Договорное право » Финансовая аренда (лизинг)

Как лизингодателю заключить договор купли-продажи лизингового имущества

 

Одна из основных обязанностей лизингодателя – приобрести вещь для ее последующей передачи в аренду лизингополучателю (ст. 665 ГК РФ, п. 4 ст. 15 Федерального закона от 29 октября 1998 г. № 164-ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)»; далее – Закон о лизинге). Другими словами, любому лизингодателю необходимо заключить договор купли-продажи лизингового имущества. Такой договор считается обязательным (абз. 2 п. 2 ст. 15 Закона о лизинге).

 

Заключению этого договора нужно уделить пристальное внимание. Ведь от того, как будут сформулированы его условия и как впоследствии он будет исполнен, зависит не только факт получения товара по договору купли-продажи, но и факт надлежащего исполнения по договору лизинга. Иными словами, при оформлении отношений с продавцом у лизингодателя может возникнуть двойной риск:




  • как у покупателя товара (например, если стороны не согласуют условие о предмете);
  • как у арендодателя по договору лизинга (к примеру, если порядок передачи товара будет противоречить условиям договора лизинга).

 

Что нужно проверить перед тем, как оформить отношения с продавцом лизингового имущества

 

Перед тем как заключить договор купли-продажи лизингового имущества, лизингодателю важно ответить на два вопроса:

  • у кого именно нужно приобрести предмет лизинга;
  • какой вид договора купли-продажи целесообразно выбрать.

 

Договор купли-продажи необходимо заключить с лицом, указанным в договоре лизинга в качестве продавца лизингового имущества (ст. 665 ГК РФ).

 


Пример того, как определить, с кем лизингодатель должен заключить договор купли-продажи лизингового имущества

При заключении договора лизинга стороны установили: «Лизингодатель обязан приобрести лизинговое имущество у общества с ограниченной ответственностью "Восток", находящегося по адресу: 104055, г. Москва, ул. Лесная, д. 69 (далее – Продавца). Выбор Продавца осуществлен лизингополучателем».

Если лизингодатель без согласия лизингополучателя заключит договор купли-продажи лизингового имущества с каким-либо другим лицом (не с ООО «Восток»), обязательство по приобретению предмета лизинга будет исполнено ненадлежащим образом. Лизингополучатель будет вправе настаивать на том, чтобы лизингодатель заключил договор купли-продажи с продавцом, указанным в договоре лизинга. Если лизингодатель не приобретет лизинговое имущество именно у этого продавца и не предоставит такое имущество в лизинг, у лизингополучателя возникнет право потребовать расторжения договора лизинга и возмещения убытков (п. 2 ст. 668 ГК РФ).


 

Вопрос: С кем нужно заключить договор купли-продажи, если договор лизинга не содержит указание на продавца лизингового имущества?

 

Закон устанавливает, что продавца лизингового имущества необходимо определить при заключении договора лизинга (ст. 665 ГК РФ). Однако если стороны это не сделали, указать продавца допускается уже после вступления договора в силу.

 

Прежде чем определить продавца лизингового имущества, имеет смысл проанализировать условия договора лизинга.

 

Ситуация 1. Стороны предусмотрели обязанность по выбору продавца, но не конкретизировали, какое именно лицо выступает в его роли.

 

Если стороны установили, что обязанность по выбору продавца лежит на лизингодателе (абз. 2 ст. 665 ГК РФ, абз. 3 ст. 2 Закона о лизинге), тот может заключить договор купли-продажи с любым лицом по своему усмотрению.

 

Если договор лизинга предусматривает, что продавца выбирает лизингополучатель, то лизингодателю необходимо уточнить у него данные о таком продавце. Причем имеет смысл настоять на том, чтобы лизингополучатель представил уточнения в письменной форме (например, в виде заявки с указанием наименования, адреса, ОГРН и ИНН продавца). Самостоятельно выбирать продавца в такой ситуации рискованно, поскольку впоследствии лизингополучатель может отказаться принять имущество, приобретенное лизингодателем у ненадлежащего лица.

 

Ситуация 2. Стороны не согласовали условие о выборе продавца.

 

Лизингодателю имеет смысл настоять на том, чтобы стороны оформили условие о выборе продавца в виде дополнительного соглашения (приложения) к договору лизинга. Подписав такое соглашение, лизингополучатель не сможет обвинить лизингодателя в том, что лизинговое имущество приобретено у ненадлежащего продавца.

 

Если дополнительное соглашение оформить не удастся, лизингодателю понадобится добиться того, чтобы фактически продавца выбрал лизингополучатель. Например, лизингодатель может предложить лизингополучателю представить письменную заявку с указанием сведений о продавце. Если впоследствии лизингополучатель обвинит лизингодателя в приобретении имущества у ненадлежащего лица, суду потребуется определить, на какой из сторон фактически лежала обязанность по выбору продавца (постановление Президиума ВАС РФ от 7 февраля 2012 г. № 13135/11). Заявка лизингополучателя будет свидетельствовать о том, что продавца выбрал именно он. В итоге суд, вероятнее всего, решит, что лизингодатель приобрел имущество у надлежащего лица.

 

Кроме того, сам по себе факт выбора продавца лизингополучателем избавит лизингодателя от ряда иных рисков.

 

Если договор лизинга еще не заключен, лизингодателю имеет смысл уделить пристальное внимание согласованию условия о выборе продавца. Такое условие не понадобится согласовывать лишь в случае заключения договора возвратного лизинга, то есть в ситуации, когда в роли продавца будет выступать лизингополучатель.

 

Закон не конкретизирует, какой именно вид договора купли-продажи нужно заключить с продавцом лизингового имущества. На практике выбор между отдельными договорными конструкциями, перечисленными в главе 30 Гражданского кодекса РФ, во многом будет зависеть от того, какое имущество лизингодатель обязался предоставить в аренду.

 

Если объектом лизинга является недвижимость (например, гараж), то сторонам договора купли-продажи понадобится руководствоваться правилами параграфа 7 «Продажа недвижимости» главы 30 Гражданского кодекса РФ. Если в аренду передается движимое имущество (к примеру, автомобиль), лизингодатель может заключить с продавцом, как правило, один из двух видов договора купли-продажи:

 

1) договор поставки. В этом случае у лизингодателя возникнут права и обязанности, предусмотренные для покупателя в параграфе 3 главы 30 Гражданского кодекса РФ. К отношениям сторон будут применяться нормы о сроке поставки (ст. 506 ГК РФ), о доставке и выборке товаров (ст. 510 и 515 ГК РФ) и т. д.;

 

2) договор купли-продажи как разовую сделку. В такой ситуации будут действовать только общие положения о купле-продаже.

 

Вопрос: Стоит ли лизингодателю настаивать на заключении трехстороннего договора купли-продажи, где третья сторона – лизингополучатель?

Ответ: Нет, не стоит.

 

Договор купли-продажи является по своей правовой природе двусторонним договором, где одна сторона – продавец, вторая – покупатель (п. 1 ст. 454 ГК РФ). В роли покупателя лизингового имущества выступает только лизингодатель (ст. 665 ГК РФ, абз. 2 п. 1 ст. 4 Закона о лизинге). Для лизингополучателя возможность действовать в качестве отдельной стороны договора купли-продажи законом не предусмотрена.

 

Вместе с тем, на практике нередко встречаются так называемые трехсторонние договоры купли-продажи, где третья сторона именуется как лизингополучатель (постановления ФАС Московского округа от 20 декабря 2012 г. по делу № А40-40764/12-76-397, ФАС Центрального округа от 19 декабря 2012 г. по делу № А36-4151/2010, ФАС Северо-Западного округа от 23 апреля 2010 г. по делу № А56-14184/2009). Споров, связанных с признанием таких договоров недействительными, не возникало. Суды применяют к отношениям сторон такие же правила, как и для обычного (двустороннего) договора купли-продажи лизингового имущества (например, правила об ответственности продавца по ст. 670 ГК РФ).

 

Обязанности по трехстороннему договору купли-продажи распределяются следующим образом:

  • обязанность продавца – передать имущество в собственность покупателю (т. е. лизингодателю);
  • обязанность покупателя (лизингодателя) – оплатить имущество;
  • обязанность лизингополучателя – принять имущество от продавца.

 

Таким образом, обязанности по оплате и приемке товара, предусмотренные законом для покупателя, распределяются между лизингодателем и лизингополучателем. Отвечает ли это интересам лизингодателя? Скорее всего, нет.

 

Во-первых, договор лизинга может предусматривать, что продавец передает имущество непосредственно лизингодателю, а тот в свою очередь самостоятельно передает его лизингополучателю. В такой ситуации условие трехстороннего договора купли-продажи об обязанности лизингополучателя принять товар непосредственно от продавца будет противоречить условиям договора лизинга. Поэтому от заключения трехстороннего договора нужно отказаться.

 

Но даже если стороны договора лизинга не согласовали условие о передаче лизингового имущества либо прямо предусмотрели, что продавец передает имущество лизингополучателю, то все равно не имеет смысла указывать лизингополучателя в качестве стороны договора купли-продажи. Целесообразно прописать в договоре купли-продажи, что лизингополучатель – это лицо (но не сторона договора), которому продавец должен передать товар (п. 1 ст. 458, п. 1 ст. 509 ГК РФ).

 

Если же предусмотреть, что лизингополучатель – именно отдельная сторона договора, будут нарушаться правила статьи 454 Гражданского кодекса РФ (что уже само по себе может стать поводом для дальнейших споров, в частности, относительно правовой природы договора, его действительности и заключенности). При этом у лизингодателя не возникнет каких-либо значительных преимуществ по сравнению с ситуацией, когда заключен обычный двусторонний договор купли-продажи. Дело в том, что отношения между лизингодателем, лизингополучателем и продавцом регулируются императивными нормами закона. Сформулировать в трехстороннем договоре купли-продажи правила, противоречащие таким нормам, запрещается. К примеру, лизингодатель, самостоятельно выбравший продавца, не вправе включить в трехсторонний договор условие о том, что покупатель не несет ответственности перед лизингополучателем за нарушения, допущенные продавцом. Даже если договор будет содержать такое условие, суд при рассмотрении спора укажет, что оно противоречит пункту 2 статьи 670 Гражданского кодекса РФ. В итоге суд применит правила об ответственности продавца, предусмотренные законом, и решит, что продавец и лизингодатель (покупатель по трехстороннему договору) – солидарные должники.

 

Вывод: от заключения трехстороннего договора купли-продажи лизингодателю имеет смысл отказаться в любом случае.

 

Вопрос: Вправе ли лизингодатель вместо договора купли-продажи (поставки) заключить иной договор, направленный на получение лизингового имущества в собственность?

 

Закон устанавливает, что не вправе.

 

По закону лизингодатель может стать собственником лизингового имущества только посредством заключения договора купли-продажи с продавцом такого имущества (абз. 2 п. 2 ст. 15 Закона о лизинге). Гражданский кодекс РФ регулирует отношения только между продавцом, лизингодателем и лизингополучателем (ст. 665, 667, 670, п. 1 ст. 668 ГК РФ).

 

Вместе с тем, на практике встречаются ситуации, когда лизингодатель получает право собственности на лизинговое имущество посредством заключения других договоров. Рассмотрим, правомерно ли это.

 

Ситуация 1. Лизингодатель заключает договор поручения (агентский договор по модели договора поручения), направленный на приобретение лизингового имущества.

 

Представляется, что в этом случае требования закона не нарушаются, поскольку покупателем предмета лизинга становится сам лизингодатель. Так, лизингодатель поручает другому лицу (поверенному или агенту) заключить договор купли-продажи с продавцом лизингового имущества. При этом поверенный (агент) действует от имени клиента (п. 1 ст. 971, абз. 3 п. 1 ст. 1005 ГК РФ). Другими словами, права и обязанности по договору купли-продажи возникают непосредственно у лизингодателя, несмотря на то что такой договор подписывает представитель организации-посредника.

 

Ситуация 2. Лизингодатель заключает договор комиссии (агентский договор по модели договора комиссии), направленный на приобретение лизингового имущества.

 

Такая ситуация намного сложнее предыдущей, поскольку в качестве покупателя действует не лизингодатель, а посредник – комиссионер или агент (абз. 2 п. 1 ст. 990, абз. 2 п. 1 ст. 1005 ГК РФ). Вместе с тем, именно лизингодатель становится собственником лизингового имущества (п. 1 ст. 996 ГК РФ). В итоге в лизинг предоставляется вещь, приобретенная для лизингодателя третьим лицом.

 

Правомерна ли такая схема?

 

С одной стороны, лизингодатель не нарушает правила статьи 665 Гражданского кодекса РФ: он становится собственником имущества, приобретенного у продавца, и предоставляет это имущество во временное владение и пользование лизингополучателю.

 

С другой стороны, лизингодатель не выступает в роли покупателя имущества, в связи с чем возникает ряд вопросов. Например, неясно, кто должен уведомить продавца о намерении передать товар в лизинг – посредник (покупатель) или лизингодатель (ст. 667 ГК РФ). Трудно сказать, может ли лизингодатель предъявить претензии к продавцу, нарушившему свои обязательства (п. 1 ст. 670 ГК РФ). Наконец, непонятно, кто именно – продавец, посредник, лизингодатель (либо все сразу) – будет нести ответственность перед лизингополучателем, если продавец, выбранный лизингодателем, нарушит обязательства по договору купли-продажи (п. 2 ст. 670 ГК РФ).

 

Поскольку однозначные ответы на перечисленные вопросы отсутствуют, лизингодателю имеет смысл отказаться от приобретения лизингового имущества через комиссионера (агента, действующего в качестве комиссионера). В противном случае будет велика вероятность возникновения спора между сторонами. Причем спрогнозировать, какое решение вынесет суд, рассматривающий спор, окажется непросто.

 

Ситуация 3. Лизингодатель получает предмет лизинга по договору на изготовление и поставку товара.

 

Суды считают, что лизингодатель может стать собственником лизингового имущества не только по договору купли-продажи (в его чистом виде), но и по смешанному договору, содержащему в себе элементы договора купли-продажи и договора подряда.

 

В частности, лизингодатель может заключить с лицом, названным в договоре лизинга в качестве продавца, договор, который будет направлен на изготовление имущества (например, уникального лизингового оборудования) и его последующую продажу.

 


Пример из практики: несмотря на заключение лизингодателем договора на изготовление и поставку товара вместо договора купли-продажи, суд применил к отношениям между заказчиком, исполнителем и лизингополучателем нормы, регулирующие отношения между сторонами договора лизинга и продавцом лизингового имущества 

ЗАО «Л.» (лизингодатель) заключило с ООО «Р.» (лизингополучатель) договор лизинга, по которому лизингодатель обязался приобрести в собственность линию для производства профнастила (лизинговое имущество) и передать ее лизингополучателю во временное владение и пользование.

Затем ЗАО «Л.» (заказчик), ООО «Э.» (исполнитель) и ООО «Р.» (лизингополучатель) заключили трехсторонний договор на создание и передачу научно-технической продукции (по сути смешанный договор на изготовление и поставку товара). Исполнитель обязался изготовить, смонтировать, провести пусконаладку и передать в собственность заказчику лизинговое имущество. Стороны предусмотрели, что исполнитель будет выполнять работу и передавать ее результат заказчику поэтапно.

Лизингополучатель перечислил лизингодателю сумму авансового платежа по договору лизинга. Лизингодатель, действующий по трехстороннему договору в качестве заказчика, оплатил первый этап работы. Однако исполнитель не передал часть лизингового имущества в установленный срок. В связи с этим лизингополучатель обратился в суд с требованием о взыскании с лизингодателя суммы перечисленного аванса.

Суд установил, что по договору лизинга продавца лизингового имущества выбрал лизингополучатель. При наличии такого условия в договоре лизингодатель не отвечает перед лизингополучателем за выполнение продавцом требований, вытекающих из договора купли-продажи (п. 2 ст. 670 ГК РФ). По этой причине суд отказал лизингополучателю в удовлетворении иска (постановление ФАС Московского округа от 16 июня 2011 г. № КГ-А40/5457-11 по делу № А40-90522/10-105-801, определением ВАС РФ от 17 октября 2011 г. № ВАС-12773/11 отказано в передаче дела в Президиум ВАС РФ для пересмотра в порядке надзора).

Таким образом, суд посчитал, что в отношениях между сторонами договора лизинга и первоначальным собственником лизингового имущества правовой статус изготовителя имущества приравнивается к статусу продавца имущества.


 

Как уведомить продавца лизингового имущества о цели приобретения товара

 

По закону лизингодатель, заключающий договор купли-продажи предмета лизинга, обязан уведомить продавца о том, что имущество приобретается для передачи его в аренду лизингополучателю (ст. 667 ГК РФ). Таким образом, уведомление должно содержать указание:

  • на цель заключения договора купли-продажи – последующее предоставление товара в лизинг;
  • на конкретное лицо, которому имущество будет предоставлено во временное владение и пользование.

 

Вместе с тем, закон не конкретизирует, в какой форме лизингодатель должен уведомить продавца.

 

Оптимальный вариант – оформить уведомление в виде отдельного условия договора купли-продажи. Подписав договор, продавец не сможет обвинить лизингодателя в том, что тот не предупредил контрагента о цели приобретения имущества.

 


Пример того, как включить в договор купли-продажи уведомление о намерении передать имущество в лизинг

«Покупатель приобретает товар для последующей передачи его во временное владение и пользование обществу с ограниченной ответственностью «Альфа», действующему в качестве лизингополучателя по договору лизинга от 29 марта 2013 г. № 1».


 

Допускается оформить уведомление в виде приложения к договору купли-продажи. Если стороны подпишут такое приложение одновременно с договором (в один и тот же день), продавцу, вероятнее всего, не удастся доказать, что он не был осведомлен о намерении контрагента предоставить имущество в лизинг.

 


Пример из практики: суд указал, что уведомление о последующей передаче товара в лизинг можно оформить в виде приложения к договору купли-продажи лизингового имущества 

ООО «А.» (лизингодатель) заключило с ООО «Ф.» (лизингополучатель) договор лизинга, по которому лизингодатель обязался приобрести оборудование у ООО «П.» (продавца) и передать его лизингополучателю во временное владение и пользование.

Во исполнение договора лизинга лизингодатель заключил с продавцом договор купли-продажи оборудования. Сам договор не содержал указания на то, что товар будет передан в лизинг. Однако стороны подписали приложение к договору с информацией о намерении ООО «А.» предоставить оборудование в лизинг ООО «Ф.».

На следующий день ООО «Ф.» с согласия лизингодателя заключило с ЗАО «Д.» (сублизингополучатель) договор сублизинга. В итоге оборудование стал использовать сублизингополучатель. При этом к ЗАО «Д.» перешло право предъявлять требования к продавцу (абз. 2 п. 1 ст. 8 Закона о лизинге).

Установив, что оборудование не работает, сублизингополучатель направил в адрес продавца письмо с предложением устранить обнаруженные дефекты или заменить дефектный товар другим.

Продавец посчитал, что при подписании приложения к договору купли-продажи он действовал под влиянием заблуждения относительно правовой природы сделки. В результате продавец предъявил к лизингодателю и лизингополучателю иск о признании приложения к договору недействительным. В обоснование своей позиции истец сослался на то, что он не был намерен становиться участником лизинговых отношений. Покупатель (лизингодатель) нарушил требование статьи 667 Гражданского кодекса РФ, поскольку стороны подписали приложение к договору купли-продажи задним числом, то есть уже после совершения сделки и оплаты оборудования. Следовательно, продавец не должен нести ответственность перед сублизингополучателем.

Суд установил, что лизингодатель исполнил обязанность по уведомлению продавца надлежащим образом. Так, стороны подписали договор купли-продажи оборудования и приложение к договору в один и тот же день. Приложение представляло собой уведомление, предусмотренное статьей 667 Гражданского кодекса РФ. Следовательно, у суда нет оснований считать сделку недействительной в силу статьи 168 Гражданского кодекса РФ.

Кроме того, суд установил, что продавец подписал трехсторонний акт приема-передачи оборудования, выставил сублизингополучателю счет на оплату технико-эксплуатационного обслуживания и передал ему запасные части оборудования. Все это свидетельствует о том, что истец был осведомлен о целях заключения договора купли-продажи.

Довод истца о том, что сделка совершена под влиянием заблуждения, суд во внимание не принял, так как истек срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной (п. 2 ст. 181 ГК РФ).

Поскольку лизингодатель, оформивший уведомление в виде приложения к договору купли-продажи, не нарушил требование статьи 667 Гражданского кодекса РФ и поскольку продавец не смог доказать факт подписания приложения под влиянием заблуждения, суд отказал истцу в удовлетворении требования (постановление ФАС Северо-Западного округа от 19 сентября 2011 г. по делу № А56-58814/2010).


 

Не запрещает закон предупредить продавца о намерении передать товар в лизинг путем направления отдельного документа – уведомления. Главное, чтобы продавец получил такое уведомление раньше момента заключения договора купли-продажи. Вместе с тем, лучше не рисковать и включить уведомление непосредственно в текст договора купли-продажи. В противном случае (т. е. при направлении уведомления в виде отдельного письма) есть вероятность того, что продавец попытается оспорить факт предупреждения о цели приобретения имущества.

 

Внимание! Нарушение обязанности по уведомлению продавца о передаче товара в лизинг влечет негативные последствия для лизингодателя.

 

В законе не установлены санкции за неуведомление продавца о намерении покупателя (лизингодателя) предоставить приобретенное имущество в лизинг. В судебной практике единая позиция по вопросу об ответственности лизингодателя за это нарушение отсутствует.

 

Однако несмотря на такую неопределенность, лизингодателю стоит иметь в виду, что при несоблюдении требования статьи 667 Гражданского кодекса РФ всегда возникают риски. Так, в случае спора с продавцом, которого лизингодатель не уведомил должным образом, суд может прийти к одному из следующих выводов:

  • договор купли-продажи лизингового имущества является недействительным на основании статьи 168 Гражданского кодекса РФ;
  • договор купли-продажи считается действительным, поскольку «само по себе отсутствие указания о цели приобретения имущества не влияет на действительность заключенного Договора» (постановление ФАС Северо-Западного округа от 19 сентября 2011 г. по делу № А56-58814/2010). Однако это не освобождает лизингодателя, нарушившего свою обязанность по уведомлению продавца, от ответственности. В частности, лизингодатель должен возместить контрагенту убытки, причиненные ненадлежащим исполнением обязательства (ст. 15, 393 ГК РФ). К числу таких убытков можно отнести, например, расходы продавца по транспортировке лизингового имущества к месту нахождения лизингополучателя.

 

Вместе с тем, продавец не вправе потребовать от лизингодателя выплаты неустойки за неуведомление о цели приобретения имущества. Дело в том, что сама по себе обязанность лизингодателя по предупреждению продавца является по своей правовой природе преддоговорной. Другими словами, продавец должен узнать о намерении контрагента предоставить товар в лизинг еще до момента заключения договора купли-продажи (либо непосредственно при заключении путем согласования соответствующего условия). В самом договоре невозможно сформулировать правило о том, что покупатель, нарушивший требование статьи 667 Гражданского кодекса РФ, уплачивает неустойку. Ведь даже если предположить, что покупатель действительно нарушит такое требование, он сделает это еще до возникновения договорных отношений.

 

Как сформулировать условия договора купли-продажи лизингового имущества

 

При согласовании общих условий договора купли-продажи (в частности, договора поставки) лизингодателю (покупателю) нужно учитывать положения договора лизинга.

 

В частности, при формулировке условия о предмете важно проследить за тем, чтобы характеристики товара (вид, комплектность, количество и т. д.) совпадали с характеристиками лизингового имущества, указанного в договоре лизинга. Другими словами, лизингодателю стоит убедиться, что он приобретает именно то имущество, которое должен предоставить в лизинг. В противном случае (например, если лизингодатель передаст в аренду автомобиль другой марки) лизингополучатель, вероятнее всего, предъявит к контрагенту требования в связи с нарушением обязанности по передаче предмета лизинга.

 

Кроме того, лизингодателю имеет смысл проверить, установлен ли в договоре лизинга порядок передачи лизингового имущества. Если этот порядок стороны не согласовали, то отношения по передаче имущества будут регулироваться правилами пункта 1 статьи 668 Гражданского кодекса РФ, согласно которым:

  • продавец передает товар лизингополучателю;
  • передача осуществляется по месту нахождения лизингополучателя.

 

Лизингодателю имеет смысл настоять на закреплении аналогичных правил в договоре купли-продажи. Впоследствии это поможет избежать возможных споров и недопонимания с продавцом.

 


Пример формулировки условия о передаче товара по правилам пункта 1 статьи 668 Гражданского кодекса РФ

«Продавец обязуется передать товар обществу с ограниченной ответственностью "Восток" (лизингополучателю по договору лизинга от 18 апреля 2013 г. № 1) путем доставки по адресу: г. Москва, ул. Михалковская, д. 20».


 

Если при заключении договора лизинга стороны согласовали порядок передачи лизингового имущества, то такой же порядок стоит прописать в договоре купли-продажи. Причем этот порядок может отличаться от правил пункта 1 статьи 668 Гражданского кодекса РФ.

 

К примеру, договор лизинга может предусматривать, что лизингодатель самостоятельно передает имущество контрагенту. В этом случае лизингодателю имеет смысл настоять на включении в договор купли-продажи условия о том, что продавец передает товар именно покупателю, а не лизингополучателю.

 

Возможен и другой вариант: в договоре лизинга предусмотрено, что продавец передает имущество лизингополучателю, однако делает это по месту своего нахождения (а не по месту нахождения лизингополучателя).


По материалам открытых источников