Договорное право » Финансовая аренда (лизинг)

Как лизингодателю защитить свои интересы при расторжении договора лизинга

 

Как правило, договор лизинга прекращает действие по истечении срока, на который он был заключен. Однако нередки случаи, когда договор прекращается в связи с его досрочным расторжением (по соглашению сторон, по требованию лизингодателя или лизингополучателя, вследствие одностороннего отказа лизингодателя или лизингополучателя).

 

Если договор лизинга расторгнут, то независимо от оснований расторжения лизингодателю важно проследить за тем, чтобы его интересы не нарушались. Избежать негативных последствий удастся, если лизингодатель сможет:




  • добиться возврата лизингового имущества и взыскать убытки, возникшие в связи расторжением договора;
  • возразить против доводов лизингополучателя, если тот предъявит требования к лизингодателю.

 

Какие требования можно предъявить к лизингополучателю в связи с досрочным расторжением договора лизинга

 

Зачастую после досрочного расторжения договора лизинга у лизингодателя возникает право предъявить к лизингополучателю одно из следующих требований (или оба требования сразу):

  • об обязании возвратить лизинговое имущество (предмет лизинга);
  • о возмещении убытков, связанных с неисполнением продавцом своих обязательств;
  • о взыскании убытков по договору выкупного лизинга.

 

Вопрос: Можно ли после расторжения договора предъявить к лизингополучателю требование о взыскании убытков в виде упущенной выгоды?

Ответ: Да, можно, при условии если договор расторгнут в связи с существенными нарушениями, допущенными лизингополучателем.

 

По закону сторона договора вправе требовать возмещения убытков, причиненных досрочным расторжением этого договора, в случае если основанием для такого расторжения послужило существенное нарушение, допущенное другой стороной (п. 5 ст. 453 ГК РФ).

 

Однако на практике суды редко удовлетворяют требование о взыскании (возмещении) убытков в виде упущенной выгоды (см., например, постановления ФАС Московского округа от 18 мая 2012 г. по делу № А40-119890/11-35-1039, от 3 мая 2012 г. по делу № А40-82569/11-118-641). Отказывая в иске, суды обычно ссылаются на то, что лизингодатель не доказал совокупность следующих обстоятельств:

  • факт нарушения обязательства лизингополучателем;
  • причинно-следственную связь между нарушениями и возникшими убытками;
  • размер убытков.

 

Кроме того, суд может сослаться на постановление Президиума ВАС РФ от 25 июля 2011 г. № 3318/11, указав на следующее: «Сам по себе факт нарушения обязательства не может повлечь за собой получение лизингодателем таких благ, которые поставили бы его в лучшее положение, чем то, в котором он находился бы при выполнении лизингополучателем договора в соответствии с его условиями. В противном случае нарушались бы принципы равенства сторон, добросовестности их действий и соразмерности ответственности» (постановление ФАС Московского округа от 31 июля 2012 г. по делу № А40-121607/11-109-652).

 

Если договор лизинга предусматривал условие о выкупе имущества, суд также может сослаться на особые правила взыскания упущенной выгоды при выкупном лизинге:

  • убытки в виде упущенной выгоды можно определять только исходя из размера платы за пользование предметом лизинга (а не на основе всей суммы лизинговых платежей, включающих в себя выкупную цену);
  • убытки разрешено взыскивать только за период, достаточный для реализации возвращенного имущества и повторного размещения финансирования на сопоставимую сумму по другому договору лизинга. Нельзя учитывать весь срок, в течение которого первоначальный договор лизинга должен бы был действовать, если бы стороны его не расторгли.

 

Такие особенности взыскания упущенной выгоды приведены в постановлении Президиума ВАС РФ от 21 января 2014 г. № 6878/13. Теперь при рассмотрении споров, связанных с последствиями расторжения договора выкупного лизинга, суды нередко ссылаются на эти разъяснения (см., например, постановление ФАС Поволжского округа от 3 июня 2014 г. по делу № А65-18246/2013).

 

Как обязать лизингополучателя возвратить лизинговое имущество

 

По закону при прекращении договора лизинга лизингополучатель обязан вернуть лизингодателю имущество (ст. 622 ГК РФ, п. 4 ст. 17 Федерального закона от 29 октября 1998 г. № 164-ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)»; далее – Закон о лизинге):

  • либо в том состоянии, в котором он его получил в лизинг, с учетом нормального износа;
  • либо в состоянии, обусловленном договором.

 

Если после расторжения договора лизингополучатель не возвратил лизинговое имущество, лизингодатель вправе предъявить требование об обязании возвратить предмет лизинга (п. 2 ст. 13, п. 3 ст. 11 Закона о лизинге).

 

В исковом заявлении достаточно сослаться на следующие обстоятельства:

  • договор лизинга прекратил действие в связи с досрочным расторжением;
  • лизингополучатель не исполнил обязанность по возврату лизингового имущества, в то время как обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона (ст. 309 ГК РФ).

 

Если лизингодатель приведет такие доводы, суд, вероятнее всего, удовлетворит предъявленное требование (см., например, постановления ФАС Московского округа от 26 июля 2012 г. по делу № А40-43374/11-76-286, от 26 апреля 2012 г. по делу № А40-23283/09-157-139, ФАС Северо-Западного округа от 8 ноября 2010 г. по делу № А56-61422/2009).

 


Пример из практики: суд обязал лизингополучателя возвратить лизинговое имущество 

ООО «И.» (лизингодатель) заключило с ООО «Х.» (лизингополучатель) договор лизинга, предусмотрев в нем условие о праве на односторонний отказ от исполнения.

Лизингодатель воспользовался таким правом, однако лизингополучатель не возвратил лизинговое имущество. По этой причине ООО «И.» обратилось в суд с иском об обязании возвратить предмет лизинга.

Суд установил, что договор лизинга прекратил действие, однако лизингополучатель обязанность по возврату имущества не исполнил (ст. 622 ГК РФ). В итоге суд указал, что обязательства должны исполняться надлежащим образом (ст. 309 ГК РФ), и удовлетворил требование истца (постановление ФАС Московского округа от 27 июля 2012 г. по делу № А40-104735/11-109-544).


 

Вопрос: Можно ли предъявить требование об обязании возвратить предмет лизинга, если лизингополучатель был признан банкротом?

Ответ: Да, причем это можно сделать вне рамок дела о банкротстве.

 

По закону на имущество должника, признанного банкротом, распространяется специальный порядок отчуждения (п. 1 ст. 126 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»; далее – Закон о банкротстве).

 

Однако требование лизингодателя об обязании возвратить лизинговое имущество не относится к числу денежных требований, что позволяет предъявить такой иск, минуя процедуру конкурсного производства (п. 5 ст. 4 Закона о банкротстве).

 


Пример из практики: суд посчитал, что иск об обязании возвратить лизинговое имущество можно рассмотреть вне рамок дела о банкротстве 

ЗАО «А.» (лизингодатель) заключило с ООО «О.» (лизингополучатель) договор лизинга, предусмотрев в нем условие о праве на односторонний отказ от исполнения.

Лизингодатель воспользовался таким правом, однако лизингополучатель не возвратил лизинговое имущество. По этой причине ЗАО «А.» обратилось в суд с иском об обязании передать предмет лизинга.

Лизингополучатель, ранее признанный банкротом, привел довод о том, что лизингодатель вправе предъявлять требования к должнику только в ходе конкурсного производства (п. 1 ст. 126 Закона о банкротстве). По мнению ответчика, ЗАО «А.» предъявило виндикационный иск, который нельзя удовлетворить вне процедуры банкротства.

Суд не согласился с доводом ответчика. Требование истца направлено на защиту его прав и законных интересов как стороны сделки вследствие того, что лизингополучатель не исполнил обязанность по возврату предмета лизинга (ст. 622 ГК РФ). Следовательно, требование лизингодателя не относится к числу денежных и поэтому подлежит рассмотрению вне рамок дела о банкротстве (п. 5 ст. 4, ст. 126 Закона о банкротстве). По этим причинам суд обязал ответчика передать лизинговое имущество (постановление ФАС Московского округа от 26 июля 2012 г. по делу № А40-43374/11-76-286).


 

Помимо возврата лизингового имущества, лизингодатель вправе потребовать (абз. 2 ст. 622 ГК РФ, п. 5 ст. 17 Закона о лизинге):

  • внести лизинговые платежи за время просрочки возврата имущества;
  • возместить убытки в случае, если плата за пользование имуществом после прекращения договора не покрывает всю сумму убытков.

 

Кроме того, если договор содержал условие о неустойке за несвоевременный возврат имущества, лизингодатель вправе потребовать ее взыскания. Причем по общему правилу (т. е. если договором не установлено иное) неустойка считается штрафной и взыскивается независимо от суммы убытков (абз. 3 ст. 622 ГК РФ, п. 6 ст. 17 Закона о лизинге).

 

Внимание! Суд не удовлетворит иск о взыскании лизинговых платежей за время просрочки возврата имущества, если решит, что лизингодатель уклонялся от принятия такого имущества.

 

Перед тем как предъявить требование о взыскании лизинговых платежей за время просрочки возврата имущества (и (или) требование о взыскании убытков и неустойки, связанных с несвоевременным возвратом), нужно проверить, совершены ли необходимые действия по приемке имущества. В частности, лизингодателю необходимо обратить внимание на следующее:

  • по общему правилу лизингополучатель должен возвратить лизинговое имущество в том месте, где получил это имущество от лизингодателя (ст. 316 ГК РФ, п. 36 информационного письма Президиума ВАС РФ от 11 января 2002 г. № 66 «Обзор практики разрешения споров, связанных с арендой»; далее – информационное письмо № 66);
  • если лизингодатель уклоняется от приемки имущества, он не вправе требовать взыскания лизинговых платежей, а также убытков и неустойки, связанных с просрочкой возврата имущества (п. 37 информационного письма № 66).

 


Пример из практики: поскольку лизингодатель не совершил необходимые действия по приемке лизингового имущества, суд не взыскал с лизингополучателя плату за пользование таким имуществом после прекращения договора 

ЗАО «А.» (лизингодатель) заключило с ООО «У.» (лизингополучатель) договор лизинга, по которому лизингодатель обязался приобрести лизинговое имущество (автомобильный кран) и доставить его в указанное лизингополучателем место.

Лизингодатель исполнил свои обязательства, однако затем договор был расторгнут. По этой причине ЗАО «А.» предъявило к ООО «У.» ряд требований, в том числе требование об обязании возвратить лизинговое имущество.

Суд удовлетворил заявленные требования, однако лизингополучатель возвратил имущество лишь через несколько месяцев. По этой причине лизингодатель предъявил к лизингополучателю иск о взыскании задолженности за пользование предметом лизинга за период просрочки возврата, а также о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами.

Суд установил, что автомобильный кран был передан лизингополучателю в городе Челябинске. Вместе с тем, лизингодатель потребовал доставить кран в город Балашиху (Московская область). В договоре лизинга стороны не конкретизировали место возврата лизингового имущества при прекращении договора. Следовательно, к отношениям сторон применяются общие правила статьи 316 Гражданского кодекса РФ. В частности, лизинговое имущество подлежит возврату в том месте, где оно было получено лизингополучателем (п. 36 информационного письма № 66). При этом лизингодатель не вправе требовать внесения лизинговых платежей за пользование имуществом после прекращения договора, если он сам уклоняется от приемки такого имущества (п. 37 информационного письма № 66). В итоге суд решил, что лизингодатель допустил просрочку принятия автомобильного крана (ст. 406 ГК РФ), и отказал истцу в удовлетворении требования (постановление ФАС Московского округа от 14 марта 2012 г. по делу № А40-56605/11-114-473).


 

Вопрос: После расторжения договора лизинга лизингодатель предъявил к лизингополучателю требование о взыскании неустойки за несвоевременный возврат лизингового имущества. Лизингополучатель сослался на пункт 2 статьи 453 Гражданского кодекса РФ. Как можно возразить на довод лизингополучателя?

 

По общему правилу при расторжении договора обязательства сторон прекращаются (п. 2 ст. 453 ГК РФ). В том числе прекращается дополнительное (акцессорное) обязательство по уплате неустойки. На это, в частности, обратил внимание Президиум ВАС РФ в постановлении от 18 мая 2010 г. № 1059/10.

 

Однако, если лизингодатель требует уплаты неустойки за несвоевременный возврат лизингового имущества, действуют специальные правила статьи 622 Гражданского кодекса РФ, позволяющие взыскать неустойку после прекращения договора (абз. 2 п. 3 постановления Пленума ВАС РФ от 6 июня 2014 г. № 35 «О последствиях расторжения договора» (далее – постановление № 35), постановление ФАС Поволжского округа от 23 декабря 2010 г. по делу № А65-21857/2009).

 

Как взыскать убытки, связанные с неисполнением продавцом своих обязательств

 

Если продавец лизингового имущества нарушил договор купли-продажи (например, не передал товар), у лизингодателя могут возникнуть убытки (в частности, в размере перечисленного аванса). В некоторых ситуациях требование о взыскании таких убытков можно предъявить не только к продавцу, но и к лизингополучателю. Причем это можно сделать даже тогда, когда договор лизинга расторгнут.

 

Лизингодатель вправе предъявить к лизингополучателю требование о взыскании убытков, если одновременно выполняются следующие условия:

  • по договору лизинга продавца лизингового имущества выбрал лизингополучатель;
  • продавец нарушил свои обязательства по договору купли-продажи;
  • нарушения со стороны продавца повлекли возникновение убытков у лизингодателя;
  • договор не освобождал лизингополучателя от обязанности возместить убытки в случае неисполнения продавцом договора купли-продажи.

 

По общему правилу (т. е. если договор не предусматривает иное) риск невыполнения продавцом обязанностей по договору купли-продажи лизингового имущества и связанные с этим убытки несет та сторона договора лизинга, которая выбрала продавца (п. 2 ст. 22 Закона о лизинге).

 

Если хотя бы одно из перечисленных условий не выполняется (например, договор купли-продажи нарушил не продавец, а лизингодатель), суд откажет в удовлетворении требования (постановление ФАС Московского округа от 26 апреля 2012 г. по делу № А40-90770/11-35-756).

 

Если у лизингодателя есть все основания для предъявления иска, в исковом заявлении важно сослаться на то, что лизингодатель проявил должную осмотрительность и осторожность при исполнении своих обязанностей по договору купли-продажи и, следовательно, не содействовал увеличению размера убытков. Если же ответчик докажет отсутствие в действиях истца необходимой осмотрительности и осторожности, суд может посчитать, что возмещению подлежит только часть убытков.

 

В одном из своих постановлений Президиум ВАС РФ указал, что сами по себе правила пункта 2 статьи 22 Закона о лизинге не исключают «необходимости принятия обеими сторонами договора лизинга мер по уменьшению рисков», связанных с неисполнением продавцом своих обязательств (постановление Президиума ВАС РФ от 12 июля 2011 г. № 17748/10). В частности, лизингодатель обязан проявлять должную осмотрительность и осторожность при выплате денежных средств продавцу даже тогда, когда риск невыполнения продавцом обязанностей лежит на лизингополучателе.

 

Аналогичные выводы содержатся в пункте 5 постановления Пленума ВАС РФ от 14 марта 2014 г. № 17 «Об отдельных вопросах, связанных с договором выкупного лизинга» (далее – постановление № 17).

 

Как взыскать убытки по договору выкупного лизинга

 

Если договор лизинга, предусматривающий условие о выкупе лизингового имущества, прекратил действие до того момента, как лизингополучатель внес все лизинговые платежи, лизингодатель может попытаться взыскать с контрагента убытки.

 

Однако, прежде чем предъявить требование к лизингополучателю, нужно:

  • соотнести взаимные предоставления сторон по договору, совершенные до момента его расторжения;
  • определить завершающую обязанность одной стороны в отношении другой.

 

Указание на необходимость рассчитать сальдо встречных обязательств содержится в пункте 3.1 постановления № 17.

 

Вместе с тем, сами стороны соотносить взаимные предоставления не обязаны. Необходимость, о которой идет речь в абзаце 3 пункта 3.1 постановления № 17, предусмотрена лишь в отношении судов, рассматривающих споры о последствиях расторжения договора выкупного лизинга.

 

В то же время лизингодатель должен понимать, что если он предъявит требование, предварительно не рассчитав сальдо встречных обязательств, то при рассмотрении спора суд, вероятнее всего, самостоятельно учтет правила пункта 3.1 постановления № 17 и будет исходить из соотношения взаимных предоставлений сторон. В итоге может оказаться, что лизингодатель не только не вправе взыскать с лизингополучателя убытки, но и сам должен погасить образовавшуюся перед лизингополучателем задолженность.

 

Чтобы обезопасить себя от таких «неожиданных» решений суда, перед тем как подать иск, нужно рассчитать сальдо встречных обязательств по договору лизинга.

 

Если сальдо оказалось отрицательным (т. е. сумма предоставлений лизингодателя меньше суммы встречных предоставлений), то никаких требований к лизингополучателю лучше не предъявлять.

 

В противном случае (т. е. если лизингодатель обратится в суд с иском о взыскании с лизингополучателя убытков) возникнет довольно существенный риск следующих негативных последствий:

  • суд откажет в удовлетворении требования и в итоге получится, что лизингодатель зря потратил время и средства на судебные разбирательства;
  • лизингополучатель предъявит встречный иск о взыскании неосновательного обогащения, и суд этот иск удовлетворит.

 

Если же сальдо встречных обязательств вышло положительным (сумма предоставлений лизингодателя превышает сумму встречных предоставлений) и при этом лизингополучатель отказывается добровольно компенсировать образовавшуюся разницу, то у лизингодателя есть все шансы взыскать такую разницу в судебном порядке.

 

Для этого к лизингополучателю нужно предъявить требование с формулировкой «о взыскании убытков в связи с расторжением договора выкупного лизинга». Впрочем, можно использовать и более сложную формулировку «о взыскании разницы, полученной при соотношении взаимных предоставлений сторон по договору выкупного лизинга». Однако в настоящее время лучше все же потребовать взыскать с лизингополучателя именно убытки.

 

Следуя логике, приведенной в постановлении № 17, правильнее всего было бы использовать формулировку «о взыскании разницы, полученной при соотношении взаимных предоставлений сторон по договору выкупного лизинга».

 

Так, сторонам необходимо соотнести взаимные предоставления по расторгнутому договору. На основании сальдо встречных обязательств нужно определить завершающую обязанность одной стороны по отношению к другой (абз. 3 п. 3.1 постановления № 17). Такая обязанность может возникнуть как у лизингополучателя (п. 3.2 постановления № 17), так и у лизингодателя (п. 3.3 постановления № 17).

 

Если эту обязанность должен исполнить лизингополучатель (т. е. если сумма предоставлений лизингодателя превышает сумму встречных предоставлений), то лизингодатель вправе потребовать выплатить разницу, полученную при соотношении предоставлений. Сумма такой разницы включает в себя (п. 3.2 постановления № 17):

  • сумму финансирования, предоставленного лизингополучателю;
  • плату за финансирование до его фактического возврата лизингодателю;
  • сумму убытков лизингодателя.

 

Таким образом, по новым правилам лизингодатель может потребовать от лизингополучателя выплатить не сумму убытков как таковых, а сумму, складывающуюся и из иных показателей. Следовательно, предъявлять требование о возмещении (взыскании) убытков теперь по сути не совсем верно.

 

Однако на практике продолжают использовать более простую и универсальную формулировку «о взыскании убытков». Причем это никак не влияет на результат рассмотрения спора (см., например, постановления Арбитражного суда Северо-Западного округа от 17 декабря 2014 г. по делу № А56-70990/2012, Арбитражного суда Московского округа от 1 октября 2014 г. № Ф05-11025/14 по делу № А40-19833/13-118-183).

 

К исковому заявлению имеет смысл приложить расчет сальдо встречных обязательств. Причем, перед тем как это сделать, не помешает еще раз проверить, правильно ли определен каждый из показателей, учтенных при расчете.

 

Как возразить лизингополучателю, если тот предъявляет требования, связанные с досрочным расторжением договора

 

После досрочного расторжения договора лизингополучатель может посчитать, что лизингодатель должен возвратить ему денежные суммы в виде:

  • перечисленного аванса;
  • неосновательного обогащения по договору выкупного лизинга.

 

Что делать, если лизингополучатель предъявляет требование о взыскании аванса

 

Прежде всего, лизингодателю нужно определить, когда был расторгнут договор лизинга: до момента передачи имущества во временное владение и пользование лизингополучателю или после.

 

Если договор был расторгнут до передачи имущества лизингополучателю, то имеет смысл проанализировать условия этого договора. А именно проверить, предусмотрели ли стороны обстоятельства, при которых лизингодатель должен возвратить лизингополучателю сумму перечисленного аванса.

 

В частности, стороны могли урегулировать отношения на случай, когда договор лизинга будет расторгнут по причине нарушений со стороны продавца лизингового имущества. Например, договор мог предусматривать, что лизингодатель обязан возвратить аванс лишь при наличии следующих обстоятельств:

  • лизингодатель перечислил продавцу лизингового имущества предоплату по договору купли-продажи;
  • продавец не исполнил обязанность по передаче лизингового имущества;
  • лизингодатель и лизингополучатель решили расторгнуть договор лизинга в связи с нарушением со стороны продавца;
  • продавец возвратил лизингодателю сумму предоплаты.

 

Если последнее из этих обстоятельств не наступило (т. е. продавец еще не вернул перечисленную предоплату), лизингодатель может попытаться убедить лизингополучателя (суд) в том, что обязанность по возврату аванса не возникла.

 


Пример из практики: Президиум ВАС РФ указал, что договор лизинга может обязывать лизингодателя возвратить лизингополучателю аванс лишь после того, как продавец лизингового имущества вернет лизингодателю предоплату 

ООО «Р.» (лизингодатель) заключило с ООО «Т.» (лизингополучатель) договор лизинга, предусмотрев в нем условие о выплате лизингополучателем аванса. При этом стороны урегулировали отношения на случай, если поставщик предмета лизинга не исполнит обязанность по передаче имущества. В такой ситуации лизингодатель должен возвратить лизингополучателю аванс в течение трех дней с момента, когда поставщик вернет лизингодателю предоплату по договору поставки. Причем лизингодатель вправе вычесть из суммы возвращаемого аванса все понесенные им расходы.

Лизингополучатель перечислил аванс, после чего ООО «Р.» (покупатель), ООО «В.» (поставщик) и ООО «Т.» (лизингополучатель) заключили трехсторонний договор поставки лизингового имущества.

Кроме того, ООО «Т.» выступило в роли поручителя, заключив с ООО «Р.» (кредитор) договор поручительства. Поручитель обязался отвечать перед кредитором за исполнение поставщиком обязательств по своевременной поставке имущества, возврату денежных средств, уплате штрафных санкций.

Покупатель перечислил поставщику предоплату, однако поставщик не передал имущество в установленный срок. В связи с этим ООО «Р.» обратилось в суд с требованиями о взыскании предоплаты и неустойки по договору поставки. Суд удовлетворил требования и солидарно взыскал денежные средства с ООО «Т.» и ООО «В.».

Позднее суд признал поставщика банкротом и завершил в отношении него конкурсное производство. В итоге покупателю не удалось получить от ООО «В.» какие-либо денежные средства.

ООО «Т.» также признали банкротом. В реестр требований его кредиторов суд включил требования покупателя.

В свою очередь, конкурсный управляющий ООО «Т.» заявил отказ от договора лизинга и от договора поставки. После этого ООО «Т.» предъявило к ООО «Р.» требование о взыскании неосновательного обогащения в размере аванса, перечисленного по договору лизинга.

Суд первой инстанции удовлетворил требование ООО «Т.», указав: «…при прекращении договора финансовой аренды лизингодатель вправе удерживать сумму аванса в той части, в какой это не нарушает правила статьи 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации». При этом суд посчитал, что ООО «Р.» реализовало свое право на взыскание убытков по договору поставки: предъявило требования о взыскании предоплаты и неустойки, после чего их включили в реестр требований кредиторов поручителя.

Суды апелляционной и кассационной инстанций согласились с такими выводами и оставили решение без изменения.

Однако Президиум ВАС РФ указал на то, что суды не обратили внимания на условия договора лизинга. Ведь стороны установили, что лизингодатель должен возвратить аванс после того, как получит перечисленную предоплату от поставщика. Факт того, что суд включил требования ООО «Р.» в реестр требований ООО «Т.» (поручителя), нельзя приравнивать к фактическому возврату предоплаты по договору поставки. В частности, ООО «Т.» не располагает достаточными средствами, включенными в конкурсную массу, за счет которых ООО «Р.» может удовлетворить свои требования.

Следовательно, расходы лизингодателя существенно превысили размер денежных средств, полученных от лизингополучателя в качестве аванса. Это нарушает баланс интересов сторон.

Кроме того, суды нижестоящих инстанций не учли, что лизинговые платежи «являются возмещением инвестиционных затрат лизингодателя и обязательны к уплате независимо от получения предмета лизинга во владение». Это следует из постановления № 17.

В результате Президиум ВАС РФ отменил судебные акты судов нижестоящих инстанций и отказал лизингополучателю во взыскании неосновательного обогащения (постановление Президиума ВАС РФ от 15 июля 2014 г. № 4664/13).


 

Если же договор лизинга, прекративший действие до передачи имущества лизингополучателю, не предусматривает каких-либо особых условий для возврата аванса (либо если такие условия уже выполнены), то суд, вероятнее всего, взыщет с лизингодателя сумму авансового платежа.

 

Совет: Если лизингополучатель предъявил требование о взыскании перечисленного аванса и у лизингодателя нет оснований удерживать сумму аванса, имеет смысл проверить, можно ли предъявить к лизингополучателю встречное требование. Дело в том, что нередко досрочное растяжение договора до передачи имущества в лизинг может быть обусловлено нарушениями со стороны продавца.

 

Если договор лизинга расторгнут в связи с тем, что продавец не передал имущество по договору купли-продажи, лизингодателю стоит проанализировать, вправе ли он взыскать убытки с лизингополучателя.

 


Пример из практики: суд указал, что лизингодатель, не возвративший аванс, вправе предъявить к лизингополучателю самостоятельное требование о возмещении убытков, связанных с неисполнением продавцом своих обязанностей по договору купли-продажи 

ЗАО «Б.» (лизингодатель) заключило с ООО «В.» (лизингополучатель) шесть договоров лизинга, по которым лизингодатель обязался приобрести у ООО «Р.» (продавца) лизинговое имущество и передать его во временное владение и пользование лизингополучателю. Стороны включили в договоры условие о внесении лизингополучателем авансовых платежей.

ООО «В.» перечислило авансовые платежи. Однако ЗАО «Б.» не смогло передать имущество в лизинг, так как не получило его от продавца, признанного банкротом. Впоследствии договоры лизинга были расторгнуты. Поскольку лизингодатель не возвратил лизингополучателю сумму авансовых платежей, ООО «В.» обратилось в суд с иском об их взыскании.

Лизингодатель привел довод о том, что причинами для расторжения договоров лизинга послужили нарушения со стороны продавца. Риск невыполнения продавцом обязанностей по договору купли-продажи лизингового имущества и связанные с этим убытки несет та сторона договора лизинга, которая выбрала продавца (п. 2 ст. 22 Закона о лизинге). Поскольку продавца выбрал лизингополучатель, он обязан возместить убытки в размере аванса по договору купли-продажи.

Суд указал, что договор лизинга неразрывно связан с договором купли-продажи лизингового имущества. Вследствие банкротства продавца у лизингодателя отсутствует возможность передать имущество в лизинг. По этой причине отпадает необходимость вносить лизинговые платежи. Авансовые платежи входят в состав общей суммы платежей по договору лизинга (п. 1 ст. 28 Закона о лизинге). Следовательно, лизингодатель, получивший аванс, но не имеющий возможности передать лизинговое имущество, удерживает денежные средства лизингополучателя без установленных законом оснований. В итоге суд удовлетворил требование истца.

При этом суд отклонил довод лизингодателя как не относящийся к предмету настоящего дела, но вместе с тем указал, что лизингодатель вправе предъявить к лизингополучателю самостоятельное требование о взыскании убытков, связанных с нарушениями продавца (постановление ФАС Северо-Западного округа от 4 сентября 2012 г. по делу № А13-7914/2011).


 

Если договор лизинга был расторгнут после того, как лизингополучатель начал пользоваться лизинговым имуществом и вносить лизинговые платежи, то обязанность возвратить аванс может не возникнуть (постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 26 сентября 2012 г. по делу № А27-21787/2011).

 

Дело в том, что авансовый платеж входит в состав общей суммы платежей по договору лизинга (п. 1 ст. 28 Закона о лизинге). Если лизингодатель предоставил встречное исполнение (в частности, передал имущество в лизинг), аванс может быть засчитан в счет погашения обязательства по внесению лизинговых платежей. Следовательно, после расторжения договора у лизингодателя не возникнет обязанность возвратить сумму аванса.

 


Пример из практики: поскольку договор был расторгнут после передачи имущества в лизинг, суд не взыскал с лизингодателя сумму полученного аванса 

ЗАО «Д.» (лизингодатель) заключило с индивидуальным предпринимателем Г. (лизингополучатель) договор лизинга, предусмотрев в нем условие об уплате лизингополучателем аванса.

Лизингополучатель перечислил аванс, лизингодатель приобрел лизинговое имущество и передал его в лизинг. В течение нескольких месяцев предприниматель Г. исправно вносил лизинговые платежи. Однако затем лизингополучатель нарушил обязательство по оплате, в результате чего договор был расторгнут. Предприниматель Г. посчитал, что у него возникло право потребовать возврата суммы аванса. По этой причине лизингополучатель обратился в суд с иском о взыскании денежных средств, составляющих авансовый платеж по договору.

Суд установил, что после получения авансового платежа лизингодатель предоставил лизингополучателю встречное исполнение – передал имущество в лизинг. Следовательно, аванс «был направлен ответчиком в счет погашения части обязательства по уплате лизинговых платежей». Каких-либо условий, обязывающих лизингодателя возвратить сумму аванса после расторжения соглашения, суд в договоре не выявил. В итоге суд отказал истцу в удовлетворении требования (постановление ФАС Дальневосточного округа от 2 декабря 2011 г. № Ф03-5924/2011 по делу № А51-931/2011).


 

Что делать, если лизингополучатель предъявляет требование о взыскании неосновательного обогащения по договору выкупного лизинга

 

Нередко лизингополучатели придерживаются следующей логики: при расторжении договора лизинга, предусматривающего условие о выкупе имущества, на стороне лизингодателя возникает неосновательное обогащение в виде уплаченной части выкупной цены. В результате от лизингодателя требуют выплатить неправомерно удерживаемую сумму. Причем формулировки требования могут быть самыми разными: «о взыскании неосновательного обогащения», «о взыскании выкупной стоимости», «о взыскании перечисленной части выкупной цены» и т. д.

 

Когда к лизингодателю предъявляют одно из этих требований, прежде всего нужно проверить, по каким именно правилам лизингополучатель рассчитал взыскиваемую сумму.

 

Такой расчет должен быть проведен с учетом разъяснений, содержащихся в постановлении № 17. Фактически лизингополучатель может взыскать с лизингодателя не часть выкупной цены имущества, а разницу, полученную при соотношении взаимных предоставлений сторон (абз. 3 п. 3.1, п. 3.3 постановления № 17).

 

Чтобы определить, правильно ли рассчитана эта разница, лизингодателю нужно:

  • соотнести взаимные предоставления сторон по договору, совершенные до момента его расторжения (о том, как рассчитать такое сальдо встречных обязательств, см. отдельную рекомендацию Что нужно сделать лизингодателю после расторжения договора выкупного лизинга);
  • установить завершающую обязанность одной стороны в отношении другой.

 

Если выяснится, что лизингополучатель завысил взыскиваемую сумму (т. е. разница по сальдо меньше суммы требования), лизингодателю будет нужно сослаться на постановление № 17 и представить лизингополучателю (суду) правильный расчет.

 

Более того, если на самом деле сумма предоставлений лизингополучателя окажется меньше суммы встречных предоставлений, у лизингодателя возникнет возможность самому взыскать денежные средства с лизингополучателя. Для этого нужно будет предъявить требование с формулировкой «о взыскании убытков в связи с расторжением договора выкупного лизинга». Сделать это удобнее и проще будет путем подачи встречного иска.

 


Пример из практики: поскольку сумма предоставлений со стороны лизингополучателя оказалась меньше суммы встречных предоставлений, суд не только отказал лизингополучателю во взыскании части выкупной цены, но и удовлетворил встречный иск лизингодателя о возмещении убытков 

ОАО «С.» (лизингодатель) заключило с ООО «П.» (лизингополучатель) договор выкупного лизинга оборудования.

Впоследствии лизингополучатель нарушил обязательство по внесению лизинговых платежей, в связи с чем стороны подписали соглашение о расторжении договора. Чтобы реализовать имущество, возвращенное лизингополучателем, лизингодатель понес расходы на сборку и пусконаладку оборудования.

Поскольку право собственности на оборудование не перешло от лизингодателя к лизингополучателю, последний предъявил требование о взыскании с лизингодателя части выкупной цены предмета лизинга.

В свою очередь, лизингодатель подал встречный иск о возмещении убытков.

Суд указал, что разрешение возникшего спора зависит от соотношения взаимных предоставлений сторон по договору лизинга (п. 3 постановления № 17). Сумма предоставлений со стороны лизингодателя складывается из суммы финансирования, платы за финансирование, а также убытков лизингодателя. В свою очередь, в состав убытков, по мнению суда, должна входить сумма расходов на сборку и пусконаладку оборудования.

В результате суд установил, что сумма предоставлений лизингополучателя (т. е. внесенные лизинговые платежи и стоимость возвращенного оборудования) меньше суммы предоставлений со стороны лизингодателя. В связи с этим суд отказал лизингополучателю во взыскании части выкупной цены предмета лизинга. В то же время суд удовлетворил встречный иск о возмещении убытков, взыскав с лизингополучателя образовавшуюся разницу по сальдо встречных обязательств (постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 17 декабря 2014 г. по делу № А56-70990/2012).


 

Если же расчеты лизингополучателя окажутся правильными (и тем более если выяснится, что лизингополучатель занизил причитающуюся ему сумму), лизингодателю, скорее всего, придется удовлетворить заявленное требование.


По материалам открытых источников