд не взыскал с лизингодателя сумму полученного аванса 

ЗАО «Д.» (лизингодатель) заключило с индивидуальным предпринимателем Г. (лизингополучатель) договор лизинга, предусмотрев в нем условие о внесении лизингополучателем аванса.

Лизингополучатель перечислил аванс, лизингодатель приобрел лизинговое имущество и передал его в лизинг. В течение нескольких месяцев предприниматель Г. исправно вносил лизинговые платежи. Однако затем лизингополучатель нарушил обязательство по оплате, в результате чего договор был расторгнут. Предприниматель Г. посчитал, что у него возникло право потребовать возврата суммы аванса. По этой причине лизингополучатель обратился в суд с иском о взыскании денежных средств, составляющих авансовый платеж по договору.

Суд установил, что после получения авансового платежа лизингодатель предоставил лизингополучателю встречное исполнение – передал имущество в лизинг. Следовательно, аванс «был направлен ответчиком в счет погашения части обязательства по уплате лизинговых платежей». Каких-либо условий, обязывающих лизингодателя возвратить сумму аванса после расторжения соглашения, суд в договоре не выявил. В итоге суд отказал истцу в удовлетворении требования (постановление ФАС Дальневосточного округа от 2 декабря 2011 г. № Ф03-5924/2011 по делу № А51-931/2011).


 

Как взыскать неосновательное обогащение по договору выкупного лизинга

 

Если договор лизинга, предусматривающий условие о выкупе лизингового имущества, прекратил действие до того момента, как право собственности на имущество перешло к лизингополучателю, можно попытаться взыскать с лизингодателя неосновательное обогащение.

 

Однако, прежде чем предъявить требование к лизингодателю, нужно:

  • соотнести взаимные предоставления сторон по договору, совершенные до момента его расторжения;
  • определить завершающую обязанность одной стороны в отношении другой.

 

Указание на необходимость рассчитать сальдо встречных обязательств содержится в пункте 3.1 постановления № 17.

 

Вместе с тем, сами стороны соотносить взаимные предоставления не обязаны. Необходимость, о которой идет речь в абзаце 3 пункта 3.1 постановления № 17, предусмотрена лишь в отношении судов, рассматривающих споры о последствиях расторжения договора выкупного лизинга.

 

В то же время лизингополучатель должен понимать, что если он предъявит требование, предварительно не рассчитав сальдо встречных обязательств, то при рассмотрении спора суд, вероятнее всего, самостоятельно учтет правила пункта 3.1 постановления № 17 и будет исходить из соотношения взаимных предоставлений сторон. В итоге может оказаться, что лизингополучатель не только не вправе взыскать с лизингодателя неосновательное обогащение, но и сам должен погасить образовавшуюся перед лизингодателем задолженность.

 

Чтобы обезопасить себя от таких «неожиданных» решений суда, перед тем как подать иск, нужно рассчитать сальдо встречных обязательств по договору лизинга.

 

Если сальдо оказалось отрицательным (т. е. сумма предоставлений лизингополучателя меньше суммы встречных предоставлений), то никаких требований к лизингодателю лучше не предъявлять.

 

В противном случае (т. е. если лизингополучатель обратится в суд с иском о взыскании с лизингодателя неосновательного обогащения) возникнет довольно существенный риск следующих негативных последствий:

  • суд откажет в удовлетворении требования, и в итоге получится, что лизингополучатель зря потратил время и средства на судебные разбирательства (постановления Арбитражного суда Московского округа от 24 декабря 2014 г. № Ф05-15033/2014 по делу № А40-18920/14, от 22 декабря 2014 г. № Ф05-14515/2014 по делу № А40-96207/13, Арбитражного суда Северо-Западного округа от 18 декабря 2014 г. по делу № А56-45660/2013);
  • лизингодатель предъявит встречный иск о возмещении убытков, и суд этот иск удовлетворит (постановление Арбитражного суда Московского округа от 1 октября 2014 г. № Ф05-11025/14 по делу № А40-19833/13-118-183).

 


Пример из практики: поскольку сумма предоставлений со стороны лизингополучателя оказалась меньше суммы встречных предоставлений, суд не только отказал лизингополучателю во взыскании части выкупной цены, но и удовлетворил встречный иск лизингодателя о возмещении убытков 

ОАО «С.» (лизингодатель) заключило с ООО «П.» (лизингополучатель) договор выкупного лизинга оборудования.

Впоследствии лизингополучатель нарушил обязательство по внесению лизинговых платежей, в связи с чем стороны подписали соглашение о расторжении договора. Чтобы реализовать имущество, возвращенное лизингополучателем, лизингодатель понес расходы на сборку и пусконаладку оборудования.

Поскольку право собственности на оборудование не перешло от лизингодателя к лизингополучателю, последний предъявил требование о взыскании с лизингодателя части выкупной цены предмета лизинга.

В свою очередь, лизингодатель подал встречный иск о возмещении убытков.

Суд указал, что разрешение возникшего спора зависит от соотношения взаимных предоставлений сторон по договору лизинга (п. 3 постановления № 17). Сумма предоставлений со стороны лизингодателя складывается из суммы финансирования, платы за финансирование, а также убытков лизингодателя. В свою очередь, в состав убытков, по мнению суда, должна входить сумма расходов на сборку и пусконаладку оборудования.

В результате суд установил, что сумма предоставлений лизингополучателя (т. е. внесенные лизинговые платежи и стоимость возвращенного оборудования) меньше суммы предоставлений со стороны лизингодателя. В связи с этим суд отказал лизингополучателю во взыскании части выкупной цены предмета лизинга. В то же время суд удовлетворил встречный иск о возмещении убытков, взыскав с лизингополучателя образовавшуюся разницу по сальдо встречных обязательств (постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 17 декабря 2014 г. по делу № А56-70990/2012).


 

Если же сальдо встречных обязательств вышло положительным (сумма предоставлений лизингополучателя превышает сумму встречных предоставлений) и при этом лизингодатель отказывается добровольно компенсировать образовавшуюся разницу, то у лизингополучателя есть все шансы взыскать такую разницу в судебном порядке.

 

Для этого к лизингодателю нужно предъявить требование с формулировкой «о взыскании неосновательного обогащения в связи с расторжением договора выкупного лизинга». Впрочем, можно использовать и более сложную формулировку «о взыскании разницы, полученной при соотношении взаимных предоставлений сторон по договору выкупного лизинга». Однако в настоящее время лучше все же потребовать взыскать с лизингодателя именно неосновательное обогащение.

 

Ранее (до 3 апреля 2014 года) к лизингодателям зачастую предъявляли требования с формулировками «о взыскании уплаченной части выкупной цены» или «о взыскании неосновательного обогащения в виде выкупной стоимости предмета лизинга» (см., например, постановления ФАС Северо-Западного округа от 24 октября 2012 г. по делу № А56-2870/2011, ФАС Западно-Сибирского округа от 28 февраля 2012 г. по делу № А46-5093/2011, ФАС Московского округа от 29 ноября 2012 г. по делу № А40-126166/11-112-802, от 10 июля 2012 г. по делу № А40-127187/11-109-684).

 

Обязанность лизингодателя возвратить часть выкупной цены следовала из анализа постановлений Президиума ВАС РФ от 18 мая 2010 г. № 1729/10 (далее – постановление № 1729/10), от 12 июля 2011 г. № 17389/10 (далее – постановление № 17389/10).

 

Причем считалось, что при отсутствии в договоре лизинга условия о размере выкупной цены такую цену и ее уплаченную часть необходимо определять по правилам пункта 3 статьи 424 Гражданского кодекса РФ. Другими словами, выкупная цена лизингового имущества должна равняться цене, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичные товары (постановление № 1729/10). Рассчитывать эту цену нужно с учетом срока полезного использования лизингового имущества и износа такого имущества (постановление № 17389/10).

 

На практике суды зачастую определяли выкупную цену как остаточную стоимость предмета лизинга при расчете амортизации линейным способом без ускоренного коэффициента (п. 19 Положения по бухгалтерскому учету «Учет основных средств» ПБУ 6/01, утвержденного приказом Минфина России от 30 марта 2001 г. № 26н). См., например, постановления ФАС Московского округа от 4 сентября 2012 г. по делу № А40-124285/11-118-1007, ФАС Северо-Западного округа от 28 ноября 2012 г. по делу № А21-2680/2011.

 

Однако 21 января 2014 года при рассмотрении спора о последствиях расторжения договора выкупного лизинга Президиум ВАС РФ фактически приравнял понятие «выкупная цена» к понятию «закупочная цена»: «В качестве выкупных платежей подлежит признанию стоимость предмета лизинга, уплаченная лизингодателем продавцу имущества» (постановление Президиума ВАС РФ от 21 января 2014 г. № 6878/13; далее – постановление № 6878/13). Вместе с тем, Президиум ВАС РФ не поменял подход относительно обязанности лизингодателя: лизингодатель все равно должен возвратить лизингополучателю полученную часть выкупной цены.

 

Принципиально иной подход сформулирован в постановлении № 17 (размещено на сайте ВАС РФ 3 апреля 2014 года). Пленум ВАС РФ указал на необходимость соотнести взаимные предоставления сторон по расторгнутому договору. На основании сальдо встречных обязательств нужно определить завершающую обязанность одной стороны по отношению к другой (абз. 3 п. 3.1 постановления № 17). Такая обязанность может возникнуть как у лизингодателя (п. 3.3 постановления № 17), так и у лизингополучателя (п. 3.2 постановления № 17).

 

Если эту обязанность должен исполнить лизингодатель (т. е. если сумма предоставлений лизингополучателя превышает сумму встречных предоставлений), то лизингополучатель вправе потребовать выплатить разницу, полученную при соотношении предоставлений. Сумма такой разницы включает в себя (п. 3.3 постановления № 17):

  • сумму всех платежей, внесенных по договору, за минусом суммы авансового платежа (если лизингополучатель выплатил аванс);
  • стоимость лизингового имущества, возвращенного лизингодателю.

 

Таким образом, по новым правилам лизингополучатель может потребовать от лизингодателя возвратить не сумму уплаченной части выкупной цены имущества, а сумму, складывающуюся из иных показателей. Следовательно, предъявлять требование о взыскании выкупной стоимости теперь по сути нельзя.

 

Следуя логике, приведенной в постановлении № 17, правильнее всего формулировать требование следующим образом: «о взыскании разницы, полученной при соотношении взаимных предоставлений сторон по договору выкупного лизинга».

 

Однако на практике теперь зачастую используют более простую формулировку «о взыскании неосновательного обогащения» (см., например, постановления Арбитражного суда Московского округа от 24 декабря 2014 г. № Ф05-15033/2014 по делу № А40-18920/14, от 22 декабря 2014 г. № Ф05-14515/2014 по делу № А40-96207/13, от 25 сентября 2014 г. № Ф05-10394/14 по делу № А40-127091/12-118-1099). В то же время нередко такое неосновательное обогащение по-прежнему расценивают как уплаченную часть выкупной цены. Например, предъявляют требование «о взыскании неосновательного обогащения в виде выкупной стоимости предмета лизинга» (постановление Арбитражного суда Московского округа от 19 ноября 2014 г. № Ф05-16236/2013 по делу № А40-168307/12-118-1452).

 

Как было указано выше, неосновательное обогащение лизингодателя больше не представляет собой часть выкупной цены лизингового имущества. Следовательно, требовать взыскания неосновательного обогащения в виде выкупной стоимости имущества теперь по сути нельзя.

 

Стоит, однако, отметить, что формально у лизингополучателя все же остается возможность предъявить требование о взыскании выкупной цены. Так, в постановлении № 6878/13 Президиум ВАС РФ указал на право лизингополучателя требовать возврата выкупных платежей. Это постановление было размещено на сайте ВАС РФ и стало обязательным для арбитражных судов 27 мая 2014 года (т. е. уже после того, как опубликовали постановление № 17). Впоследствии некоторые суды начали удовлетворять требования о взыскании выкупной стоимости по правилам постановления № 6878/13 (см., например, постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 28 августа 2014 г. по делу № А55-27306/2013). Причем никаких противоречий между выводами, приведенными в постановлении № 6878/13, и разъяснениями, содержащимися в постановлении № 17, по мнению судов, не возникло. На это, в частности, указал Девятый арбитражный апелляционный суд в постановлении от 23 октября 2014 г. № 09АП-42003/2014-ГК по делу № А40-34803/12-161-313.

 

Но все же в настоящее время подавляющее большинство судов придерживается подхода, установленного в постановлении № 17. Поэтому лизингополучателю, предъявляющему требование к лизингодателю, лучше всего использовать универсальную формулировку «о взыскании неосновательного обогащения в связи с расторжением договора выкупного лизинга» (вместо спорных формулировок «о взыскании уплаченной части выкупной цены», «о взыскании неосновательного обогащения в виде выкупной стоимости предмета лизинга», «о взыскании разницы, полученной при соотношении взаимных предоставлений сторон по договору выкупного лизинга»).

 

Совет: К исковому заявлению имеет смысл приложить расчет сальдо встречных обязательств. Причем, перед тем как это сделать, не помешает еще раз проверить, правильно ли определен каждый из показателей, учтенных при расчете.

 

Впрочем, если расчет не будет представлен, суд самостоятельно применит правила, приведенные в постановлении № 17, и определит завершающую обязанность по договору лизинга. При этом лизингодатель не сможет повлиять на результат спора, сославшись лишь на то, что расчет сальдо должен был проводить истец, а не суд.

 


Пример из практики: суд не принял во внимание довод лизингодателя о том, что рассчитывать сальдо встречных обязательств должна сторона договора выкупного лизинга, а не сам суд 

ООО «С.» (лизингодатель) заключило с ООО «Р.» (лизингополучатель) договор выкупного лизинга транспортного средства.

Впоследствии лизингополучатель нарушил обязательство по внесению лизинговых платежей, в связи с чем лизингодатель в одностороннем порядке отказался от исполнения договора.

Поскольку право собственности на транспортное средство не перешло от лизингодателя к лизингополучателю, последний предъявил требование о взыскании с лизингодателя неосновательного обогащения. Однако расчет сальдо встречных обязательств, сделанный по правилам постановления № 17, истец не представил.

Суд учел разъяснения, содержащиеся в постановлении № 17, и самостоятельно рассчитал сальдо. В результате сумма предоставлений лизингополучателя превысила сумму встречных предоставлений, но оказалась меньше той суммы, которая была указана в исковом заявлении.

Лизингодатель привел довод о том, что суд в обязательном порядке должен принять тот расчет, который представила хотя бы одна из сторон договора. По мнению ответчика, «установление судом при разрешении спора по существу размера удовлетворенных исковых требований нарушает основы состязательности арбитражного процесса».

Суд не согласился с приведенным доводом, посчитав его неправомерным. В итоге суд частично удовлетворил требование лизингополучателя (постановление Арбитражного суда Московского округа от 25 сентября 2014 г. № Ф05-10394/14 по делу № А40-127091/12-118-1099, определением Верховного cуда РФ от 25 ноября 2014 г. № 305-ЭС14-4162 отказано в передаче дела в Судебную коллегию по экономическим спорам Верховного cуда РФ для пересмотра в порядке кассационного производства).


 

Вместе с тем, в интересах лизингополучателя все же приложить расчет сальдо к исковому заявлению.

 

Во-первых, это упростит и ускорит процесс рассмотрения спора (суду будет достаточно проверить правильность расчетов лизингополучателя вместо того, чтобы самому определять сальдо).

 

Во-вторых, истец в максимальной степени обезопасит себя от «неожиданных» судебных решений, не соответствующих его интересам. Например, в приведенном выше примере из практики лизингополучателю, не представившему расчет сальдо, удалось взыскать лишь часть заявленной суммы. Более того, могло получиться так, что сумма предоставлений лизингополучателя, рассчитанная судом, на самом деле оказалась бы меньше суммы встречных предоставлений. А это, в свою очередь, повлекло бы негативные для лизингополучателя последствия.

 

Продолжение >>


По материалам открытых источников